Cлово "PASTERNAK"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Иванов Вячеслав: К истории поэтики Пастернака футуристического периода
Входимость: 16.
2. Каган Ю. М.: Об "Апеллесовой черте" Бориса Пастернака
Входимость: 4.
3. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. Вступительная статья В. Ю. Афиани
Входимость: 4.
4. Кацис Леонид: Начальная пора
Входимость: 3.
5. Блох А.: На пути. 1946-1957
Входимость: 2.
6. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 2.
7. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 1.
8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Фриц Брюгель
Входимость: 1.
9. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 4)
Входимость: 1.
10. Николаев А. И.: О некоторых особенностях переводов стихов Бориса Пастернака на английский язык
Входимость: 1.
11. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 5)
Входимость: 1.
12. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 1.
13. Дом - музей Бориса Пастернака в Переделкине
Входимость: 1.
14. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 1.
15. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 2)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Иванов Вячеслав: К истории поэтики Пастернака футуристического периода
Входимость: 16. Размер: 61кб.
Часть текста: молодого Пастернака к футуризму[1]. Этому предшествовал еще меньший отрезок времени, который позднее в «Охранной грамоте» Пастернак охарактеризует как свое вхождение в «эпигонскую» группу, представлявшую по его словам «влеченье без огня и дара» (V, 213)[2] . «Близнец в тучах», заслуживающий названия «предфутуристического»[3] сборника, но в основном следующий принципам поэзии поздних символистов и особенно Анненского[4], писался в то время, когда Пастернак еще был участником объединения «Лирика», возглавлявшегося и поддерживавшегося Юлианом Анисимовым[5]. Едва ли к последнему приложимо полностью замечание о недаровитости эпигонов: напомню, что к стихотворению Анисимова “Cура” восходит первая половина начальной строки блоковского «На небе - празелень»; хотя Блок и назвал анисимовские стихи «очень бледными», но именно это поэтическое применение названия иконописной краски, содержавшееся в анисимовском стихотворном сборнике «Обитель», перед тем- в 1913г. - посланном ему автором с почтительной надписью, Блок невольно запомнил и использовал во втором стихотворении цикла «Кармен» в следующем 1914г.[6]. Позже Пастернак, не смягчая своего приговора по поводу дилетантства Анисимова, в своем первом опыте мемуаров...
2. Каган Ю. М.: Об "Апеллесовой черте" Бориса Пастернака
Входимость: 4. Размер: 41кб.
Часть текста: (3). Повесть эту Б. Л. Пастернак начал весной 1915 года, через три года после знакомства с курсами знаменитых философов-неокантианцев Г. Когена и П. Наторпа и увлеченности ими во время летнего семестра в Марбурге, даже "экзальтированной влюбленности" (4) в первого из них. Издатели в "Русской мысли", в "Летописи" отвергли повесть. Не поняв, не сумев ее оценить. Из "Русской мысли" рукопись вернули с обидными "материалами обсуждения в редакции" (5). В конце 1916 года Пастернак сообщал: "... написана была вещь с увлечением и подъемом /.../ я делал не одну попытку прозой заняться, клонясь в сторону техничности. И не в силу ли этого остались они бесплодны? Так что осудить совершенно "Апеллесову черту" я не мог бы по справедливости" (6). Опубликована повесть была в 1918 году. Сейчас, спустя десятилетия, многое в ней остается загадочным, несмотря на все комментарии, несмотря на существование специальной монографии, посвященной ранним прозаическим фрагментам Пастернака, в которых речь идет о герое почти с тем же странным именем, каким наделен один из героев повести (7). Заглавие повести и эпиграф, предпосланный ей, напоминают читателю о древнегреческом живописце Апеллесе, который жил во второй половине IV в. до н. э., то есть при Александре Македонском. Заглавие и эпиграф связаны в повести одним и тем же именем, поэтому — сначала о них. Произведения Апеллеса не сохранились, но известны их названия и описания картин художника. Его кисти принадлежала, в частности, картина "Анадиомена", изображавшая богиню любви Афродиту, выходящую из моря и выжимающую мокрые...
3. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. Вступительная статья В. Ю. Афиани
Входимость: 4. Размер: 33кб.
Часть текста: Бориса Леонидовича Пастернака «Доктор Живаго». Спустя год после публикации романа, 23 октября 1958 г., Пастернаку была присуждена Нобелевская премия по литературе «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа». 1 Однако прошло много лет, прежде чем русский читатель познакомился с этой запрещенной в СССР книгой. Перипетии истории издания романа и кампания травли его автора, развернувшейся после решения членов Шведской академии, сами достойны пера романиста. Эти события освещалась в воспоминаниях, литературоведческих трудах, в публикациях документов из личных архивов. Многие годы под спудом лежали официальные документы «крестового похода» против поэта. Не зная содержания этих документов, о многом, что происходило за кулисами власти, можно было только догадываться. Решения о судьбе Пастернака принимались в ЦК КПСС, здесь против него разрабатывались политические и идеологические акции. Хрущев, Брежнев, Суслов, Фурцева и другие властители лично знакомились с прошлым поэта, его отношениями с людьми, по перехваченным обрывкам высказываний, выдержкам из писем и произведений принимали решения, выносили не подлежащие обжалованию...
4. Кацис Леонид: Начальная пора
Входимость: 3. Размер: 22кб.
Часть текста: не исчезало из поля зрения даже широкого читателя и зрителя. Тут достаточно назвать лишь многосерийный фильм «Доктор Живаго» по сценарию Ю. Арабова, который даже в широкой печати привел к обсуждению проблемы «похоже» – «не похоже» на роман, и крайне объемное сочинение Д. Быкова в серии «ЖЗЛ», которое не только получило премию за толщину корешка его «Большой книги», но и удостоилось широченной рекламной кампании, в которой имя Б. Пастернака тоже иногда «звучало» в кавычках. Между тем, ни эстетский фильм Ю. Арабова, ни национальный масскультурный бестселлер Д. Быкова, довольно подробно и нелицеприятно отрецензированный и в «Лехаиме» Н. Александровым, никак не могут претендовать на звание событий знаковых или принципиальных для тех, кто следит за динамикой изменения наших знаний об авторе «Доктора Живаго». В сущности, даже шесть первых томов нового собрания сочинений поэта, несмотря на ряд важных вариантов, черновиков и комментариев, существенно дополнивших предыдущее 5-томное собрание, ничего принципиально не изменили в знакомой картине жизни и творчества «собеседника рощ». Скажем сразу, еврейский вопрос для Бориса Пастернака всегда был болезненным и трудным. Непреодоленная двойственность еврейского происхождения и христианской направленности...
5. Блох А.: На пути. 1946-1957
Входимость: 2. Размер: 29кб.
Часть текста: претендентов на нобелевскую награду, много лет представлявшихся авторитетными знатоками литературы первой половины нового столетия. Лауреатом Нобелевской премии 1946 года стал тогда выдающийся немецкий романист Герман Гессе, проживавший в Швейцарии и особо прославившийся в годы Второй мировой войны романом-утопией «Игра в бисер» — итогом многолетних нравственных исканий, который появился на книжных полках в 1943 году. Осталось нереализованным и повторное представление Бауры в следующем, 1947 году. И тогда награду присудили более чем достойному претенденту — французскому писателю и эссеисту Андре Жиду, который также номинировался в предыдущие годы не единожды. В следующем, 1948 году очередного предложения от оксфордского поклонника творчества Пастернака в Нобелевском комитете так и не дождались. Третье предложение Бауры было зафиксировано в номинационном списке лишь год спустя — в 1949-м. О причинах пропуска 1948 года остается только гадать. Напрашивается и вполне банальное предположение: запоздало поступление номинации по почте в Стокгольм, то есть пришло после 31 января соответствующего года. По узаконенному в нобелевских комитетах регламенту в подобных случаях такие номинации не аннулируются, а переносятся на рассмотрение на следующий год. В данном случае на год 1949-й. Что в реальности и имело быть... Тем не менее и в 1948 году кандидатура Бориса Леонидовича...

© 2000- NIV