Cлова на букву "A"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
2ABBA
1ABBE
1ABRAHAM
4ACADEMIA
4ACH
2ADAGIO
2AGE
1AGREEMENT
1AIME
1ALICE
2ALL
1ALLA
2ALLEGRO
1ALS
1ALSO
3ALTER
1AMOR
2ANDRE
2ANGELA
1ANGELE
1ANGELO
2ANN
1ANNE
1ANNO
1ANTE
1ANTHOLOGY
1ANXIETY
1APPEAL
2ARBOR
6ARCHIVE
1ARDEN
1ARE
1ARIES
1ARRANGED
2ARS
2ART
1ARTE
1ASPIRANT
1AUCH
2AUF
1AURA
1AUTO
2AVAIT
1AVANT
1AVOIR

Несколько случайно найденных страниц

по слову ACADEMIA

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 1. Размер: 63кб.
Часть текста: Его здоровым симптомам не верили и их стыдились. Писали о крушении надежд и чаяний и, пользуясь преимуществами политической неопределенности, считали их признаками наступившего упадка Блок печатал в "Золотом руне" критические обзоры. Один из первых был назван "Безвременье". Лето 1907 года Пастернаки проводили в старинном подмосковном имении Н. В. Путяты Райки, расположенном на высоком северном берегу Клязьмы, в районе Щелкова. Теперь в нем находится санаторий Министерства иностранных дел. В начале века имение принадлежало богатому дельцу Некрасову, и многочисленные построенные в разное время и в разном стиле дома в парке сдавались внаем. Один из них снимала на лето семья замечательного инженера-строителя Александра Вениаминовича Бари, младшая дочь которого Ольга Александровна была художницей и ученицей Леонида Пастернака. По их совету Пастернаки заняли белый одноэтажный дом, просторный и высокий, с большим крыльцом-террасой. Там они прожили летние месяцы 1907, 1908 и 1909 годов Близкое знакомство с соседями по Райкам не прерывалось и впредь Многие из них стали моделями портретов Леонида Пастернака Там жил с семьею также известный врач Лев Григорьевич Левин старый друг Пастернаков еще с Одесских времен, расстрелянный в l938 году по обвинению в отравлении М. Горького. В числе корреспондентов Леонида Пастернака в ту весну появился англичанин по фамилии Винсент. Справедливо предполагая что...
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 2. Размер: 88кб.
Часть текста: статья о творчестве Б. Л. в форме открытого письма к нему. О замысле этой статьи я рассказал Б. Л. Он был всерьез испуган, ибо считал, что раз статья будет написана в форме открытого письма, — ему придется отвечать. Испуг этот был вызван не содержанием ста­тьи1 (я о нем и не говорил Б. Л.), а самим фактом того, что, может, придется отвечать. Дальнейшие встречи — вплоть до вечера Яхонтова, посвя­щенного Маяковскому (кажется, в 1932 г.), в Малом зале консер­ватории, — малопримечательны и неинтересны. Они не запомни­лись почти. На этом же вечере Яхонтова, выйдя с Борисом Леонидови­чем во время перерыва в курительную комнату, мы сразу вступи­ли в горячий, взволнованный разговор о Маяковском. Б. Л. рас­сказывал, как до революции он явился однажды к Маяковскому в Питере в номер гостиницы, где он тогда жил. Дело было утром. Маяковский вставал с постели и, одеваясь, вслух читал «Облако в штанах» (куски из которого только что прочел Яхонтов, что и навело Б. Л. на это воспоминание)2. Горячая, не сдерживаемая ничем любовь к Маяковскому как к поэту и человеку наполня­ла все фразы Пастернака. В конце концов он расплакался как ребенок... Значительно раньше, примерно в 1929 г., — первый разговор с Б. Л. по телефону. Я писал заметку о нем в МСЭ и просил по те­лефону дать его библиографию. Б. Л. нелепо извинялся за то, что ему надо на...
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Яков Черняк
Входимость: 1. Размер: 27кб.
Часть текста: и водой, отсыревшие и разбухшие2. «Когда я их увидал, у меня слезы подступили к горлу... и не потому, что это мои книги, жалко и т. п., нет... ведь это просто больно, когда так обращаются... Часть книг находится в цензуре. Цензор их забрал, что называет­ся, на вес». Безобразие и анекдот. Им забраны книги с пометкой Р. Ц. 3, изданные во время революции в России, увезенные Пас­тернаком из России года полтора тому назад и возвращающиеся теперь. Среди книг, задержанных цензором, например, русский старый перевод Диккенса, современные немецкие революцион­ные издания и пр. Пастернак пристыдил цензора, и тот, кажется, на днях выдаст ему все. По поводу этого Пастернак говорит: «Цензор меня знает, заявляет: вы человек известный, вам все бу­дет выдано, — а что, — прибавляет Пастернак, — если бы я был менее известен, не получить мне тогда книг?» 19 ноября <...> Вчера был у К. Локса; виделся там с Пастернаком. Боря в унынии. Говорит, что «знает теперь — вещь его неудачна»... В «ЛЕФе» организовали «комиссию» для оценки этой вещи. (Ка­ково! — это товарищи по группе и художественному единомыс­лию; это Третьяков будет судьей Пастернака, поэт, которого сами лефовцы квалифицируют как «опытного (!) вульгаризатора»? А роль Асеева в этом деле!.. Руками разведешь на эту «теплую компанию».) ...

© 2000- NIV