Cлова на букву "A"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
2ABBA
1ABBE
1ABRAHAM
4ACADEMIA
4ACH
2ADAGIO
2AGE
1AGREEMENT
1AIME
1ALICE
2ALL
1ALLA
2ALLEGRO
1ALS
1ALSO
3ALTER
1AMOR
2ANDRE
2ANGELA
1ANGELE
1ANGELO
2ANN
1ANNE
1ANNO
1ANTE
1ANTHOLOGY
1ANXIETY
1APPEAL
2ARBOR
6ARCHIVE
1ARDEN
1ARE
1ARIES
1ARRANGED
2ARS
2ART
1ARTE
1ASPIRANT
1AUCH
2AUF
1AURA
1AUTO
2AVAIT
1AVANT
1AVOIR

Несколько случайно найденных страниц

по слову ALTER

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 5)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
Часть текста: страница 5) Глава IX. Когда разгуляется 1956-1960 12 Много времени отнимала обширная переписка. В нее хотелось вложить все недосказанное в жизни, продуманное и понятое. Основные положения своей ненаписанной статьи о "Фаусте" он послал в Штутгарт, в Музей Фауста. О Рабиндранате Тагоре писал исследователю его творчества Чаттерджи, через индийского поэта Амиа Чакраварти, бывшего секретарем Тагора, передавал благодарность Джавахарлалу Неру "за благодетельное влияние" на его судьбу. Во Францию шли письма о назначении современной поэзии, об отживших новаторских приемах в искусстве, как "изнанке души" и болезни индивидуальности. О своем отношении к музыке он писал немецкой корреспондентке Ренате Швейцер. Внезапно он узнал о намерении некоего Хозе Виллалонга устроить ему поездку по Европе и Америке с циклом лекций о русской поэзии и теории литературы и просил друзей "пресечь эту трепотню". Бесчисленные письма он получал от бельгийского инженера-электрика А. Мато, который регулярно оповещал...
2. * * * (Все наклоненья и залоги)
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Часть текста: * * Bсе наклоненья и залоги Изжеваны до одного. Хватить бы соды от изжоги! Так вот итог твой, мастерство? На днях я вышел книгой в праге. Она меня перенесла B те дни, когда с заказом на дом От зарев, догоравших рядом, Я верил на слово бумаге, Облитой лампой ремесла. Бывало, снг несет вкрутую, Что только в голову придет. Я сумраком его грунтую Свой дом, и холст, и обиход. Bсю зиму пишет он этюды, И у прохожих на виду Я их переношу оттуда, Таю, копирую, краду. Казалось альфой и омегой- Мы с жизнью на один покрой; И круглый год, в снегу, без снега, Она жила, как alter еgo, (*) И я назвал ее сестрой. ------------------------------- (*) другое "я", двойник (лат.) Землею был так полон взор мой, Что зацветал, как курослеп С сурепкой мелкой неврасцеп, И пил корнями жженый, черный Цикорный сок густого дерна, И только это было формой, И это - лепкою судеб. Как вдруг - издание из праги. Как будто реки и овраги Задумали на полчаса Наведаться из грек в варяги, В свои былые адреса. С тех пор все изменилось в корне. Мир стал невиданно широк. Так революции ль порок, Что я, с годами все покорней, Твержу, не знаю чей, урок? Откуда это? Что за притча, Что пепел рухнувших планет Родит скрипичные капричьо? Талантов много, духу нет. Поэт, не принимай на веру Примеров дантов и торкват....
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 1. Размер: 49кб.
Часть текста: После нее Пастернак перестал быть одним из многих — она властно выдвинула его в первые ряды русских поэтов. Чудесно тут все — и фантастическая плодовитость автора, за лето и осень 1917 года написавшего полторы книги стихов (часть «высевков», не попавших в «Сестру», отошла к «Темам и вариациям»); и ощущение счастья и гармонии, которым так и дышит лирика тревожнейшего периода русской истории; и то, что ассоциативные, импрессионистические, темные на первый взгляд стихи сделались цитатником для нескольких поколений. Два периода в своей биографии Пастернак считал счастливейшими: семнадцатый, когда он писал «Сестру», и конец сороковых — начало пятидесятых, когда создавался роман. Судьба, словно в предвидении будущего, каждому периоду русской революции подобрала летописца (прозаики почти не справились с задачей — явления мистические лучше удаются поэтам). Январь и февраль восемнадцатого достались Блоку («Двенадцать»), девятнадцатый и двадцатый — Цветаевой (лирика Борисоглебского переулка, «Лебединый стан»), двадцать первый — Ахматовой («Anno Domini 1921»), двадцать второй — Мандельштаму («Tristia»), двадцать третий — Маяковскому («Про это»). Семнадцатый — год Пастернака: это благодаря ему мы догадываемся, как все было. Пастернак и сам чувствовал, что это время ему сродни: во-первых, неоформившееся, бродящее, переходное, в рифму его долгому отрочеству. Во-вторых — страстное и неопытное, напрягшееся в предчувствии главного опыта: революция еще обольщает, с огнем еще играют,— но в сентябре все полыхнет, и нарастающий жар земли — так и горит под ногами!— у Пастернака передан безошибочно,...

© 2000- NIV