Cлово "POEM"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 4)
Входимость: 1.
2. Николаев А. И.: О некоторых особенностях переводов стихов Бориса Пастернака на английский язык
Входимость: 1.
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 1.
4. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 4)
Входимость: 1. Размер: 44кб.
Часть текста: в ЛЕФе широтой "эпического полотна", показав ложность такого противопоставления. Маяковский в своей статье "Как делать стихи", написанной весной 1926 года, отстаивал ценность фактического материала и обрушивался на "бред" разворачивания эпических полотен: "Надо разбить вдребезги сказку об аполитичном искусстве. Эта старая сказка возникает сейчас в новом виде под прикрытием болтовни о "широких эпических полотнах" (сначала эпический, потом объективный и, наконец, беспартийный), о большом стиле..." Маяковский противопоставлял "большому стилю" - корреспонденции рабселькоров. Но Пастернак ясно видел, что область предполагаемой реальности, фактический материал газетных и журнальных сообщений сплошь и рядом оборачивались сферой мелодраматического романтизма, представляющей жизнь плоской марионеточной ситуацией. В "Охранной грамоте" Пастернак писал, что жизнь обгоняет сказанную о ней правду, которая отстает и обманывает читателя: "В искусстве человек смолкает и заговаривает образ. И оказывается: только образ поспевает за успехами природы, образ обнимает жизнь, а не ищет зрителя. Его истины не изобразительны, а способны к вечному развитию". Обыгрывая слово "врать", которое по-русски "значит скорее нести лишнее, чем обманывать", он приходит к мысли, что "вранье" искусства больше соответствует истине, чем не нашедшая пластического воплощения правда, которую говорит честный человек. Маяковский в статье "Как делать стихи" выступал в роли учителя поэтической работы, показывая, как развивать в себе определенное умение. "Моя книга, - писал он, - нужна человеку, который хочет, несмотря ни на какие препятствия, быть поэтом..." Нигилистическое бунтарство теперь оборачивалось у Маяковского своеобразным эстетизмом...
2. Николаев А. И.: О некоторых особенностях переводов стихов Бориса Пастернака на английский язык
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Часть текста: ХХ века. Это объясняется не только высоким качеством его произведений, но и скандальной известностью романа «Доктор Живаго». Хотя шум вокруг романа и не имел отношения к эстетике, он в немалой степени способствовал увеличению популярности имени Бориса Пастернака у западного читателя. Не случайно, что наиболее часто на английский язык переводятся именно стихи Юрия Живаго – приложение к роману. Их переводили и известные переводчики, и просто любители поэзии. Из наиболее авторитетных имен можно назвать Г. Камена, Дж. Ревея, Р. Лоуэлла, Л. Пастернак-Слейтер, Е. Найдена, П. Франса, Дж. Столсворси, К. Барнеса и др. Переводила Пастернака и известный славист А. Пайман. В то же время перевод стихов Пастернака связан с огромными сложностями. Борис Пастернак при всей своей открытости европейской культуре – очень русский поэт. И проблема перевода заключается не только в языковом барьере, но и в несовпадении национальных стереотипов. Анализируя традиции переводов стихов Пастернака, К. Барнес замечал, что его пытались переводить либо близко к оригиналу, что делало переводы «неудобными» для восприятия английским читателем, либо в духе английской поэзии, что неизбежно влекло за собой серьезные расхождения с оригиналом[i] . Любопытно, что, как считает Барнес, именно этот второй путь избирал сам Пастернак, когда переводил Шекспира или Гете[ii]. Здесь мы сталкиваемся с извечной проблемой переводоведения. Метафорически она давно сформулирована следующим образом: кто есть переводчик – «соперник» (как считал еще В. А. Жуковский) или «слуга» (как считают многие профессиональные переводчики). Сам Пастернак настаивал на том, что поэта может переводить только поэт, что переводчик имеет право на серьезные искажения текста оригинала и что он (переводчик) обязан переводить на «родном» для себя поэтическом языке: «Вместе со многими я...
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 1. Размер: 72кб.
Часть текста: Ашукина <...> и Пастернака. Вчера был в «Зифе» у Черняка. Зашел поговорить о Панаевой. Вдруг кто-то кидается на меня и звонко целует. Кто-то брызжущий какими-то силами, словно в нем тысяча сжатых пружин. Пастернак. «Люби­те музыку. Приходите ко мне. Я вам пришлю Спекторского — вам первому — ведь вы подарили мне Л<омоносо>ву1. Что за чудес­ный человек. Я ее не видел, но жена говорит...» Оказывается, лет пять назад я рекомендовал Пастернака Ло­моносовой, когда еще муж ее не был объявлен мошенником. И вот за это он так фонтанно, водопадно благодарит меня. Сего­дня буду у него. 1931 27/XL Вчера за мной заехал к Кольцову Пильняк — в черном берете, любезный, быстрый, уверенный. <...> В доме у него два писателя. Платонов и его друг, про которых он говорит, что они лучшие писатели в СССР. <...> Мы перешли на диван в кабинет. У Пильняка застучали зубы. Он укутался в плед. На стене в кабинете висит портрет Пастерна­ка с нежной надписью: «Другу, дружбой с которым горжусь» — и внизу стихи, те, в которых есть строка: И разве я не мерюсь пятилеткой. Оказывается, эти стихи Пастернак посвятил Пильняку, но в «Новом мире» их напечатали под заглавием «Другу»2. Тут за­говорили о Пастернаке, и Пильняк произнес горячую речь, вос­хваляя его. Речь была очень четкая, блестящая по форме, издав­на обдуманная — Пастернак человек огромной культуры (нет, не стану пересказывать ее — испорчу — я впервые слыхал от П<ильня>ка такие мудрые отчетливые речи). Все слушали ее за­вороженные. 8/XIL <...> Вскоре после моего приезда в Ленинград,...
4. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 1. Размер: 128кб.
Часть текста: обусловившего победу объединенных сил мирового сообщества над фашизмом. С этим была связана вера в либерализацию советского режима во всех областях жизни, и в первую очередь ее духовной основы. «Если Богу угодно будет и я не ошибаюсь, в России скоро будет яркая жизнь, захватывающе новый век и еще раньше, до наступленья этого благополучия в частной жизни и обиходе, — поразительное огромное, как при Толстом и Гоголе, искусство», — писал Пастернак летом 1944 года. Неожиданный отклик своим мыслям и надеждам Пастернак нашел в деятельности английской группы персоналистов, издававшей журнал «Transformation». Пастернак писал С. Н. Дурылину 29 июня 1945 года о радости обретения идеологической близости с этой группой: в них он увидел «поворот людей издали лицом друг к другу, который их ничем не связывает и не обременяет, но в каких-то высших целях, не исчерпываемых жизнью каждого в отдельности, одухотворяет пространство веяньем единенья, без которого нет бессмертия». «За последние два года я, поначалу отрицательными путями, из нападок (здешних) на себя узнал о существовании молодого английского направления непротивленцев (escapistes). Эти люди были на фронте и воевали, но считали, что писать и говорить о войне можно только как об абсолютном обоюдостороннем зле. Их другое литературное прозвище — персоналисты, личностники. <...> Они выпускают альманах Transformation, нечто среднее между „превращеньем“, „перерождением“ и „преображением“. Им пишут статьи мыслящие представители англиканской церкви. Они много места уделяют крупнейшим завершителям европейского символизма, Прусту, Рильке, Блоку. <...> Они зачислили меня в свое братство, поместили „Детство Люверс“ в 1-м альманахе, и их издательство анонсировало выпуск тома моей прозы, за которым последуют стихи». В письме к сестрам, посланном с И. Берлином в конце декабря 1945 года, он ...

© 2000- NIV