• Наши партнеры
    Lgs.mekonglk.ru - доставка грузов из китая в москву
  • Cлова на букву "T"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1TABULA
    1TAG
    3TELEGRAPH
    5TEMP
    2TEMPO
    1TEMPORA
    1TEN
    1TERRE
    1TERRIBLE
    1TES
    1TETANUS
    3THAT
    1THEM
    1THEME
    1THERE
    1THEREIN
    1THESE
    2THEY
    1THOMA
    1THOU
    1THOUGHT
    1THROUGH
    1THUS
    7TIME
    1TIRED
    1TOD
    1TODAY
    1TON
    3TORINO
    1TOTO
    1TOUR
    1TOUS
    1TOUT
    1TOUTE
    2TOUTES
    4TRANSFORMATION
    5TRANSLATED
    1TRANSLATOR
    2TRIESTE
    1TRIP
    1TRISTAN
    3TRISTE
    2TWILIGHT

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову TIME

    1. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
    Входимость: 1. Размер: 84кб.
    Часть текста: от которых сохранилось определенное количество набросков и несколько стихотворений. Остальное, видимо, было уничтожено автором. Стихи «Близнеца в тучах» писались подряд как связная книга, которая должна была стать программной. Рядом писали и издавали такие же дебютные книжки два товарища Пастернака, Сергей Бобров и Николай Асеев, с которыми он вскоре составит футуристическую группу «Центрифуга». Книга действительно стала этапом в писательском самоопределении автора – только после нее он начинает говорить о своих литературных занятиях как о профессии. Окончив философское отделение историко-филологического факультета Московского университета весной 1913, Пастернак должен был определить для себя круг своих дальнейших занятий. Лето, проведенное на снимаемой родителями даче, было отдано размышлениям о предстоящем выборе профессионального пути. Этим летом он впервые пишет стихи не вдохновенными урывками, а повседневно, упорно и сосредоточенно – как потом будет всю жизнь. Осенью работа продолжается. После...
    2. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
    Входимость: 4. Размер: 128кб.
    Часть текста: и смерть. Это знают многие, однако долгая предыстория этих событий мало кому известна. Она, как в зеркале, отражает приливы и отливы политического гнета послевоенных лет, надежд на освобождение живого слова из-под власти лжи и насилия. Все началось на десять лет раньше, чем был написан и издан «Доктор Живаго», в 1946 году, когда возобновилось присуждение премий, прерванное войной. То было время светлых надежд на развитие всего лучшего, обусловившего победу объединенных сил мирового сообщества над фашизмом. С этим была связана вера в либерализацию советского режима во всех областях жизни, и в первую очередь ее духовной основы. «Если Богу угодно будет и я не ошибаюсь, в России скоро будет яркая жизнь, захватывающе новый век и еще раньше, до наступленья этого благополучия в частной жизни и обиходе, — поразительное огромное, как при Толстом и Гоголе, искусство», — писал Пастернак летом 1944 года. Неожиданный отклик своим мыслям и надеждам Пастернак нашел в деятельности английской группы персоналистов, издававшей журнал «Transformation». Пастернак писал С. Н. Дурылину 29 июня 1945 года о радости обретения идеологической близости с этой группой: в них он увидел «поворот людей издали лицом друг к другу, который их ничем не связывает и не обременяет, но в каких-то высших целях, не исчерпываемых жизнью каждого в отдельности, одухотворяет пространство веяньем единенья, без которого нет бессмертия». «За...
    3. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 5)
    Входимость: 1. Размер: 27кб.
    Часть текста: живых сил, литературой не затронутых, сказывались благотворно... Но все, что обращено в Близнеце и Барьерах к тогдашним литературным соседям и могло нравиться им - отвратительно, и мне трудно будет отобрать себя самого среди этих невольных приспособлений, и еще труднее - дать отобранному тот ход, который (о как я это помню!) я сам тогда скрепя сердце пресекал из боязни наивности и литературного одиночества. Отсюда и Центрифуга и Футуризм". В раздел, получивший название "Начальная пора", вошли 11 стихотворений из 21, составлявших книгу "Близнец в тучах". Почти заново были переписаны "Сон", "Вокзал", "Венеция", "Зима" и "Зимняя ночь". Раздел открывался тремя стихотворениями из альманаха "Лирика" 1913 года. Была переработана поэма "Город" 1916 года, "Наброски к фантазии "Поэма о ближнем" превратились в удивительные по лирической силе "Отрывки из поэмы". В стихотворении "Мельницы", написанном в 1915 году после поездки в Красную Поляну, образ мельниц приобрел более отчетливое символическое значение творческой личности, художника, то есть гения, каторжным трудом отрабатывающего "воздушную ссуду". Теперь перед ними всей жизни умолот. Все помыслы степи и все слова, Какие жара в горах придумала, Охапками падают в их постава. Пастернак намеревался посвятить это стихотворение Маяковскому, выявляя тем самым первоначальный импульс его написания. Но потом посвящение Маяковскому было перенесено на весь раздел "Поверх барьеров", включивший стихотворения 1914-1916 годов. В новых редакциях высвечивались биографические подробности, давались названия, уточняющие смысл изображенного или его географическую соотнесенность, снимались переходившие из одного стихотворения в другое повторяющиеся мотивы. Стихи объединялись в небольшие циклы из 2-3-х вещей, тематически распределяясь по временам года и месту написания. Из 49 стихотворений "Поверх барьеров" 1917 года 31 вошло в переиздание. Коренным...
    4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эдуард Бабаев
    Входимость: 1. Размер: 31кб.
    Часть текста: в Москву, страшно разволновалась и попросила меня передать Борису Пастернаку ее записку. В этой записке было сказано, что она жива и работает на геогра­фическом факультете Среднеазиатского университета в Ташкенте. И больше — ничего. Меня никто не провожал. До отхода поезда оставалось несколько минут, и я вышел из вагона, чтобы подышать свежим воздухом. И вдруг увидел на перроне Владимира Липко. Он был поэт и переводчик, изящный человек в высокой шапке и с тростью в руке. Липко еще издали заметил меня, помахал мне рукой и стал пробираться через толпу к моему вагону. Он прекрасно читал стихи с эстрады: Если я уеду из Герата, вспомнит ли хоть кто-нибудь меня? На стене лишь сизый свет заката, вспомнит ли хоть кто-нибудь меня? Читал нараспев, растягивая гласные. И получалось очень хорошо. Но в обыденной речи он заикался, испытывая большие за­труднения, особенно в словах, которые начинаются с согласного звука. — П-передайте, — сказал он, когда мой поезд уже тронулся и проводник взмахнул фонарем. Я поднялся на ступеньку вагона и взял из рук Липко картон­ную папку с завязанными тесемками. — П-подстрочник, — сказал Липко, помогая себе жестом, так что трость его взлетела выше головы. — Д-доп-полнительно... Проводник поднялся на ступеньку выше, и мне пришлось войти в тамбур. Поезд набирал скорость. Липко, сложив руки рупором у губ, крикнул вдогонку: — П-пастернаку! Это были подстрочники газелей Алишера Навои для антоло­гии узбекской поэзии. ... На перекрестках продавали мороженое, мандарины и, как тогда говорили, рассыпные папиросы. И все это, особенно мороженое, было восхитительным от­крытием той зимы. Поштучно все это стоило недорого... Дворы и улицы были завалены снегом. Шапки прохожих на противоположной стороне улицы важно проплывали над гребня­ми белых...

    © 2000- NIV