Cлова на букву "N"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1NATION
1NATIVE
9NEW
2NEWS
4NICHT
3NICOLA
1NIENTE
1NOBEL
4NOTE
1NOTRE
1NOUVEAU
1NUN

Несколько случайно найденных страниц

по слову NOTE

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 1. Размер: 59кб.
Часть текста: Адама Богом. Борис Пастернак 1. ПОЧЕРК, ПОХОЖИЙ НА ЖУРАВЛЕЙ На иконах-то Бога увидеть легко, а вот в людях — накладно... Но есть люди, которые напоминают нам о существовании божественного, и они почему-то совсем не похожи на иконы. Та­кая естественная божественность и в то же время неиконность были в Пушкине и в его грациозном правнуке — Пастернаке, в чьих глазах танцевали пушкинские солнечные зайчики. Есть люди, счастливые по обстоятельствам, а есть счастли­вые по характеру. Пастернака природа задумала как счастливого человека. Потом спохватилась, не позволила стать слишком сча­стливым, но несчастным сделать так и не смогла. Ахматова писала о Пастернаке так: Он награжден каким-то вечным детством, Той щедростью и зоркостью светил, И вся земля была его наследством, А он ее со всеми разделил. Великий художник только так и приходит в мир — наследни­ком всего мира, его природы, его истории, его культуры. Но ис­тинное величие состоит не только в том, чтобы унаследовать, а в том, чтобы разделить со всеми. Иначе самый высокообразо­ванный человек превращается в бальзаковского Гобсека, пряча сокровища своих знаний от других. Для образованной посредст­венности обладание знаниями, которые он засекречивает внутри себя, — это наслаждение. Для гения — обладание знаниями, ко­торые он еще не разделил с другими, — мучение. Вдохновение ди­летантов — это танцевальная эйфория кузнечиков. Вдохновение гения — это страдальческий труд родов музыки внутри самих се­бя, подвиг отдирания плоти от плоти своего опыта, ставшего не только твоей душой, но и телом внутри твоего...
2. Николаев А. И.: О некоторых особенностях переводов стихов Бориса Пастернака на английский язык
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Часть текста: Бориса Пастернака на английский язык О некоторых особенностях переводов стихов Бориса Пастернака на английский язык Борис Пастернак – один из самых популярных и переводимых русских поэтов ХХ века. Это объясняется не только высоким качеством его произведений, но и скандальной известностью романа «Доктор Живаго». Хотя шум вокруг романа и не имел отношения к эстетике, он в немалой степени способствовал увеличению популярности имени Бориса Пастернака у западного читателя. Не случайно, что наиболее часто на английский язык переводятся именно стихи Юрия Живаго – приложение к роману. Их переводили и известные переводчики, и просто любители поэзии. Из наиболее авторитетных имен можно назвать Г. Камена, Дж. Ревея, Р. Лоуэлла, Л. Пастернак-Слейтер, Е. Найдена, П. Франса, Дж. Столсворси, К. Барнеса и др. Переводила Пастернака и известный славист А. Пайман. В то же время перевод стихов Пастернака связан с огромными сложностями. Борис Пастернак при всей своей открытости европейской культуре – очень русский поэт. И проблема перевода заключается не только в языковом барьере, но и в несовпадении национальных стереотипов. Анализируя традиции переводов стихов Пастернака, К. Барнес замечал, что его пытались переводить либо близко к оригиналу, что делало переводы «неудобными» для восприятия английским читателем, либо в духе английской поэзии, что неизбежно влекло за собой серьезные расхождения с оригиналом[i]...
3. Николаев Вадим: О переводах Бориса Пастернака
Входимость: 1. Размер: 58кб.
Часть текста: Бориса Пастернака О ПЕРЕВОДАХ БОРИСА ПАСТЕРНАКА Борис Пастернак как писатель пользуется большим авторитетом, и эта оценка его оригинального творчества автоматически переносится на его переводы. Однако на самом деле отношение к его переводам далеко неоднозначно; многие (в том числе и я) к ним относятся критически. Мне бы хотелось показать на конкретных примерах основные недостатки переводов Пастернака. Первое, что приходит на ум, - это переходящая все границы вольность его переводов. Удивительно, но некоторые восторженные поклонники Пастернака умудряются это отрицать. Вот, например, что писала Александра Спаль в своей статье о «Гамлете» («Столпотворение», № 2): «Была наслышана в переводческом мире, что, мол, Пастернак-де неточно переводил, позволял себе вольности. Свидетельствую, что это злобная клевета. И происхождение этой лжи мне понятно. Могли изречь ее лишь те люди, кому Бог не дал поэтического таланта, кто не посвящен в таинства поэтической речи». Подобные слова трудно как-то комментировать, потому что и сам Пастернак говорил о «намеренной свободе, без которой не бывает приближения к большим вещам». Никакой, кстати, Америки он тут не открыл – такие заявления делались, еще начиная с Жуковского, и во времена Пастернака были уже банальными. Делал он и гораздо более эпатажные заявления, заставляющие вспомнить, что в молодости Пастернак принадлежал к футуристам, - возьмем, например, его заявление о том, что, переводя пьесы, он переводил не слова и фразы, а сцены и акты. Однако в таком случае получается уже не перевод, а пересказ, и не случайно немецкий режиссер Петер Штайн, поставивший в 1998 году «Гамлета» в Москве и хорошо знающий русский язык, заявил, что перевод Пастернака не...
4. Блох А.: На пути. 1946-1957
Входимость: 1. Размер: 29кб.
Часть текста: 1946-1957 «Знамя», №12, 2008 На пути. 1946-1957   Прошло полвека с той поры, когда второй представитель великой русской литературы, вослед Ивану Бунину, удостоился первейшей награды двадцатого столетия — Нобелевской премии... Нашла она его отнюдь не спонтанно. Впервые эта фамилия появилась в номинационном списке Нобелевского комитета по литературе в 1946 году, сразу после завершения Второй мировой войны. Его номинатором тогда стал профессор из Оксфорда Сесил Морис Баура — известный в мире английский славист и общепризнанный знаток русской поэзии Серебряного века, переводчик стихов не только Пастернака, но и Александра Блока, Осипа Мандельштама и ряда других отечественных лириков. В том году кандидатура Пастернака не привлекла внимания членов Комитета. В их архивах уже накопился контингент претендентов на нобелевскую награду, много лет представлявшихся авторитетными знатоками литературы первой половины нового столетия. Лауреатом Нобелевской премии 1946 года стал тогда выдающийся немецкий романист Герман Гессе, проживавший в Швейцарии и особо прославившийся в годы Второй мировой войны романом-утопией «Игра в бисер» — итогом многолетних нравственных исканий, который появился на книжных полках в 1943 году. Осталось нереализованным и повторное представление Бауры в следующем, 1947 году. И тогда награду присудили более чем достойному претенденту — французскому писателю и эссеисту Андре Жиду, который также номинировался в предыдущие годы не единожды. В следующем, 1948 году очередного предложения от оксфордского поклонника творчества Пастернака в Нобелевском комитете так и не дождались. Третье предложение Бауры было зафиксировано в номинационном списке лишь год...

© 2000- NIV