Cлова на букву "H"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1HAGUE
1HALT
1HAMLET
1HAMMER
1HANS
1HARCOURT
1HARD
1HARVARD
1HAT
1HAVE
1HAWTHORN
1HEBREW
1HEFT
1HEIDELBERG
3HEINE
1HEINRICH
1HENRI
4HENRY
2HER
1HERITAGE
1HERR
3HIS
1HISTOIRE
1HISTORY
1HOFF
1HOLLAND
3HOLMES
1HOLY
1HOME
3HOMME
3HOMO
1HONOR
1HOOVER
1HOSTAGE
2HOTEL
2HOUSE
1HUE
1HUI
1HUMOR

Несколько случайно найденных страниц

по слову HOMO

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 1)
Входимость: 1. Размер: 38кб.
Часть текста: распространенного типа, с перевесом живописных и музыкальных начал". В эту характеристику он включал Маяковского и заведомо самого себя. Он рассказывал Зое Масленниковой, что рисовал как все, до 10-12 лет, но отец считал ненужным "поддерживать слабые потуги. Если человеку дано, он и сам выберется". Действительно, Леонид Пастернак, которого в отрочестве всеми силами старались отвадить от рисования, говаривал еще определенней: "Если человеку дано быть художником, его хоть палкой бей, а он им станет". Такой упрощенно фаталистический ответ можно дополнить. Лет в 10 это еще было детской игрой. Сначала "выставки картин", потом "издание иллюстрированного журнала". Александр Пастернак вспоминает открытку, на которой был наклеен сделанный Борей черный силуэт молодой женщины в шляпе со страусовым пером, хозяйки дома, в котором он жил во время Шуриной болезни. Дело было вскоре после печатания "Воскресения" в "Ниве": "В открытке Боря извещал меня тоном взрослого заказчика, что "его рассказ" близится к концу, и напоминал мне, чтобы я не задержал выполнение "двух иллюстраций", как было обусловлено... Брат "выпускал" свой журнал, в котором, как это по обложке (простая ученическая тетрадка) значилось, были разделы прозы, разной хроники (!!!), ребусов и занимательных игр. Я обычно получал "заказы" на иллюстрирование текстов, не потому, что брат не мог сам этого выполнить, а потому...
2. Образец
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: Образец О, бедный Homo Sapiens, Существованье - гнет. Былые годы за пояс Один такой заткнет. Все жили в сушь и впроголодь, В борьбе ожесточась, И никого не трогало, Что чудо жизни - с час. С тех рук впивавши ландыши, На те глаза дышав, Из ночи в ночь валандавшись, Гормя горит душа. Одна из южных мазанок Была других южней. И ползала, как пасынок, Трава в ногах у ней. Сушился холст. Бросается Еще сейчас к груди Плетень в ночной красавице, Хоть год и позади. Он незабвенен тем еще, Что пылью припухал, Что ветер лускал семечки, Сорил по лопухам. Что незнакомой мальвою Вел, как слепца, меня, Чтоб я тебя вымаливал У каждого плетня. Сошел и стал окидывать Тех новых луж масла, Разбег тех рощ ракитовых, Куда я письма слал. Мой поезд только тронулся, Еще вокзал, москва, Плясали в кольцах, в конусах По насыпи, по рвам, А уж гудели кобзами Колодцы, и пылясь, Скрипели, бились об землю Скирды и тополя. Пусть жизнью связи портятся, Пусть гордость ум вредит, Но мы умрем со спертостью Тех розысков в груди.
3. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 1. Размер: 67кб.
Часть текста: Борис Пастернак   Среди современников, оказавших глубокое влияние на Варлама Шаламова, на поддержание в нем высоко этического отношения к искусству и — во многом, на его духовное выживание и развитие в лагерных и послелагерных условиях, — пожалуй, единственным можно назвать Бориса Пастернака.  « Я видел Вас всего один раз в жизни. Не то в 1933 или в 1932 году в Москве в клубе МГУ. Вы читали “Второе рождение”, а я сидел, забившись в угол, в темноте зала и думал, что счастье — вот здесь, сейчас — в том, что я вижу настоящего поэта и настоящего человека — такого, каким я представлял себе с тех пор, как познакомился со стихами » 1 . Это признание в любви поэту было послано словно с другого конца света — с Дальнего Севера, из поселка Кюбюма близ Оймякона, где Варлам Шаламов, выйдя на поселение, работал фельдшером.  Письмо датировано декабрем 1952 года, то есть почти двадцать лет прошло с того поэтического вечера в Московском университете, но Варлам Шаламов, несмотря на пережитое, все помнил. Это воспоминание окрыляло его как художника, когда закончился его самый тяжелый, каторжный период на Колыме. Возможность писать свои стихи, пряча их от слишком любопытных глаз лагерных оперативных работников, он получил в 1949 году, оказавшись в лесной командировке на ключе Дусканья, и с тех пор писал и писал — на листах историй болезней или где придется. Две школьные тетради, куда были переписаны эти стихи, он и отправил Борису Пастернаку в Москву без малейшей...

© 2000- NIV