• Наши партнеры
    Wildberries.ru - одежда для беременных смоленск
  • Cлова на букву "Й"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово (варианты)
    1ЙЕЙТС
    1ЙОГ, ЙОГА (ЙОГИ)
    6ЙОД (ЙОДУ, ЙОДОМ)
    1ЙОДОФОРМ (ЙОДОФОРМА)
    14ЙОРК (ЙОРКА, ЙОРКЕ)
    1ЙОРКСКИЙ (ЙОРКСКОЙ)
    2ЙОТ, ЙОТА (ЙОТУ, ЙОТЫ)

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову ЙОРК (ЙОРКА, ЙОРКЕ)

    1. Борис Пастернак и Ольга Ивинская (автор неизвестен)
    Входимость: 1. Размер: 22кб.
    Часть текста: любовь в истории не редкость, особенно когда речь идет о внутренне богатой личности, испытавшей бурные страсти в жизни и творчестве. Если перечитать самые сокровенные циклы стихотворений Пастернака, к примеру «Сестра моя — жизнь», то можно убедиться, какими вулканическими стихиями пронизаны ранние произведения поэта. Удивительно, но эти порывы поэт сумел сохранить до конца своей жизни. Его энергия никогда не знала простого выхода и требовала проявления во всех сферах бытия. Некоторые критики высказывали мысль, что в последние годы жизни Пастернак был хотя и невероятно работоспособен, но как бы умиротворен, погружен в себя и в свое творчество. Его кажущаяся отрешенность от мира и конкретного времени («Какое, милые мои, тысячелетье на дворе?..») в определенные моменты могла обернуться жизненным и писательским прорывом, свидетельство чему — Ольга Ивинская и «Доктор Живаго». Два романа, которые золотым венцом украсили, с одной стороны, личную жизнь поэта, а с другой — мировую литературу. Итак, шел 1946 год. В один из октябрьских дней Борис Пастернак пришел по своим делам в редакцию журнала «Новый мир», где Ольга Ивинская в ту пору работала в отделе поэзии....
    2. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 03.10.1957. Информация Всесоюзного объединения "Международная книга" о неудаче попыток воспрепятствовать изданию романа "Доктор Живаго" за границей
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    Часть текста: 2 По сообщению торгпреда СССР в Англии тов. Каменского В. А., 3 переговоры с английским издательством «Коллинз» не дали желаемых результатов. Издательство «Коллинз», ссылаясь на то, что рукопись не была передана издательству автором или «Международной книгой», отказалось вернуть копию рукописи. На основании договора с итальянским издательством английское издательство «Коллинз» уже приступило к изданию книги и предполагает выпустить ее в свет через 3-4 месяца. Тов. Каменский сообщил также, что издательство «Коллинз» заключило договор на издание этой книги в США по английскому переводу и что книга Пастернака в скором времени будет издана и в ряде других стран. 4 Торгпред СССР во Франции тов. Дашкевич В. П. 5 сообщил, что президент издательства «Галлимар» также отказался вернуть копию рукописи, заявив, что ему ничего не известно об издании этой книги, и предложил вернуться к этому вопросу после прихода из отпуска сотрудника, который вел переговоры с итальянским издательством по поводу издания указанной книги. Председатель В/О «Международная книга» А. Змеул 6 На документе помета : «ЦК КПСС. Сообщение т. Змеула использовано в докладной записке ЦК КПСС по данному вопросу. 9/I-58 г. Б. Рюриков».  РГАНИ. Ф. 5. Оп. З6. Д. 37. Л. 20. Подлинник. Примечания 1 Всесоюзное объединение «Международная книга» Министерства внешней торговли СССР. 2 Издательствам «Галлимар» и «Коллинз» рукописи романа «Доктор Живаго» были переданы друзьями Б. Л. Пастернака, получившими их непосредственно от автора в России. Версия о...
    3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
    Входимость: 1. Размер: 70кб.
    Часть текста: не было ни права, ни возможности настаивать мне на этой встрече. Когда мы стали встречаться, я казался Пастернаку не столь­ко человеком, рожденным его собственными идеями, сколько единомышленником, пришедшим к его мыслям трудной доро­гой. Записана тысячная часть наших разговоров. Есть большое количество моих писем к нему — писем, на которые он отвечал при встречах. По его просьбе я написал подробный разбор «Док­тора Живаго» в рукописи. Этот разбор, написанный в два при­ема (первая и вторая части), должны быть в бумагах Бориса Лео­нидовича1. В Бутырской тюрьме, во время следствия, мы часто играли в «слова». Из букв заданного слова надо было составить другие слова, повторяя комбинации букв сколько угодно. Все повторения вычеркивались взаимно, и победителем считался тот, кто записал больше слов-вариантов. Это было превосходное упражнение на аллитерации, специальная техника поэта, воспитание его уха. — Фамилия героя романа? Это история непростая. Еще в дет­стве я был поражен, взволнован строками из молитвы церковной православной церкви: «Ты есть воистину Христос, Сын Бога жи-ваго». Я повторял эту строку и по-детски ставил запятую после слова «бога». Получалось таинственное имя Христа «Живаго». Не о живом боге думал я, а о новом, только для меня доступном, по имени «Живаго». Вся жизнь понадобилась на то, чтобы это детское ощущение сделать реальностью — назвать этим именем героя моего романа. Вот истинная история, «подпочва» выбора. Кроме того, «Живаго» — это звучная и выразительная сибир­ская фамилия (вроде Мертваго, Веселаго). Символ ...
    4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 3)
    Входимость: 1. Размер: 36кб.
    Часть текста: Он писал тогда, что не может спокойно читать "В поисках потерянного времени", - "слишком близко". Лишь после завершения работы над романом "Доктор Живаго" он мог позволить себе внимательно прочесть всего Пруста, задавшись целью понять, что значило для него потерянное и обретенное время. Он рассказывал нам летом 1959 года, что у Пруста прошлое есть всегда часть настоящего и существует в нем, в образах и мыслях живущего в данный момент человека, как его воспоминания. Такое же отношение к прошлому составляет существо и смысл последней книги стихов Пастернака "Когда разгуляется". Эпиграф из Пруста называет книгу старым кладбищем с полустертыми надписями забытых имен, что прежде всего соотносит содержание стихотворной книги Пастернака с жизнью "бедной на взгляд, но великой под знаком понесенных утрат". В свете слов Пруста особое значение приобретает образ "души-скудельницы" из соответствующего стихотворения. Картины и темы этой книги озарены светом и опытом пережитого, ощущением близости конца и верности долгу, радостным сознанием независимости своего пути. Пастернаку хотелось найти и выделить в настоящем жизнеспособные моменты близкого будущего, поскольку, по его мнению, правильно понятое настоящее уже и есть будущее. Оправившись после нового приступа болезни, Пастернак 2 мая 1958 года писал Марине Баранович: "Дорогая Марина Казимировна, как я перед Вами виноват! Но не обижайтесь на меня, я только-только еще стал оживать. На разговоры о болезни не стоит тратить слов, но измерьте, каким ужасом обрушиваются эти боли, больницы и из жизни вырванные месяцы без надежды, что это снова когда-нибудь кончится благополучно, при каждом новом возобновлении. Мне сейчас много хочется и нужно сделать. Все так благоприятствует и так обязывает!.. Надо набраться духу на большую новую прозу, надо будет написать нечто вроде статьи о месте искусства в жизнеустройстве века, может быть, по-французски, для французского издания, в виде...
    5. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Альтернатива Арине Родионовне
    Входимость: 3. Размер: 49кб.
    Часть текста: что все плевали, когда проходили мимо; а бабы, как только расплакивалось у них на руках дитя, подносили его к картине и говорили: „От бачь, яка кака намалевана!“ – и дитя, удерживая слезенки, жалось к груди своей матери», – не дай Бог, пусть уж хоть какие-нибудь, да детки. Детки, немало – были у Толстого: «Дома играли в винт „бородатые мужики“ – его сыновья» (ПОЛНЕР Т. Толстой и его жена. Стр. 131)… Может, удалось Маяковскому по одной из двух взаимоисключающих версий – он ЕЕ и очень, больше всех, ну очень сильно любил, и ОНА интересовалась литературой, и помогала ему – критиковала с толком, мужу своему велела на собственные деньги издать книгу Маяковского, как женщина была безупречна, мечта поэта: держала всегда в тонусе, сохраняла архивы и пр., и пр., но он, правда, из-за нее и застрелился. У Достоевского считается самой лучшей. Но сначала надо было с Аполлинарией Сусловой (той самой, которая впоследствии юного мужа своего Василия Розанова физиономией об умывальник била) по Европам поездить да посходить с ума – бросать али нет умирающую жену по требованию юной инфернальницы, – тоже и прочая. Тогда самый лучший (если не единственный, одна беда – сделанный на компьютере) вариант – «миссис Владимир Набоков», Вера Слоним, его первая и единственная жена. Здесь не придерешься ни к чему. Она и помощница, и под стать за немецкую княгиню принимали, и редкая переговорщица....

    © 2000- NIV