Cлово "ТЕЧЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТЕКУТ, ТЕКЛА, ТЕЧЕТ, ТЕКЛИ, ТЕКЛО

1. Гаспаров М. Л., Подгаецкая И. Ю.: "Сестра моя - жизнь" Бориса Пастернака... ". "Мухи мучкапской чайной"
Входимость: 5.
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго
Входимость: 4.
3. Нескучный сад
Входимость: 3.
4. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 2.
5. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 2.
6. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 2.
7. Разомкнутый любовный треугольник: Пастернак - Сталин - Катаев (автор неизвестен)
Входимость: 2.
8. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 2.
9. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 2.
10. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 1.
11. Художник
Входимость: 1.
12. Лихачев Д. С.: Борис Леонидович Пастернак
Входимость: 1.
13. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIII. "Воздушные пути"
Входимость: 1.
14. Мухи мучканской чайной
Входимость: 1.
15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Надежда Павлович
Входимость: 1.
16. Бройтман С. Н.: Поэтика книги Пастернака "Сестра моя - жизнь". "Мухи мучкапской чайной"(отрывки)
Входимость: 1.
17. Свидание
Входимость: 1.
18. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 1.
19. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 1.
20. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Позиционная война
Входимость: 1.
21. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 1.
22. Шалюгин Геннадий: Чехов и Пастернак
Входимость: 1.
23. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIX. 1935. Нетворческий кризис
Входимость: 1.
24. Единственные дни
Входимость: 1.
25. Дождь
Входимость: 1.
26. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 17)
Входимость: 1.
27. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Маргарита Анастасьева
Входимость: 1.
28. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 1.
29. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Жозефина Пастернак
Входимость: 1.
30. Баллада ("Бывает, курьером на борзом")
Входимость: 1.
31. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава пятая
Входимость: 1.
32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 1.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 1.
34. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава вторая
Входимость: 1.
35. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 3)
Входимость: 1.
36. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 1.
37. Десятилетье Пресни
Входимость: 1.
38. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 1)
Входимость: 1.
39. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Виктор Боков
Входимость: 1.
40. Поездка
Входимость: 1.
41. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 1.
42. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Размокшая баранка
Входимость: 1.
43. Лето ("Тянулось в жажде к хоботкам")
Входимость: 1.
44. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 4)
Входимость: 1.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 1.
46. Спекторский
Входимость: 1.
47. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 1.
48. Наброски к фантазии "Поэма о ближнем"
Входимость: 1.
49. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Гаспаров М. Л., Подгаецкая И. Ю.: "Сестра моя - жизнь" Бориса Пастернака... ". "Мухи мучкапской чайной"
Входимость: 5. Размер: 18кб.
Часть текста: - и стал необычаен. Словно преступленья жар Заливает черным чаем. Пыльный мак паршивым пащенком Никнет в жажде берегущей К дню, в душе его кипящему, К дикой, терпкой божьей гуще. Ты зовешь меня святым, Я тебе и дик и чуден, - А глыбастые цветы На часах и на посуде? Неизвестно, на какой Из страниц земного шара Отпечатаны рекой Зной и тявканье овчарок, Дуб и вывески финифть. Не стерпевшая и плашмя Кинувшаяся от ив К прудовой курчавой яшме. Но текут и по ночам Мухи с дюжин, пар и порций, С крученого паныча, С мутной книжки стихотворца. Будто это бред с пера, Не владеючи собою, Брызнул окна запирать Саранчою по обоям. Будто в этот час пора Разлететься всем пружинам, И жужжа, трясясь, спираль Тополь бурей окружила. Где? B каких местах? B каком Дико мыслящемся крае? Знаю только: в сушь и в гром, Пред грозой, в июле, - знаю. "Сестра моя - жизнь" Бориса Пастернака. Сверка понимания (отрывок из книги) Мухи мучкапской чайной. Стихотворение из раздела о ccopе с любимой: «Попытка душу разлучить», четыре стихотворения. Расположены они в последовательности, противоположной фабульной: следовало бы 4) «Попытка душу разлучить», фон любовной близости и названья Ржакса и Мучкап; 3) «Дик прием был, дик приход», описание размолвки; 2) «Мухи мучкапской чайной», после размолвки; 1) «Мучкап» («Душа - душна...»), отъезд и волнение, придет ли она его проводить. Этих вопросов композиции раз­делов и книги в целом мы здесь не касаемся; общий контекст стихотворения о мухах, во всяком случае, читателю ясен, хотя бы со второго чтения. Если бровь резьбою / Потный лоб украсила, / Значит, и разбой­ник? / Значит, за дверь засветло? «Летом, в предвечернее время, вспотевши от зноя, нахмурив брови, герой приходит к героине, но она прогоняет...
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго
Входимость: 4. Размер: 37кб.
Часть текста: взошел десятилетний мальчик. Только в состоянии отупения и бесчувственности, обыкновенно наступающих к концу больших похорон, могло показаться, что мальчик хочет сказать слово на материнской могиле. Он поднял голову и окинул с возвышения осенние пустыри и главы монастыря отсутствующим взором. Его курносое лицо исказилось. Шея его вытянулась. Если бы таким движением поднял голову волчонок, было бы ясно, что он сейчас завоет. Закрыв лицо руками, мальчик зарыдал. Летевшее навстречу облако стало хлестать его по рукам и лицу мокрыми плетьми холодного ливня. К могиле прошел человек в черном, со сборками на узких облегающих рукавах. Это был брат покойной и дядя плакавшего мальчика, расстриженный по собственному прошению священник Николай Николаевич Веденяпин. Он подошел к мальчику и увел его с кладбища. 2 Они ночевали в одном из монастырских покоев, который отвели дяде по старому знакомству. Был канун Покрова. На другой день они с дядей должны были уехать далеко на юг, в один из губернских городов Поволжья, где отец Николай служил в издательстве, выпускавшем прогрессивную газету края. Билеты на поезд были куплены, вещи увязаны и стояли в келье. С вокзала по соседству ветер приносил плаксивые пересвистывания маневрировавших вдали паровозов. К вечеру сильно похолодало. Два окна на уровне земли выходили на уголок невзрачного огорода, обсаженного кустами желтой акации, на мерзлые лужи проезжей дороги и на тот конец кладбища, где днем похоронили Марию Николаевну. Огород пустовал, кроме нескольких муаровых гряд посиневшей от холода капусты. Когда налетал ветер, кусты облетелой акации метались, как бесноватые, и ложились на дорогу. Ночью Юру разбудил стук в окно....
3. Нескучный сад
Входимость: 3. Размер: 18кб.
Часть текста: кругляка, И роща редеет, и птичка как гичка, И песня как пена, и наперерез, Лазурь забирая, нырком, душегубкой И мимо... И долго безмолвствует лес, Следя с облаков за пронесшейся шлюпкой. О место свиданья малины с грозой, Где, в тучи рогами лишшйника тычясь, Горят, одуряя наш мозг молодой, Лиловые топи угасших язычеств! 4. В лесу Луга мутило жаром лиловатым, В лесу клубился кафедральный мрак. Что оставалось в мире целовать им? Он весь был их, как воск на пальцах мяк. Есть сон такой, не спишь, а только снится, Что жаждешь сна; что дремлет человек, Которому сквозь сон палят ресницы Два черных солнца, бьющих из под век. Текли лучи. Текли жуки с отливом. Стекло стрекоз сновало по щекам. Был полон лес мерцаньем кропотливым, Как под щипцами у часовщика. Казалось, он уснул под стук цифири, Меж тем как выше, в терпком янтаре, Испытаннейшие часы в эфире Переставляют, сверив по жаре. Их переводят, сотрясают иглы И сеют тень, и мают, и сверлят Мачтовый мрак, который ввысь воздвигло, В истому дня, на синий циферблат. Казалось, древность счастья облетает. Казалось, лес закатом снов объят. Счастливые часов не наблюдают, Но те, вдвоем, казалось, только спят. 5. Спасское Незабвенный сентябрь осыпается в спасском. Не сегодня ли с дачи съезжать вам пора? За плетнем перекликнулось эхо с подпаском И в лесу различило удар топора. Этой ночью за парком знобило трясину. Только солнце взошло, и опять наутек. Колокольчик не пьет костоломных росинок. На березах несмытый лиловый отек. Лес хандрит. И ему захотелось на отдых, Под снега, в непробудную спячку ...
4. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 2. Размер: 49кб.
Часть текста: рядом, то потому, что они рядом стоят. Можно, говоря о современной поэзии РОССИИ, назвать одно из них, каждое из них без другого — и вся поэзия все-таки будет дана, как в каждом большом поэте, ибо поэзия не дробится ни в поэтах, ни на поэтов, она во всех своих явлениях — одна, одно, в каждом — вся, так же как, по существу, нет поэтов, а есть поэт, один и тот же с начала и до конца мира, сил, окрашивающая в цвета данных времен, племен, стран, наречий, лиц, проходящая через ее, силу, несущих, как река, теми или иными берегами, теми или иными небесами, тем или иным дном. (Иначе бы мы никогда не понимали Виллона, которого понимаем целиком, несмотря даже на чисто физическую непонятность иных слов. Именно возвращаемся в него, как в родную реку.) Итак, если я ставлю Пастернака и Маяковского рядом, — ставлю рядом, а не даю их вместе, — то не потому, что одного мало, не потому, что один в дpyгом нуждается, другого восполняет; повторяю, каждый полон до краев, и Россия каждым полна (и дана) до краев, и не только Россия, но и сама поэзия, — делаю я это, чтобы дважды явить то, что дай бог единожды в пятидесятилетие, здесь же в одно пятилетие дважды явлено природой: цельное полное чудо...
5. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 2. Размер: 80кб.
Часть текста: которую он сам у себя установил уже и раньше, но о степени серьезности которой не имел представления. Он пришел в Москву в начале нэпа, самого двусмысленного и фальшивого из советских периодов. Он исхудал, оброс и одичал еще более, чем во время своего возвращения в Юрятин из партизанского плена. По дороге он опять постепенно снимал с себя все стоящее и выменивал на хлеб с придачею каких-нибудь рваных обносков, чтобы не остаться голым. Так опять проел он в пути свою вторую шубу и пиджачную пару, и на улицах Москвы появился в серой папахе, обмотках и вытертой солдатской шинели, которая превратилась без пуговиц, споротых до одной, в запашной арестантский халат. В этом наряде он ничем не отличался от бесчисленных красноармейцев, толпами наводнивших площади, бульвары и вокзалы столицы. Он пришел в Москву не один. За ним всюду по пятам следовал красивый крестьянский юноша, тоже одетый во все солдатское, как он сам. В таком виде они появлялись в тех из уцелевших московских Гостиных, где протекло детство Юрия Андреевича, где его помнили и принимали вместе с его спутником, предварительно деликатно осведомившись, побывали ли они после дороги в бане, - сыпной тиф еще свирепствовал, - и где Юрию Андреевичу в первые же дни его появления рассказали об обстоятельствах отъезда его близких из Москвы за границу. Оба дичились людей, но из обостренной застенчивости избегали случаев являться в гости в единственном числе, когда нельзя молчать и надо...

© 2000- NIV