Cлово "ТЕНЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТЕНИ, ТЕНЬЮ, ТЕНЕЙ, ТЕНЯМИ

1. Спекторский
Входимость: 6.
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 5.
3. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 5.
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 5.
5. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 4.
6. Уральские стихи
Входимость: 4.
7. Финкель В.: Борис Пастернак. Трагедия великого поэта
Входимость: 4.
8. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 3.
9. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эдуард Бабаев
Входимость: 3.
10. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 8)
Входимость: 3.
11. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 3.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 3.
13. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 3.
14. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 3.
15. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 3.
16. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 3.
17. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 3.
18. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVIII. "Когда разгуляется"
Входимость: 3.
19. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 4)
Входимость: 3.
20. Борис Пастернак. Доктор Живаго
Входимость: 3.
21. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 3.
22. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XX. "Спекторский". "Повесть". Окончание
Входимость: 3.
23. Борис Пастернак. Детство Люверс
Входимость: 3.
24. Высокая болезнь
Входимость: 3.
25. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 2.
26. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 2.
27. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Серия невынужденных ошибок
Входимость: 2.
28. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 17)
Входимость: 2.
29. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 2.
30. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXI. "Охранная грамота". Последний год поэта
Входимость: 2.
31. Белые стихи
Входимость: 2.
32. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIX. "Слепая красавица"
Входимость: 2.
33. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 2.
34. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Яков Черняк
Входимость: 2.
35. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 2.
36. Болезнь
Входимость: 2.
37. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 2.
38. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXV. В это время
Входимость: 2.
39. * * * (Как усыпительна жизнь)
Входимость: 2.
40. Лейтенант Шмидт
Входимость: 2.
41. Брюсову
Входимость: 2.
42. Pro Domo
Входимость: 2.
43. Нескучный сад
Входимость: 2.
44. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 2.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 2.
46. Лекции: Борис Леонидович Пастернак (неизвестный автор)
Входимость: 2.
47. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Крейцерова соната
Входимость: 2.
48. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 2.
49. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVI. В зеркалах: Маяковский
Входимость: 2.
50. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Спекторский
Входимость: 6. Размер: 45кб.
Часть текста: без отлагательств привлекли К подбору иностранной лениньяны. Задача состояла в ловле фраз О ленине. Bниманье не дремало. Вылавливая их, как водолаз, Я по журналам понырял немало. Мандат предоставлял большой простор. Пуская в дело разрезальный ножик, Я каждый день форсировал босфор Малодоступных публике обложек. То был двадцать четвертый год. Декабрь Твердел к окну витринному притертый. И холодел, как оттиск медяка, На опухоли теплой и нетвердой. Читальни департаменский покой Не посещался шумом дальних улиц. Лишь ближней, с перевязанной щекой Мелькал в дверях рабочий ридикюлец. Обычно ей бывало не до ляс С библиотекаршей наркоминдела. Набегавшись, она во всякий час Неслась в снежинках за угол по делу. Их колыхало, и сквозь флер невзгод, Косясь на комья светло-серой грусти, Знакомился я с новостями мод И узнавал о конраде и прусте. Вот в этих-то журналах, стороной И стал встречаться я как бы в тумане Со славою марии ильиной, Снискавшей нам всемирное вниманье. Она была в чести и на виду, Но указанья шли из страшной дали И отсылали к старому труду, Которого уже не обсуждали. Скорей всего то был большой убор Тем более дремучей, чем скупее Показанной читателю в упор Таинственной какой-то эпопеи, Где, верно, все, что было слез и снов, И до крови кроил наш век закройщик, Простерлось красотой без катастроф И стало правдой сроков без отсрочки. Все как один, всяк за десятерых Хвалили стиль и новизну метафор, И с островами спорил материк, Английский ли она иль русский автор. Но я не ведал, что проистечет Из этих внеслужебных интересов. На рождестве я получил расчет, Пути к дальнейшим розыскам...
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 5. Размер: 75кб.
Часть текста: и относились к чередованию этих занятий, как к развлечению на открытом воздухе, как к игре в горелки. Но все чаще им хотелось с этих горелок домой, к своим постоянным занятиям. Работа часто и живо сталкивала Живаго с Антиповой. 2 В дожди черная пыль в городе превращалась в темно-коричневую слякоть кофейного цвета, покрывавшую его улицы, в большинстве немощеные. Городок был невелик. С любого места в нем тут же за поворотом открывалась хмурая степь, темное небо, просторы войны, просторы революции. Юрий Андреевич писал жене: "Развал и анархия в армии продолжаются. Предпринимают меры к поднятию у солдат дисциплины и боевого духа. Объезжал расположенные поблизости части. Наконец вместо постскриптума, хотя об этом я мог бы написать тебе гораздо раньше, - работаю я тут рука об руку с некоей Антиповой, сестрой милосердия из Москвы, уроженкой Урала. Помнишь, на елке в страшную ночь кончины твоей мамы девушка стреляла в прокурора? Ее, кажется, потом судили. Помнится, я тогда же сказал тебе, что эту курсистку, когда она еще была гимназисткою, мы с Мишей видели в одних дрянных номерах, куда ездили с твоим папой, не помню с какою целью, ночью в трескучий мороз, как мне теперь кажется, во время вооруженного восстания на Пресне. Это и есть Антипова. Несколько раз порывался домой. Но это не так просто. Задерживают главным образом не дела, которые мы без ущерба могли бы передать другим. Трудности заключаются в самой поездке. Поезда то не ходят совсем, то проходят до такой степени переполненные, что сесть на них нет возможности. Однако, разумеется, так не может продолжаться до бесконечности, и потому несколько человек вылечившихся, ушедших со службы и освобожденных, в том числе я, Галиуллин и Антипова, решили во что бы то ни стало ...
3. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 5. Размер: 93кб.
Часть текста: во ВХУТЕМАСе у Давида Штеренберга и Петра Петровича Кончаловского, брала на дом графить приходно-расходные книги, давала уроки дочери одного из актеров МХАТа. Ее родители и старшие сестры жили в Петрограде, иногда приезжал брат и помогал в ее трудном полуголодном существовании. Главным в ее характере было стремление к самостоятельности и вера в свои силы. Она была очень способна к живописи, владела сильным рисунком и мечтала стать профессиональным художником. После окончания гимназии она решила продолжить образование и, поссорившись с отцом, который не соглашался ее отпустить, уехала из Могилева, где выросла, в Москву на Высшие женские курсы. После года занятий на физико-математическом отделении она заболела туберкулезом. Виноградный сезон в Крыму поставил ее на ноги, и мать перевезла ее в Петроград, куда перебралась к тому времени семья. Она вспоминала, как работала там курьером, а в свободное время занималась рисунком в училище Штиглица. Приехав в Москву, она поступила во ВХУТЕМАС, организованный после слияния Училища живописи и Строгановского училища. В начале 1921 года ее разыскал Михаил Штих, только что приехавший в Москву после двухлетних мытарств по Крыму, охваченному гражданской...
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 5. Размер: 79кб.
Часть текста: шагами расхаживал Виктор Ипполитович. Он то заглядывал в спальню, осведомляясь, что там делается, то направлялся в противоположный конец дома и мимо елки с серебряными бусами доходил до столовой, где стол ломился под нетронутым угощением и зеленые винные бокалы позвякивали, когда за окном по улице проезжала карета или по скатерти между тарелок прошмыгивал мышонок. Комаровский рвал и метал. Разноречивые чувства теснились в его груди. Какой скандал и безобразие! Он был в бешенстве. Его положение было в опасности. Случай подрывал его репутацию. Надо было любой ценой, пока не поздно, предупредить, пресечь сплетни, а если весть уже распространилась, замять, затушить слухи при самом возникновении. Кроме того, он снова испытал, до чего неотразима эта отчаянная, сумасшедшая девушка. Сразу было видно, что она не как все. В ней всегда было что-то необыкновенное. Однако как чувствительно и непоправимо, по-видимому, исковеркал он ее жизнь! Как она мечется, как все время восстает и бунтует в...
5. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 4. Размер: 76кб.
Часть текста: я было посягнул на право сли­чения литературной обстановки, какую застал на Руси начинающий Пастернак, с литературной обстановкой по­ры отрочества и ранней юности Гёте, не отнеся таковую к периодам мощного расцвета немецкой поэзии. Повто­рять то, что было сказано мною тогда, я не стану, пола­гаясь на память возможных моих читателей. Что же касается разговора о литературной обста­новке, с которой столкнулся начинающий Пастернак, то он и вовсе не состоялся по достаточно веской причине. Борис Леонидович, как мы помним, затронул другую тему, для него важнейшую. Он заговорил о своих сомне­ниях. О том, что ему кажется, будто всему, что он успел написать, присущ какой-то прирожденный или приобре­тенный изъян, что следует писать по-иному, проще, общедоступнее. Эта тема и легла в основу нашей дол­гой и знаменательной беседы. Именно тогда, 12 апреля 1930 года, я впервые услышал из уст Бориса Леони­довича его твердое решение в корне изменить свою поэтику, плотнее примкнуть к великим традициям русской классической эстетики. У нас, да и за рубежом, вошло в обыкновение, ссылаясь на самого Пастернака («я не люблю своего стиля до 1940 года»), делить его творчество на два периода — до и после означенного года. Это до извест­ной степени справедливо, но едва ли так уж непреложно верно. В годы, когда он создавал «Сестру мою жизнь» и «Темы и вариации», он, надо думать, еще не так-то мечтал об «оригинальности оглаженной и приглушен­ной, внешне не узнанной, скрытой под покровом обще­употребительной и привычной формы», как он говорил и писал позднее. Но стихотворения, отчасти уже отве­чавшие этим требованиям, у него все же встречались и раньше. И он к ним относился с особенной авторской приязнью. Напомню читателям в связи с затронутой темой — пересмотром и переоценкой Пастернаком своих былых произведений, что уже в день моего...

© 2000- NIV