Cлово "ДЕНЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДНИ, ДНЯ, ДНЕМ, ДНЕЙ

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 82.
2. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 49.
3. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 49.
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 46.
5. Спекторский
Входимость: 43.
6. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 42.
7. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 39.
8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анна Голодец
Входимость: 36.
9. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 36.
10. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 31.
11. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Гладков
Входимость: 31.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 29.
13. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 29.
14. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 26.
15. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 26.
16. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 26.
17. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 24.
18. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Нина Табидзе
Входимость: 23.
19. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 22.
20. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 22.
21. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 3)
Входимость: 20.
22. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 20.
23. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 4)
Входимость: 20.
24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 19.
25. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 19.
26. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
Входимость: 19.
27. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 19.
28. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 19.
29. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 19.
30. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 19.
31. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 19.
32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 19.
33. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 4)
Входимость: 19.
34. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 18.
35. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 18.
36. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 3)
Входимость: 18.
37. Борис Пастернак. Детство Люверс
Входимость: 18.
38. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 17.
39. Лейтенант Шмидт
Входимость: 17.
40. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 17.
41. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 2)
Входимость: 17.
42. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 16.
43. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 16.
44. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 2)
Входимость: 16.
45. Левин М. Л.: Презумпция невиновности
Входимость: 16.
46. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 16.
47. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 15.
48. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 3)
Входимость: 15.
49. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 15.
50. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
Входимость: 15.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 82. Размер: 159кб.
Часть текста: не совсем обычным, она подошла к нему на трамвайной остановке и представилась. Она сказала ему, что муж и она горячие поклон­ники его поэзии, и тут же пригласила его к ним в гости. Он обещал прийти в один из ближайших дней. Ирина Сергеевна хотела, чтобы мы обязательно были у них. Я была уверена, что Пастернак не придет, попросила Генриха Густавовича пойти без меня и осталась дома с детьми. Оказа­лось, что Пастернак все же пришел и просидел с ними всю ночь. Все они пришли от него в какой-то раж и день и ночь говорили только о нем. Он произвел впечатление огнем, который шел как бы изнутри, и сочетанием этого огня с большим умом. Через неде­лю Пастернак пригласил Асмусов и нас к себе на Волхонку, в дом напротив храма Христа Спасителя, где он жил с женой и сыцом. Мне очень не хотелось идти к ним; по всей вероятности, я где-то внутри боялась встречи с таким замечательным человеком. Я дол­го отказывалась, но Ирина Сергеевна настаивала. Она называла его чудом и вся была захвачена им. Я уступила, и мы пошли. Этот человек тоже произвел на меня сильное впечатление. Он оказался хорошим музыкантом и композитором. Генрих Гус­тавович много щрал, и Пастернак был в восторге от его исполне­ния. Потом он читал свои стихи. Я всегда была прямым и откро­венным человеком, и, когда он спросил, нравятся ли мне его стихи, я ответила, что на слух я не очень поняла и мне надо прочитать их дома глазами. Он засмеялся и сказал, что готов для меня писать проще. Этой фразе я не придала никакого значения. Внешне он мне понравился: у него светились глаза и он весь горел вдохнове­нием. Я была покорена им как человеком, но...
2. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 49. Размер: 128кб.
Часть текста: Она, как в зеркале, отражает приливы и отливы политического гнета послевоенных лет, надежд на освобождение живого слова из-под власти лжи и насилия. Все началось на десять лет раньше, чем был написан и издан «Доктор Живаго», в 1946 году, когда возобновилось присуждение премий, прерванное войной. То было время светлых надежд на развитие всего лучшего, обусловившего победу объединенных сил мирового сообщества над фашизмом. С этим была связана вера в либерализацию советского режима во всех областях жизни, и в первую очередь ее духовной основы. «Если Богу угодно будет и я не ошибаюсь, в России скоро будет яркая жизнь, захватывающе новый век и еще раньше, до наступленья этого благополучия в частной жизни и обиходе, — поразительное огромное, как при Толстом и Гоголе, искусство», — писал Пастернак летом 1944 года. Неожиданный отклик своим мыслям и надеждам Пастернак нашел в деятельности английской группы персоналистов, издававшей журнал «Transformation». Пастернак писал С. Н. Дурылину 29 июня 1945 года о радости обретения идеологической близости с этой группой: в них он увидел «поворот людей издали лицом друг к другу, который их ничем не связывает и не обременяет, но в каких-то высших целях, не исчерпываемых жизнью каждого в отдельности, одухотворяет пространство веяньем единенья, без которого нет бессмертия». «За последние два года я, поначалу отрицательными путями, из нападок (здешних) на себя узнал о существовании молодого английского направления непротивленцев (escapistes). Эти люди были на фронте и воевали, но считали, что писать и говорить о войне можно только как об абсолютном обоюдостороннем зле. Их другое литературное прозвище — персоналисты, личностники. <...> Они выпускают альманах Transformation, нечто ...
3. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 49. Размер: 103кб.
Часть текста: голоштанный, двууглекислый двор кипел ключом..." В изображенной впоследствии в "Спекторском" фантастической обстановке сваленных вещей, среди которых он выгородил себе жилой угол, он прожил больше двух недель, озаряемый молниями ночных гроз и обдуваемый сквозняком со строительной пылью. Когда переезд стал насущной необходимостью, в Москву приехала мать. Девять лет спустя Пастернак вспоминал об этом переезде в письме Дмитрию Петровскому: "Перебирались мы как-то на другую квартиру. Все в отъезде были, только я да мать. Это давно было, я еще ребенком был 58 . Я помогал ей укладываться. Трое суток на это ушло, трое круглых суток, в обстановке вещей, сразу же ставших неузнаваемыми, лишь только их сдвинули с несмываемых квадратов, которые они отстояли за свою верную девятигодовую стойку. Трое круглых суток провели мы с мамой в чужом доме, а мне было страшно за маму больно, что она загромождена таким количеством пыльной деревянной, шерстяной и стеклянной неприязни, и никто этого не знает, но попробуй кому-нибудь об этом сказать, так тебя обличат во лжи: как же, скажут, ведь это все сплошь ваши вещи, и квартира ваша; ...
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 46. Размер: 99кб.
Часть текста: (глава 3, страница 5) Глава III. Поверх барьеров 1913-1917 24 Он уезжал на неопределенно долгий срок в далекие места, известные только по описаниям и рассказам, к незнакомым людям. Уезжал больной, несмотря на уговоры родителей, не стал дальше откладывать и уехал, не пойдя к врачу. Путь скорым поездом до Перми, видимо, не оставил ярких впечатлений. После пересадки, ночью, в движении шедшего с натугой и остановками пассажирского стало наблюдаться что-то необычное. Повороты, туннели, хвойный лес то с одной, то с другой стороны, проносившийся мимо окон. Зимний рассвет медлил, но внезапно из-за гор, со стороны Азии, граница которой была где-то рядом, хлынули солнечные лучи и, как лыжники, заскользили между стволов высоких, царственных сосен, поочередно золотя их вершины и озаряя снежный склон. Этот рассвет стал темой стихотворения "Урал впервые". Без родовспомогательницы, во мраке, без памяти, На ночь натыкаясь руками, Урала Твердыня орала и, падая замертво, В мученьях ослепшая, утро рожала. Гремя, опрокидывались нечаянно задетые Громады и бронзы массивов каких-то, Пыхтел пассажирский. И где-то от этого Шарахаясь, падали призраки пихты... Очнулись в огне. С горизонта пунцового К лесам подползал океан коронаций, Лизал им подошвы и соснам подсовывал Короны и звал их на царство венчаться! Открытки, посланные родителям с дороги, не сохранились. Вероятно, 16 января он сошел с поезда на станции Всеволодо-Вильва Пермской железной дороги, где находилась контора имения и заводов Зинаиды Григорьевны Резвой. "Продажа уксусно-кислой извести, ацетона, спирта древесного разных градусов, хлороформа и древесного угля" - значилось на конторских бланках. В конце XIX века имение и заводы принадлежали Савве Тимофеевичу...
5. Спекторский
Входимость: 43. Размер: 45кб.
Часть текста: притертый. И холодел, как оттиск медяка, На опухоли теплой и нетвердой. Читальни департаменский покой Не посещался шумом дальних улиц. Лишь ближней, с перевязанной щекой Мелькал в дверях рабочий ридикюлец. Обычно ей бывало не до ляс С библиотекаршей наркоминдела. Набегавшись, она во всякий час Неслась в снежинках за угол по делу. Их колыхало, и сквозь флер невзгод, Косясь на комья светло-серой грусти, Знакомился я с новостями мод И узнавал о конраде и прусте. Вот в этих-то журналах, стороной И стал встречаться я как бы в тумане Со славою марии ильиной, Снискавшей нам всемирное вниманье. Она была в чести и на виду, Но указанья шли из страшной дали И отсылали к старому труду, Которого уже не обсуждали. Скорей всего то был большой убор Тем более дремучей, чем скупее Показанной читателю в упор Таинственной какой-то эпопеи, Где, верно, все, что было слез и снов, И до крови кроил наш век закройщик, Простерлось красотой без катастроф И стало правдой сроков без отсрочки. Все как один, всяк за десятерых Хвалили стиль и новизну метафор, И с островами спорил материк, Английский ли она иль русский автор. Но я не ведал, что проистечет Из этих внеслужебных интересов. На рождестве я получил расчет, Пути к дальнейшим розыскам отрезав. Тогда в освободившийся досуг Я стал писать Спекторского, с отвычки Занявшись человеком без заслуг, Дружившим с упомянутой москвичкой. На свете былей непочатый край, Ничем не замечательных - тем боле. Не лез бы я и с этой, не сыграй Статьи о ней своей особой роли. Они упали в прошлое снопом И озарили часть его на диво. Я стал писать Спекторского в слепом Повиновеньи силе объектива. Я б за героя не дал ничего И рассуждать о нем не скоро б начал, Но я писал про короб лучевой, B котором он передо мной маячил. Про мглу в мерцаньи плошки погребной, Которой ошибают прозы дебри, Когда нам ставит волосы копной Известье о неведомом шедевре. Про то, как ночью, от норы к норе, Дрожа,...

© 2000- NIV