Cлово "БОРЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: БОРИ, БОРЕ, БОРЮ, БОРЕЙ

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 174.
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Сергей Бобров
Входимость: 24.
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Сергей Дурылин
Входимость: 21.
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 21.
5. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Литературоведы по праву рождения
Входимость: 19.
6. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 4)
Входимость: 15.
7. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Яков Черняк
Входимость: 13.
8. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 4)
Входимость: 13.
9. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 12.
10. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 12.
11. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 1)
Входимость: 11.
12. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
Входимость: 10.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Нина Табидзе
Входимость: 10.
14. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава II. Детство
Входимость: 10.
15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 9.
16. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 2)
Входимость: 9.
17. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На теплоходе музыка играет
Входимость: 9.
18. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Во всю ширину плаща
Входимость: 8.
19. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 8.
20. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
Входимость: 8.
21. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 8.
22. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
Входимость: 7.
23. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 7.
24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Пастернак-Слейтер
Входимость: 6.
25. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 6.
26. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Пусть Зина вернется на свое место
Входимость: 6.
27. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 3)
Входимость: 6.
28. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 4)
Входимость: 6.
29. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 1)
Входимость: 5.
30. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 5.
31. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Я – поле твоего сраженья…
Входимость: 5.
32. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXIX. Ольга Ивинская
Входимость: 5.
33. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 5.
34. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 5.
35. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 2)
Входимость: 5.
36. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 5)
Входимость: 4.
37. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анна Голодец
Входимость: 4.
38. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 05.11.1958. Письмо Б. Л. Пастернака в редакцию газеты "Правда"
Входимость: 4.
39. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Второй сон Евгении Владимировны
Входимость: 4.
40. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 1)
Входимость: 4.
41. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 4.
42. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 3.
43. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке
Входимость: 3.
44. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Локс
Входимость: 3.
45. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. До 35-го года
Входимость: 3.
46. Оболенский Игорь: Вторая жизнь Пастернака
Входимость: 3.
47. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На даче бодрствуют
Входимость: 3.
48. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Доска придворного идиота
Входимость: 3.
49. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 2.
50. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Ольга Петровская
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 174. Размер: 159кб.
Часть текста: Ирина Сергеевна радостно прибежала к нам и со­общила, что познакомилась с Пастернаком. Знакомство было ори­гинальным: узнав по портрету Пастернака, лицо которого было не совсем обычным, она подошла к нему на трамвайной остановке и представилась. Она сказала ему, что муж и она горячие поклон­ники его поэзии, и тут же пригласила его к ним в гости. Он обещал прийти в один из ближайших дней. Ирина Сергеевна хотела, чтобы мы обязательно были у них. Я была уверена, что Пастернак не придет, попросила Генриха Густавовича пойти без меня и осталась дома с детьми. Оказа­лось, что Пастернак все же пришел и просидел с ними всю ночь. Все они пришли от него в какой-то раж и день и ночь говорили только о нем. Он произвел впечатление огнем, который шел как бы изнутри, и сочетанием этого огня с большим умом. Через неде­лю Пастернак пригласил Асмусов и нас к себе на Волхонку, в дом напротив храма Христа Спасителя, где он жил с женой и сыцом. Мне очень не хотелось идти к ним; по всей вероятности, я где-то внутри боялась встречи с таким замечательным человеком. Я дол­го отказывалась, но Ирина Сергеевна настаивала. Она называла его чудом и вся была захвачена им. Я уступила, и мы пошли. Этот человек тоже произвел на меня сильное впечатление. Он оказался хорошим музыкантом и композитором. Генрих Гус­тавович много щрал, и...
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Сергей Бобров
Входимость: 24. Размер: 21кб.
Часть текста: жестокого голода. И вот когда передо мной открылись минимальные блага, я встретился с Борей. Это было истинное счастье. Асеев был чело­век малоразвитый, неохотно читавший, которому нередко прихо­дилось рассказывать самые общеизвестные вещи. Но он обладал необычайным певучим даром, который странно и неожиданно прорывался через его маньяческую приверженность к картежни-честву и самое беспорядочное существование. И вдруг тут в моей жизни появился этот странный юноша, ходивший по московскому лютому морозу в одном тоненьком плаще, с мгновенным пониманием всего, о чем я только думал, мечтал, что грызло меня сомненьями, что подминало меня под себя бешеным могуществом юной души, жаждавшей богатой и интересной деятельности, и именно поэтической деятельности. Не прошло и нескольких дней, как мы уже были закадычными друзьями — и уже на «ты». Мы ходили по московским пустынно-снежным переулкам (он жил у Пречистенских ворот, а я на Пре­чистенке у Мертвого переулка), болтались часами, вынашивая и выговаривая друг другу затаенное и любимое. Мы были ровес­никами (он был меня моложе на несколько месяцев), оба были бедны безумно, я только что вырвался из нищеты невообразимой, у Бори была семья в достатке, но папаша был человек суровый и полагал, что Боре пора уже стать на свои ноги, и ему приходи­лось солоно. Найти что-нибудь и дельное и достойное было тогда не так-то легко молодому человеку, да еще капризнику, тайному честолюбцу и дерзкому мечтателю с оригинальнейшим талантом! Мы разговаривали друг с другом в каком-то восторге. Боря хохо­тал над моими дерзкими и вычурными шутками, над моим даром словесной карикатуры, я хохотал над его пронзительно-тонкими шутками, изумлявшими своим светящимся артистизмом, крыла­той прихотливостью и умением взять предмет...
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Сергей Дурылин
Входимость: 21. Размер: 16кб.
Часть текста: Ю. Анисимов — добродушно и с полупохвалой, малодобродуш­но — В. Станевич, равнодушно — А. Сидоров. Бобров — «снисхо­дил». Асеев — не знаю. Рубанович — не помню. Бобров, Сидоров, Рубанович, я — мы печатались уже в «Мусагете», Рубанович и я — в «Весах». Борис в «Мусагете» не участвовал. В 1912—1913 гг., в зиму эту, прочел у Крахта, в «молодом» «Мусагете», реферат «Лирика и бессмертие»1, на котором был Э. Метнер. «В общем и целом» — никто ничего не понял, и на ме­ня посмотрели капельку косо. (Я устроил чтение.): «Борис Лео­нидович, да, конечно, очень культурный человек и в Марбурге живал, но... но все-таки при чем тут "Лирика и бессмертие"?» Было и действительно что-то очень сложно. Перекиданы какие-то неокантианские мостки от «лирики» к «бессмертию», и по этим хрупким мосткам Боря шагал с краской на лице от величай­шего смущенья, с подлинным «лирическим волнением», несо­мненно своим, пастернаковским, но шагал походкой гносеоло-гизирующего Андрея Белого, заслушавшегося «Поэмы экстаза» Скрябина. Метнер — германист и кантианец — пожал плечами с улыб­кой. Я знал эту улыбку. Она означала: «очень ювенильно». По­эты — просто ничего не поняли. Один покойный С. В. Шенрок, размахивая «гносеологическим» ножом для разрезывания книг, с которым не расставался никогда (из слоновой кости), подошел к Боре, как посвященный, и побеседовал о чем-то наедине. Не по­мню «прений». Да и были ли они? Если и были, то «кто-то что-то сказал», не более. И реферат был очень длинен. С перерывом. Так узнала впервые Пастернака группа людей из «старого» «Мусагета» ...
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 21. Размер: 107кб.
Часть текста: папу за письменным столом в углу комнаты, где я спал, зеленый стеклянный абажур его лампы, допоздна горевшей у него на рабочем столе. Он без конца подливал себе крепкий чай из слегка шумевшего самовара. Просыпаясь, я поглядывал из-за занавески на его склоненную фигуру за столом в голубом облаке папиросного дыма. Вспоминается радость нашего с мамой возвращения из Бер­лина осенью 1926 г. В Можайске отец неожиданно вошел в наш вагон, и я стоял у окна, ощущая его спиной, о чем-то спрашивал, он говорил, что скоро Москва и показывал, с какой стороны она должна появиться. Вдруг яркая огненно-золотая точка возникла за речной излучиной, Это был купол храма Христа Спасителя, и под взволнованные слова отца, говорившего, что там рядом наш дом, из окон которого в упор виден этот купол, — стали вы­плывать колокольни, кресты и крыши, поезд прогрохотал по мос­ту, и меня стали одевать и торопиться к выходу. Совсем иным было наше возвращение из Германии спустя четыре года. Была зима, снег блестел на солнце. Я мучительно ждал Можайска, мы проехали мимо, солнце стояло низко, но все было ярко освещено. Я недоумевал, — уже должен был зажечься на горизонте купол. Вместе с вечерней зарей возникла замерзшая река под мостом, колокольня и купола Новодевичьего монасты­ря, крыши, дома. Поезд втягивался в сумеречныей дебаркадер, где нас ждал папа. Когда он поднял меня, я почувствовал его мокрое от слез лицо. Было уже совсем темно, когда мы приехали домой. В квартире было холодно и неуютно, из разбитых и закле­енных бумагой окон дуло. На столе стоял холодный ужин, кар­тошка с селедкой и черным хлебом. Отец подвел меня к окну и от­кинул занавеску. Взошедшая луна освещала груды...
5. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Литературоведы по праву рождения
Входимость: 19. Размер: 56кб.
Часть текста: Все на свете принадлежит кому-то. Написанное рукой Бориса Пастернака принадлежит его наследникам, и они своим наследством распоряжаются. Е. Б. Пастернак об издании переписки своих родителей: «Сделать эту книжку было особенно трудно, потому что в ее основе – ранняя трагическая любовная история, первая (не совсем так) любовь двух молодых людей, окончившаяся браком, созданием семьи, просуществовавшей всего 10 лет. Поэтому я долго не решался предать гласности эти письма и подумывал даже об их уничтожении как слишком личных, слишком близких». А как же насчет «не знающей себе равных эпистолярной лирики»? Право решать, что оставить потомкам, а что предать огню – не у Бориса Пастернака. Поразительная молодость Пастернаков! Той истории, уходу Бориса Леонидовича из семьи – почти восемьдесят лет, а у сына болит так, что он готов уничтожить для человечества письма Бориса Пастернака из-за своей личной обиды за мать. И никакого на это нет закона, можно публично, для миллионной пастернаковской аудитории, сообщать о своей личной (к Борису Пастернаку никакого, кроме...

© 2000- NIV