Cлово "ТОНУТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТОНИ, ТОНЕТ, ТОНУТ, ТОНУ, ТОНУЛИ

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 4.
2. Гаспаров М. Л. , Подгаецкая И. Ю.: "Сестра моя - жизнь" Бориса Пастернака... "(отрывок). "Мучкап"
Входимость: 3.
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 2.
4. * * * (В разгаре хлебная уборка)
Входимость: 2.
5. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 2.
6. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 2.
7. Каган Ю. М.: Об "Апеллесовой черте" Бориса Пастернака
Входимость: 2.
8. Тюкова И. Н.: Особенности функционирования тропов как лексических регулятивов в поэтических текстах Б. Пастернака (на материале книги "Сестра моя - жизнь")
Входимость: 2.
9. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 2.
10. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 2.
11. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 1.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 1.
13. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 1.
14. Жолковский А.: Книга книг Пастернака (К 75-летию «Сестры моей — жизни»).
Входимость: 1.
15. К октябрьской годовщине
Входимость: 1.
16. Зыслин Юлий: Галич А. А. - Памяти Пастернака
Входимость: 1.
17. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 1.
18. * * * (Сегодня мы исполним грусть его)
Входимость: 1.
19. Ева
Входимость: 1.
20. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 1.
21. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 17)
Входимость: 1.
22. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 1.
23. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 4)
Входимость: 1.
24. Бурлака Д. К.,Горелик Л. Л.: В. Я. Брюсов – критик Б. Л. Пастернака
Входимость: 1.
25. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 1.
26. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLII. "Доктор Живаго"
Входимость: 1.
27. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 3)
Входимость: 1.
28. Спекторский
Входимость: 1.
29. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 2)
Входимость: 1.
30. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 1.
31. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XI. 1921—1923. Евгения Лурье
Входимость: 1.
32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 1.
33. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VIII. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
Входимость: 1.
34. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 1)
Входимость: 1.
35. Лейтенант Шмидт
Входимость: 1.
36. Мучкап
Входимость: 1.
37. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 1.
38. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIX. В зеркалах: Блок
Входимость: 1.
39. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 1.
40. Карусель
Входимость: 1.
41. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Нина Табидзе
Входимость: 1.
42. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава II. Детство
Входимость: 1.
43. Баллада ("Бывает, курьером на борзом")
Входимость: 1.
44. * * * (Пока мы по кавказу лазаем)
Входимость: 1.
45. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 1.
46. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 1)
Входимость: 1.
47. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXIII. Вальс с чертовщиной
Входимость: 1.
48. Лекции: Борис Леонидович Пастернак (неизвестный автор)
Входимость: 1.
49. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Родительский инстинкт в 1926 году
Входимость: 1.
50. * * * (Грусть моя, как пленная сербка)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 4. Размер: 79кб.
Часть текста: НАЗРЕВШИЕ НЕИЗБЕЖНОСТИ * 1 Лара лежала в полубреду в спальне на кровати Фелицаты Семеновны. Вокруг нее шептались Свентицкие, доктор Дроков, прислуга. Пустой дом Свентицких был погружен во тьму, и только в середине длинной анфилады комнат, в маленькой гостиной, горела на стене тусклая лампа, бросая свет вперед и назад вдоль этого сквозного, в одну линию вытянутого ряда. По этому пролету не как в гостях, а словно у себя дома злыми и решительными шагами расхаживал Виктор Ипполитович. Он то заглядывал в спальню, осведомляясь, что там делается, то направлялся в противоположный конец дома и мимо елки с серебряными бусами доходил до столовой, где стол ломился под нетронутым угощением и зеленые винные бокалы позвякивали, когда за окном по улице проезжала карета или по скатерти между тарелок прошмыгивал мышонок. Комаровский рвал и метал. Разноречивые чувства теснились в его груди. Какой скандал и безобразие! Он был в бешенстве. Его положение было в опасности. Случай подрывал его репутацию. Надо было любой ценой, пока не поздно, предупредить, пресечь сплетни, а если весть...
2. Гаспаров М. Л. , Подгаецкая И. Ю.: "Сестра моя - жизнь" Бориса Пастернака... "(отрывок). "Мучкап"
Входимость: 3. Размер: 13кб.
Часть текста: моя - жизнь" Бориса Пастернака... "(отрывок). "Мучкап" Б. Л. Пастернак Мучкап Душа — душна, и даль табачного Какого-то, как мысли, цвета. У мельниц - вид села рыбачьего: Седые сети и корветы. Чего там ждут, томя картиною Корыт, клешней и лишних крыльев, Застлавши слез излишней тиною Последний блеск на рыбьем рыле? Ах, там и час скользит, как камешек Заливом, мелью рикошета! Увы, не тонет, нет, он там еще, Табачного, как мысли, цвета. Увижу нынче ли опять ее? Морской, предгромовой, кромешной. Но этот час объят апатией До поезда ведь час. Конечно!  "Сестра моя - жизнь" Бориса Пастернака. Сверка понимания (отрывок из книги) Мучкап. Впервые - в издание 1922 года. В автографе 1919 го­да примеч.: «Мучкап, как и следующая далее Ржакса, - названия станций Камышинской ветки Юго-вост. жел. дор.»; в машинописи 1921: «Мучкап - село Балашовского уезда Саратовской губернии» («в действительности, Тамбовской губ.», делает примечание Баевский-ВБ 1: 465). Уже эти примечания показывают: стихотворение построено как загадка. В заглавие вынесено заведомо непонятное слово; текст сти­хотворения позволяет лишь неуверенно догадываться, что это мо­жет быть названием местности; подтверждается эта догадка только в другом стихотворении, «Попытка душу разлучить... В названьях Ржакса и Мучкап». Этимология слова «Мучкап» нерусская и ниче­го не говорит ...
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
Часть текста: возделывать землю в заботе о пропитании, создавать свой мир, подобно Робинзону, подражая творцу в сотворении вселенной, вслед за родной матерью производя себя вновь и вновь на свет! Сколько мыслей проходит через сознание, сколько нового передумаешь, пока руки заняты мускульной, телесной, черной или плотничьей работой: пока ставишь себе разумные, физически разрешимые задачи, вознаграждающие за исполнение радостью и удачей; пока шесть часов кряду тешешь что-нибудь топором или копаешь землю под открытым небом, обжигающим тебя своим благодатным дыханием. И то, что эти мысли, догадки и сближения не заносятся на бумагу, а забываются во всей их попутной мимолетности, не потеря, а приобретение. Городской затворник, крепким черным кофе или табаком подхлестывающий упавшие нервы и воображение, ты не знаешь самого могучего наркотика, заключающегося в непритворной нужде и крепком здоровье. Я не иду дальше сказанного, не проповедую Толстовского опрощения и перехода на землю, я не придумываю своей поправки к социализму по аграрному вопросу. Я только устанавливаю факт и не возвожу нашей, случайно подвернувшейся, судьбы в систему. Наш пример спорен и не пригоден для вывода. Наше хозяйство слишком неоднородного состава. Только небольшою его частью, запасом овощей и картошки, мы обязаны трудам наших рук. Все остальное - из другого источника. ...
4. * * * (В разгаре хлебная уборка)
Входимость: 2. Размер: 3кб.
Часть текста: * * В разгаре хлебная уборка, А урожай - как никогда. Гласит недаром поговорка: Берут навалом города. Как в океане небывалом, В загаре и пыли до лба, Штурвальщица крутым увалом Уходит на версты в хлеба. Людей и при царе горохе, Когда владычествовал цеп, Везде, всегда, во все эпохи К авралу звал поспевший хлеб. Толпились в поле и соломе, Тонули в гаме голоса. Локомобили экономий Плевались дымом в небеса. Без слов, без шуток, без ухмылок, Батрачкам наперегонки, Снопы к отверстьям молотилок Подбрасывали батраки. Всех вместе сталкивала спешка, Но и в разгаре молотьбы Мужчина оставался пешкой, А женщина - рабой судьбы. Теперь такая же горячка, - Цена ее не такова, И та, что встарь была батрачкой, Себе и делу голова. Не может скрыть сердечной тайны Душа штурвальщицы такой. Ее мечтанья стук комбайна Выбалтывает за рекой. Выбалтывает за рек когда владычествовал цеп, Везде, всегда, во все эпохи К авралу звал поспевший хлеб. Толпились в поле и соломе, Тонули в гаме голоса. Локомобили экономий Плевались дымом в небеса. Без слов, без шуток, без ухмылок, Батрачкам наперегонки, Снопы к отверстьям молотилок Подбрасывали батраки. Всех вместе сталкивала спешка, Но и в разгаре молотьбы Мужчина оставался пешкой, А женщина - рабой судьбы. Теперь такая же горячка, - Цена ее не такова, И та, что встарь была батрачкой, Себе и делу голова. Не может скрыть сердечной тайны Душа штурвальщицы такой. Ее мечтанья стук комбайна Выбалтывает за рекой. И суть не в красноречьи чисел, А в том, что человек окреп. Тот, кто от хлеба так ...
5. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 2. Размер: 80кб.
Часть текста: болезнь сердца, которую он сам у себя установил уже и раньше, но о степени серьезности которой не имел представления. Он пришел в Москву в начале нэпа, самого двусмысленного и фальшивого из советских периодов. Он исхудал, оброс и одичал еще более, чем во время своего возвращения в Юрятин из партизанского плена. По дороге он опять постепенно снимал с себя все стоящее и выменивал на хлеб с придачею каких-нибудь рваных обносков, чтобы не остаться голым. Так опять проел он в пути свою вторую шубу и пиджачную пару, и на улицах Москвы появился в серой папахе, обмотках и вытертой солдатской шинели, которая превратилась без пуговиц, споротых до одной, в запашной арестантский халат. В этом наряде он ничем не отличался от бесчисленных красноармейцев, толпами наводнивших площади, бульвары и вокзалы столицы. Он пришел в Москву не один. За ним всюду по пятам следовал красивый крестьянский юноша, тоже одетый во все солдатское, как он сам. В таком виде они появлялись в тех из уцелевших московских Гостиных, где протекло...

© 2000- NIV