Cлово "ЗАНЯТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗАНЯТ, ЗАНЯЛ, ЗАНЯТЫ, ЗАНЯЛИ

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 11.
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 6.
3. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 6.
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 6.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 6.
6. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 5.
7. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 11)
Входимость: 5.
8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 4.
9. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 4.
10. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 4.
11. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 4.
12. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 4.
13. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 3.
14. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 3.
15. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 3.
16. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
Входимость: 3.
17. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 1)
Входимость: 3.
18. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Афиногенов
Входимость: 3.
19. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 8)
Входимость: 3.
20. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 3.
21. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 4)
Входимость: 3.
22. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 12)
Входимость: 3.
23. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 3.
24. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 3.
25. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 3.
26. Цитаты и афоризмы
Входимость: 3.
27. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Гладков
Входимость: 3.
28. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 3.
29. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 3.
30. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 2.
31. Волны
Входимость: 2.
32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Ольга Петровская
Входимость: 2.
33. Биография (неизвестный автор, вариант 1)
Входимость: 2.
34. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 4)
Входимость: 2.
35. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 2.
36. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 2.
37. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Несыгранный Гамлет
Входимость: 2.
38. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 2.
39. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Маргарита Анастасьева
Входимость: 2.
40. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Пролог
Входимость: 2.
41. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 2)
Входимость: 2.
42. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 2.
43. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 2.
44. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 3)
Входимость: 2.
45. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 3)
Входимость: 2.
46. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 2)
Входимость: 2.
47. Одесса
Входимость: 2.
48. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 2.
49. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 2.
50. Каган Ю. М.: Об "Апеллесовой черте" Бориса Пастернака
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 11. Размер: 99кб.
Часть текста: без памяти, На ночь натыкаясь руками, Урала Твердыня орала и, падая замертво, В мученьях ослепшая, утро рожала. Гремя, опрокидывались нечаянно задетые Громады и бронзы массивов каких-то, Пыхтел пассажирский. И где-то от этого Шарахаясь, падали призраки пихты... Очнулись в огне. С горизонта пунцового К лесам подползал океан коронаций, Лизал им подошвы и соснам подсовывал Короны и звал их на царство венчаться! Открытки, посланные родителям с дороги, не сохранились. Вероятно, 16 января он сошел с поезда на станции Всеволодо-Вильва Пермской железной дороги, где находилась контора имения и заводов Зинаиды Григорьевны Резвой. "Продажа уксусно-кислой извести, ацетона, спирта древесного разных градусов, хлороформа и древесного угля" - значилось на конторских бланках. В конце XIX века имение и заводы принадлежали Савве Тимофеевичу Морозову, который, как известно, в 1894 году на несколько дней привозил туда Антона Чехова. Теперешней, жившей в Москве, владелицей была его вдова, во втором браке - за Рейнботом, после начала войны сменившим фамилию на Резвый. Пастернак поселился в одной из комнат небольшого одноэтажного деревянного дома, в котором с женой Фанни Николаевной и маленьким сыном Эли помещался управляющий заводами Борис Ильич Збарский. Ему предстояло быть помощником Збарского по деловой переписке и торгово-финансовой отчетности. "Збарский (ему только 30 лет), настоящий, ультра настоящий еврей и не думающий никогда перестать быть им, за познания свои и особенные способности, - писал Пастернак родителям спустя несколько дней по приезде, - поставлен здесь над трехсотчисленным штатом служащих, под его ведением целый уезд, верст шестьдесят в окружности, два завода, хозяйство и административная часть, громадная почта, масса телеграмм, поездки к губернатору, председателям управ и т.д. и т.д. Провинциальная местная "интеллигенция" держится в должном страхе и почете. Здесь есть и симпатичный молодой ученый из Москвы, его лаборант, - а Збарский...
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 6. Размер: 85кб.
Часть текста: Гишар с двумя детьми, сыном Родионом и дочерью Ларисою. Сына она отдала в кадетский корпус, а дочь в женскую гимназию, по случайности ту самую и тот же самый класс, в которых училась Надя Кологривова. У мадам Гишар были от мужа сбережения в бумагах, которые раньше поднимались, а теперь стали падать. Чтобы приостановить таяние своих средств и не сидеть сложа руки, мадам Гишар купила небольшое дело, швейную мастерскую Левицкой близ Триумфальных ворот у наследников портнихи, с правом сохранения старой фирмы, с кругом ее прежних заказчиц и всеми модистками и ученицами. Мадам Гишар сделала это по совету адвоката Комаровского, друга своего мужа и своей собственной опоры, хладнокровного дельца, знавшего деловую жизнь в России как свои пять пальцев. С ним она списалась насчет переезда, он встречал их на вокзале, он повез через всю Москву в меблированные комнаты "Черногория" в Оружейном переулке, где снял для них номер, он же уговорил отдать Родю в корпус, а Лару в гимназию, которую он порекомендовал, и он же невнимательно шутил с мальчиком и заглядывался на девочку так, что она краснела. 2 Перед тем как переселиться в небольшую квартиру в три комнаты, находившуюся при мастерской, они около месяца прожили в "Черногории". Это были самые ужасные места Москвы, лихачи и притоны, целые улицы, отданные разврату, трущобы "погибших созданий". Детей не удивляла грязь в номерах, клопы, убожество меблировки. После смерти отца мать жила в вечном страхе обнищания. Родя и Лара привыкли слышать, что они на краю гибели. Они понимали, что они не дети улицы, но в них глубоко сидела робость перед богатыми, как у питомцев сиротских домов. Живой пример этого страха подавала им мать. Амалия...
3. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 6. Размер: 69кб.
Часть текста: воткнутыми валенками, быстро просеменил в дворницкую. Брать работу на двор, всегда значило, затупив до утраты смысла какое-нибудь примечанье к правилу, итти потом наверх, начинать все сызнова в комнатах. Они разом, с порога прохватывали особым полумраком и прохладой, особой, всегда неожиданной знакомостью, с какою мебель, заняв раз-на-всегда предписанные места, на них оставалась. Будущего нельзя предсказать. Но его можно увидеть, войдя с воли в дом. Здесь на-лицо уже его план, то размещенье, которому, непокорное во всем прочем, оно подчинится. И не было такого сна, навеянного движеньем воздуха на улице, которого бы живо не стряхнул бодрый и роковой дух дома, ударявший вдруг, с порога прихожей. На этот раз это был Лермонтов. Женя мяла книжку, сложив ее переплетом внутрь. В комнатах она, сделай это Сережа, сама бы восстала на "безобразную привычку". Другое дело - на дворе. Прохор поставил мороженицу наземь и пошел назад в дом. Когда он отворил дверь в Спицынские сени, оттуда повалил клубящийся дьявольский лай голеньких генеральских собачек. Дверь захлопнулась с коротким звонком. Между тем, Терек, прыгая как львица, с косматой гривой на спине, продолжал реветь, как ему надлежало, и Женю стало брать сомнение только насчет того, точно ли на спине, не на хребте ли все это совершается. Справиться с книгой было лень, и золотые облака, из южных стран, издалека, едва успев проводить его на север, уже встречали у порога генеральской кухни с ведром и мочалкой в руке. Денщик поставил ведро, нагнулся и, разобрав мороженицу, принялся ее мыть. Августовское солнце, прорвав древесную листву, засело в крестце у солдата. Оно внедрилось, красное, в жухлое мундирное сукно и как скипидаром жадно его собой пропитало. Двор был широкий, с...
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 6. Размер: 80кб.
Часть текста: все стоящее и выменивал на хлеб с придачею каких-нибудь рваных обносков, чтобы не остаться голым. Так опять проел он в пути свою вторую шубу и пиджачную пару, и на улицах Москвы появился в серой папахе, обмотках и вытертой солдатской шинели, которая превратилась без пуговиц, споротых до одной, в запашной арестантский халат. В этом наряде он ничем не отличался от бесчисленных красноармейцев, толпами наводнивших площади, бульвары и вокзалы столицы. Он пришел в Москву не один. За ним всюду по пятам следовал красивый крестьянский юноша, тоже одетый во все солдатское, как он сам. В таком виде они появлялись в тех из уцелевших московских Гостиных, где протекло детство Юрия Андреевича, где его помнили и принимали вместе с его спутником, предварительно деликатно осведомившись, побывали ли они после дороги в бане, - сыпной тиф еще свирепствовал, - и где Юрию Андреевичу в первые же дни его появления рассказали об обстоятельствах отъезда его близких из Москвы за границу. Оба дичились людей, но из обостренной застенчивости избегали случаев являться в гости в единственном числе, когда нельзя молчать и надо самим поддерживать беседу. Обыкновенно они двумя долговязыми фигурами вырастали у знакомых, когда у них собиралось общество, забивались куда-нибудь в угол понезаметнее и молча проводили вечер, не участвуя в общем разговоре. В сопровождении своего молодого товарища худой рослый доктор в неказистой одежде походил на искателя правды из простонародья, а его постоянный провожатый на послушного, слепо ему преданного ученика и последователя. Кто же был этот молодой спутник? 2 ...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 6. Размер: 107кб.
Часть текста: Первые из возникающих передо мною рисуют старую квартиру на Волхонке, наши комнаты, разгороженные шкафами и занавесками, папу за письменным столом в углу комнаты, где я спал, зеленый стеклянный абажур его лампы, допоздна горевшей у него на рабочем столе. Он без конца подливал себе крепкий чай из слегка шумевшего самовара. Просыпаясь, я поглядывал из-за занавески на его склоненную фигуру за столом в голубом облаке папиросного дыма. Вспоминается радость нашего с мамой возвращения из Бер­лина осенью 1926 г. В Можайске отец неожиданно вошел в наш вагон, и я стоял у окна, ощущая его спиной, о чем-то спрашивал, он говорил, что скоро Москва и показывал, с какой стороны она должна появиться. Вдруг яркая огненно-золотая точка возникла за речной излучиной, Это был купол храма Христа Спасителя, и под взволнованные слова отца, говорившего, что там рядом наш дом, из окон которого в упор виден этот купол, — стали вы­плывать колокольни, кресты и крыши, поезд прогрохотал по мос­ту, и меня стали одевать и торопиться к выходу. Совсем иным было наше возвращение из Германии спустя четыре года. Была зима, снег блестел на солнце. Я мучительно ждал Можайска, мы проехали мимо, солнце стояло низко, но все было ярко освещено. Я недоумевал, — уже должен был зажечься на горизонте купол. Вместе с вечерней зарей...

© 2000- NIV