• Наши партнеры
    Thailande.ru - Отдых в таиланде в мае отзывы военныи переворот в таиланде стоит ехать в таиланд.
  • Cлово "ТАЯТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ТАЕТ, ТАЯЛ, ТАЮ, ТАЯЛИ, ТАЮТ

    1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIX. В зеркалах: Блок
    Входимость: 3.
    2. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава вторая
    Входимость: 3.
    3. Рассвет
    Входимость: 2.
    4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Афиногенов
    Входимость: 2.
    5. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
    Входимость: 2.
    6. Борис Пастернак (психологический портрет)
    Входимость: 2.
    7. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 17)
    Входимость: 2.
    8. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
    Входимость: 2.
    9. 9-е января
    Входимость: 2.
    10. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
    Входимость: 2.
    11. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
    Входимость: 2.
    12. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXIV. Война
    Входимость: 2.
    13. Захариева И.: Эротический сюжет в ранней лирике Бориса Пастернака
    Входимость: 2.
    14. Волны
    Входимость: 1.
    15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Ольга Петровская
    Входимость: 1.
    16. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
    Входимость: 1.
    17. Художник
    Входимость: 1.
    18. Петербург
    Входимость: 1.
    19. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
    Входимость: 1.
    20. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
    Входимость: 1.
    21. * * * (Все наклоненья и залоги)
    Входимость: 1.
    22. * * * (Мгновенный снег, когда булыжник узрен)
    Входимость: 1.
    23. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIV. 1956. Отказ от выбора
    Входимость: 1.
    24. Наша гроза
    Входимость: 1.
    25. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 3)
    Входимость: 1.
    26. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
    Входимость: 1.
    27. Халина Татьяна: Пастернак Борис Леонидович
    Входимость: 1.
    28. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
    Входимость: 1.
    29. Но почему
    Входимость: 1.
    30. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
    Входимость: 1.
    31. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
    Входимость: 1.
    32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
    Входимость: 1.
    33. Борис Пастернак. Охранная грамота
    Входимость: 1.
    34. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
    Входимость: 1.
    35. Ночь
    Входимость: 1.
    36. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
    Входимость: 1.
    37. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава I. Счастливец
    Входимость: 1.
    38. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
    Входимость: 1.
    39. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Сергей Дурылин
    Входимость: 1.
    40. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Вот идет моя жена
    Входимость: 1.
    41. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава II. Детство
    Входимость: 1.
    42. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Локс
    Входимость: 1.
    43. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава пятая
    Входимость: 1.
    44. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XII. 1923—1928. "Высокая болезнь". Хроника мутного времени
    Входимость: 1.
    45. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. До 35-го года
    Входимость: 1.
    46. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
    Входимость: 1.
    47. Сон
    Входимость: 1.
    48. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
    Входимость: 1.
    49. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 3)
    Входимость: 1.
    50. Высокая болезнь
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIX. В зеркалах: Блок
    Входимость: 3. Размер: 35кб.
    Часть текста: ЖЗЛ. Глава XIX. В зеркалах: Блок Глава XIX. В зеркалах: Блок «Бродили ночью со Спекторским по Варшаве». А. Блок. Записные книжки; 1 декабря 1909 г. 1 Личного общения между ними почти не было, если не считать единственной краткой встречи в Политехническом музее 5 мая 1921 года. Пастернак хотел познакомиться еще на первом блоковском выступлении, третьего, и пошел на этот вечер, узнав от Маяковского, что Блоку готовится «бенефис, разнос и кошачий концерт»,— они отправились в музей вместе, в надежде предотвратить скандал. Выступление началось раньше, чем они предполагали, и Блок уже ушел в Итальянское общество. Скандал был (пролеткультовец Струве стал доказывать, что Блок мертв,— и Блок не возразил). Блок был не в духе, читал мало,— ему показалось, что вся публика похожа на сидевшего близко к сцене чудовищного красноармейца «вот с этакой звездой на шапке»; он прочитал четыре стихотворения, ушел — и в ответ на все вызовы, все мольбы Чуковского и Когана, устроивших выступление, появился на сцене только единожды, причем читать стал автоэпитафию Фра Филиппо Липпи, в латинском оригинале. 5 мая Пастернак с Маяковским снова пришли в Политехнический — выступление на этот раз было триумфальное, Блок читал много и с упоением; Маяковский, по воспоминаниям Чуковского, «скучал и подсказывал...
    2. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава вторая
    Входимость: 3. Размер: 56кб.
    Часть текста: мы ежевечерне стучали деревянными молотками по швам нательных рубах и гимнастерок (это называлось «саноб­работкой»), и ярые речи агитаторов, и культурно-просве­тительные беседы, на которых явно беспартийный моло­дой педагог почему-то знакомил новобранцев с «Домом Телье» и «Пышкой» Мопассана; и спешное сколачива­ние маршевых батальонов, в один из которых был зачис­лен и я; и мимолетная дружба со вновь назначенным ротным командиром Петей Лацисом, латышом по отцу и русским по матери, белокурым красавцем великаном — без всякого, впрочем, военного образования. Он и сам прибыл из Москвы в куцей гимназической шинели и еще недавно был правофланговым нашего взвода. О нем стоит вспомнить поподробнее, так как он, едва ли не один из немногих моих новых товарищей, был начисто лишен той стихийной безликости или, скажем, нигилистической беспартийности, которой было отмечено большинство новобранцев, равно как и штатный ком­состав Седьмого запасного — все эти сквернословящие взводные и старшины и брезгливо устранявшиеся от службы бывшие прапоры и поручики, казалось, озабо­ченные единственно тем, чтобы как-нибудь возместить утрату золотых погон ношением стеков и пропахших бензином лайковых перчаток. Сын родителей-большевиков, потерявший отца на колчаковском фронте, Лацис был живым воплощением «организующей партийности». Его отличала мужествен­ная трезвость суждений, он ясно видел всю «морально-политическую неустойчивость» доверенных ему людей, но это его не смущало — так твердо верил он в их кров­ную причастность к борьбе народа за лучшее будущее. Поначалу он меньше всего хотел выделиться, резко противопоставить...
    3. Рассвет
    Входимость: 2. Размер: 3кб.
    Часть текста: Рассвет Ты значил все в моей судьбе. Потом пришла война, разруха, И долго-долго о тебе Ни слуху не было, ни духу. И через много-много лет Твой голос вновь меня встревожил. Всю ночь читал я твой завет И как от обморока ожил. Мне к людям хочется, в толпу, B их утреннее оживленье. Я все готов разнесть в щепу И всех поставить на колени. И я по лестнице бегу, Как будто выхожу впервые На эти улицы в снегу И вымершие мостовые. Везде встают, огни, уют, Пьют чай, торопятся к трамваям. В теченье нескольких минут Вид города неузнаваем. В воротах вьюга вяжет сеть Из густо падающих хлопьев, И чтобы вовремя поспеть, Все мчатся недоев-недопив. Я чувствую за них за всех, Как будто побывал в их шкуре, Я таю сам, как тает снег, Я сам, как утро, брови хмурю. Со мною люди без имен, Деревья, дети, домоседы. Я ими всеми побежден, И только в том моя победа.
    4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Афиногенов
    Входимость: 2. Размер: 34кб.
    Часть текста: Они в "Литтaзeтe,, — в статьях, в словах... Я помню, Пикель2 говорил ужасный вздор с видом учи­теля, уверенного в правоте. Я не верил ему. Но теперь, когда я смо­трю в лицо того, кто говорит мне — так же учительски, — я вижу в нем штамп Пикеля. Я хотел бы говорить о моральной среде пи­сательства. О каких-то настоящих мыслях, которые приходят вне зависимости от суда и откликов, которые живут в нас и заставля­ют нас писать стихи или драмы. Зачем мне выступать? Я не могу сказать по-обыкновенному, и опять выйдет плохо. Я лучше вы­ступлю на небольшом собрании и все расскажу совершенно ис­кренне. Я не понимаю, зачем мне говорить с большой трибуны?» Он курил, бросал спички в пепельницу, останавливался, го­ворил, рваные мысли, фразы... трудно было уследить за ходом его рассуждений... «Я понимаю — нужно говорить КиршонуЗ. Он найдет нужные слова. Но мои слова совсем другие. Я могу ска­зать о мертвящем штампе в литературе. Иногда мне кажется, что этот штамп есть проявление тех качеств в человеке, которые со­здали людей, подобных Пятакову и Радеку. Я еще ничего не чи­тал о процессе — почему-то мне не присылают газету, должно быть, я опоздал подписаться на нее... но все равно — я слышал кое-что. Это — ужасно. И я от этого совсем не весел. Все это очень дорого нам стоит. А писателям и поэтам особенно надо быть внимательными к себе — надо уметь выводить поэзию за пределы таких ломок отношений к людям. Это уже...
    5. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
    Входимость: 2. Размер: 41кб.
    Часть текста: сжатость воспринятого. Иначе не привести разрозненных частностей к выразительному единству. Герой же моих воспоминаний сам меньше всего забо­тился о том, что он называл «зрелищно-биографиче­ским самовыражением». Борис Пастернак, напротив, предпочитал, чтобы зримый мир и непрозреваемая все­ленная говорили как бы от собственного имени его, Пастернака, поэтическим слогом. Более того, он старал­ся, вполне сознательно, затеряться в огромном и для него всегда чудесно-целостном мире, посягая едва ли не на большее, чем на равноправие с любой другой драгоценной его частицей — к примеру, с деревьями по ту сторону дымчатого водного простора, о котором он говорит в своих «Заморозках» (одном из поздней­ших его стихотворений): Холодным утром солнце в дымке Стоит столбом огня в дыму. Я тоже, как на скверном снимке, Совсем неотличим ему. Пока оно из мглы не выйдет, Блеснув за прудом на лугу, Меня деревья плохо видят На отдаленном берегу. Поистине такого полного «самоустранения», такой растроганной растворимости в великом целостном (пусть в малых рамках нашей земной действительности) не знала в такой мере мировая поэзия. Это его, Пастер­нака, «новое слово», столь отличное от романтического «зрелищно-биографического самовыражения», свойст­венного большинству его современников. «Под романтической манерой» — так говорит Пастер­нак в «Охранной грамоте» — крылось целое...

    © 2000- NIV