Cлово "ДАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДАЛА, ДАЛ, ДАЛИ, ДАНО

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 29.
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 28.
3. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика Розанова
Входимость: 24.
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 21.
5. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 17.
6. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 16.
7. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 15.
8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 15.
9. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 14.
10. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 13.
11. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 13.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 13.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 13.
14. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Гладков
Входимость: 13.
15. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 12.
16. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Литературоведы по праву рождения
Входимость: 12.
17. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 12.
18. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 11.
19. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Вот идет моя жена
Входимость: 11.
20. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 11.
21. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 11.
22. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 11.
23. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 11.
24. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Несыгранный Гамлет
Входимость: 10.
25. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 10.
26. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 10.
27. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
Входимость: 10.
28. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 9.
29. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 9.
30. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 9.
31. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 8.
32. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXV. В это время
Входимость: 8.
33. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 8.
34. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 8.
35. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 8.
36. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 8.
37. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 5)
Входимость: 8.
38. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Дело доктора Живаго
Входимость: 8.
39. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 8.
40. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVII. "Зарево". Победа
Входимость: 8.
41. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Доска придворного идиота
Входимость: 8.
42. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 7.
43. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XI. 1921—1923. Евгения Лурье
Входимость: 7.
44. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 7.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Эпилог. Жизнь после смерти
Входимость: 7.
46. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Прошлым летом в Поссенхофене
Входимость: 7.
47. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 7.
48. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIX. 1935. Нетворческий кризис
Входимость: 7.
49. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Я – поле твоего сраженья…
Входимость: 7.
50. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 2)
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 29. Размер: 159кб.
Часть текста: Она сказала ему, что муж и она горячие поклон­ники его поэзии, и тут же пригласила его к ним в гости. Он обещал прийти в один из ближайших дней. Ирина Сергеевна хотела, чтобы мы обязательно были у них. Я была уверена, что Пастернак не придет, попросила Генриха Густавовича пойти без меня и осталась дома с детьми. Оказа­лось, что Пастернак все же пришел и просидел с ними всю ночь. Все они пришли от него в какой-то раж и день и ночь говорили только о нем. Он произвел впечатление огнем, который шел как бы изнутри, и сочетанием этого огня с большим умом. Через неде­лю Пастернак пригласил Асмусов и нас к себе на Волхонку, в дом напротив храма Христа Спасителя, где он жил с женой и сыцом. Мне очень не хотелось идти к ним; по всей вероятности, я где-то внутри боялась встречи с таким замечательным человеком. Я дол­го отказывалась, но Ирина Сергеевна настаивала. Она называла его чудом и вся была захвачена им. Я уступила, и мы пошли. Этот человек тоже произвел на меня сильное впечатление. Он оказался хорошим музыкантом и композитором. Генрих Гус­тавович много щрал, и Пастернак был в восторге от его исполне­ния. Потом он читал свои стихи. Я всегда была прямым и откро­венным человеком, и, когда он спросил, нравятся ли мне его стихи, я ответила, что на слух я не очень поняла и мне надо прочитать их дома глазами. Он засмеялся и сказал, что готов для меня писать проще. Этой фразе я не придала никакого значения. Внешне он мне понравился: у него светились глаза и он весь горел вдохнове­нием. Я была покорена им как человеком, но как поэт он был мне мало доступен. Потребовалось время и вживание в его старые стихи, чтобы они стали постепенно проясняться, и со временем я полюбила их. Тогда же показалось, что как личность он выше сво­его творчества. Его высказывания об искусстве, о музыке были для меня более ценными, чем его трудно доступные для понима­ния стихи. Мы долго засиделись. Но мне очень не понравилась жена...
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 28. Размер: 135кб.
Часть текста: Первая встреча 1 * 1939. Лето. Я приехала из Ленинграда в Москву хлопотать о Мите1. Такси в Переделкино, где никогда не была. Адрес: «Го­родок писателей, дача Чуковского — сначала шоссе, потом что-то такое направо, налево». В Городке таксист свернул не туда, за­путался, приметы не совпадали — непредуказанное поле — и ни одного пешехода. Первый человек, который попался мне на гла­за, стоял на корточках за дачным забором: коричневый, голый до пояса, весь обожженный солнцем; он полол гряды на пологом, пустом, выжженном солнцем участке. Шофер притормозил, и я через опущенное стекло спросила, где дача Чуковского. Он вы­прямился, отряхивая землю с колен и ладоней, и, прежде чем объяснить нам дорогу, с таким жадным любопытством оглядел машину, шофера и меня, будто впервые в жизни увидал автомо­биль, таксиста и женщину. Гудя, объяснил. Потом бурно: «Вы, наверное, Лидия Корнеевна?» — «Да», — сказала я. Поблагода­рив, я велела шоферу ехать и только тогда, когда мы уже снова пересекли шоссе, догадалась: «Это был Пастернак! Явление при­роды, первобытность». 28/XL 46. В 2, как условились, меня принял Симонов. Снача­ла дал список поэтов, у ...
3. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика Розанова
Входимость: 24. Размер: 73кб.
Часть текста: ярких (по его выбору) своих корреспондентов Розанов включил в собственную книгу. Точка зрения оппонентов вызывает большее сочувствие, поскольку мракобесы главным образом высказывают свои чистые – не продвигающие идеи для разрешения личной житейской ситуации – мысли. Василий же Васильевич находился в сложном, неприятном, ужасном положении. Его жалко до слез. Он добродетельно жил, до конца дней своих – половину этого времени при ее тяжкой болезни – с порядочной (негулящей, домовитой) женщиной, прижил детей, именовался семьянином – и все незаконно, надрывно, непризнанно. Как известно, Василий Васильевич, женясь на добродетельной вдовице (не нашедшей себе более однозначного мужа), был уже женат. Не в том смысле, как говорят сейчас – побывал женатым, а в том, что его статус в тот момент, когда он вел в церковь невесту (обойдя предварительно с ней под руку по кругу центральную площадь маленького городка, в котором происходило все дело – этим демонстративным, но при всем том, как ни странно, тайным демаршем новобрачная намеревалась узаконить малозаконный союз) был самым неподходящим для этих кружений: жених был женатым, не добившимся развода, человеком. Обряд венчания (на котором, разумеется, настаивала невеста) вел ее родственник – тоже очень религиозный и тонкий человек, – однако затребовавший за процедуру какие-то совершенно невообразимые деньги (тысячу рублей). Невозможно жениться более «ridicule», чем сделал это даже и не по бог весть какой молодости Василий Василье вич (если кто позабыл, как поступки нелогичные, абсурдные, курьезные, они забываются – как всякий анекдот, – Розанов женился на двадцатью годами его старше бывшей любовнице его кумира, Федора Михайловича Достоевского, героине «Игрока»,...
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 21. Размер: 107кб.
Часть текста: столе. Он без конца подливал себе крепкий чай из слегка шумевшего самовара. Просыпаясь, я поглядывал из-за занавески на его склоненную фигуру за столом в голубом облаке папиросного дыма. Вспоминается радость нашего с мамой возвращения из Бер­лина осенью 1926 г. В Можайске отец неожиданно вошел в наш вагон, и я стоял у окна, ощущая его спиной, о чем-то спрашивал, он говорил, что скоро Москва и показывал, с какой стороны она должна появиться. Вдруг яркая огненно-золотая точка возникла за речной излучиной, Это был купол храма Христа Спасителя, и под взволнованные слова отца, говорившего, что там рядом наш дом, из окон которого в упор виден этот купол, — стали вы­плывать колокольни, кресты и крыши, поезд прогрохотал по мос­ту, и меня стали одевать и торопиться к выходу. Совсем иным было наше возвращение из Германии спустя четыре года. Была зима, снег блестел на солнце. Я мучительно ждал Можайска, мы проехали мимо, солнце стояло низко, но все было ярко освещено. Я недоумевал, — уже должен был зажечься на горизонте купол. Вместе с вечерней зарей возникла замерзшая река под мостом, колокольня и купола Новодевичьего монасты­ря, крыши, дома. Поезд втягивался в сумеречныей дебаркадер, где нас ждал папа. Когда он поднял меня, я почувствовал его мокрое от слез лицо. Было уже совсем темно, когда мы приехали домой. В квартире было холодно и неуютно, из разбитых и закле­енных бумагой окон дуло. На столе стоял холодный ужин, кар­тошка с селедкой и черным хлебом. Отец подвел меня к окну и от­кинул занавеску. Взошедшая луна освещала груды каменных глыб и битого кирпича от недавно взорванного храма Христа. Написать об отце так, чтобы эти воспоминания не стали рас­сказом о моей собственной жизни, очень трудно. Приходится вы­бирать наиболее поздние впечатления, живо сохраненные па­мятью. Таковы отрывочные воспоминания о последних годах его жизни, записи его разговоров и...
5. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 17. Размер: 49кб.
Часть текста: Маяковский и Борис Пастернак Если я, говоря о современной поэзии России, ставлю эти два имени рядом, то потому, что они рядом стоят. Можно, говоря о современной поэзии РОССИИ, назвать одно из них, каждое из них без другого — и вся поэзия все-таки будет дана, как в каждом большом поэте, ибо поэзия не дробится ни в поэтах, ни на поэтов, она во всех своих явлениях — одна, одно, в каждом — вся, так же как, по существу, нет поэтов, а есть поэт, один и тот же с начала и до конца мира, сил, окрашивающая в цвета данных времен, племен, стран, наречий, лиц, проходящая через ее, силу, несущих, как река, теми или иными берегами, теми или иными небесами, тем или иным дном. (Иначе бы мы никогда не понимали Виллона, которого понимаем целиком, несмотря даже на чисто физическую непонятность иных слов. Именно возвращаемся в него, как в родную реку.) Итак, если я ставлю Пастернака и Маяковского рядом, — ставлю рядом, а не даю их вместе, — то не потому, что одного мало, не потому, что один в дpyгом нуждается, другого восполняет; повторяю, каждый полон до краев, и Россия каждым полна (и дана) до краев, и не только Россия, но и сама поэзия, — делаю я это, чтобы дважды явить то, что дай бог единожды в пятидесятилетие, здесь же в одно пятилетие дважды явлено природой: цельное полное чудо поэта. Ставлю я их рядом, потому что они сами в эпохе, во главе угла эпохи, рядом стали и останутся... Пастернак и Маяковский сверстники. Оба москвичи. Маяковский по росту, а Пастернак по рождению. Оба в стихи пришли из другого, Маяковский из живописи, Пастернак из музыки. Оба в свое принесли другое: Маяковский «хищный глазомер простого столяра». Пастернак — всю несказанность. Оба пришли обогащенные. Оба нашли себя не сразу, оба в стихах нашли себя окончательно. (Попутная...

© 2000- NIV