Cлово "ЗАСТАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗАСТАЛ, ЗАСТАЛО, ЗАСТАЛА, ЗАСТАЛИ

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 6.
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 5.
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 5.
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 4.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 4.
6. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эмма Герштейн
Входимость: 4.
7. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 3.
8. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 4)
Входимость: 3.
9. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 3.
10. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 2.
11. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VIII. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
Входимость: 2.
12. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 11)
Входимость: 2.
13. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 4)
Входимость: 2.
14. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 2.
15. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 2.
16. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 2.
17. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 2.
18. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 2.
19. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 2.
20. Волны
Входимость: 1.
21. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 1.
22. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке
Входимость: 1.
23. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 1.
24. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 1.
25. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XI. 1921—1923. Евгения Лурье
Входимость: 1.
26. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXV. В это время
Входимость: 1.
27. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
Входимость: 1.
28. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 1)
Входимость: 1.
29. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 5)
Входимость: 1.
30. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Эпилог. Жизнь после смерти
Входимость: 1.
31. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 1.
32. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Позиционная война
Входимость: 1.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эдуард Бабаев
Входимость: 1.
34. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIV. В тон времени
Входимость: 1.
35. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анна Голодец
Входимость: 1.
36. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 1.
37. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 1.
38. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 1.
39. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 1.
40. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 1.
41. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Любовь
Входимость: 1.
42. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 1.
43. Борис Пастернак на Урале (отрывок из книги: Борис Пастернак - участь и предназначение )
Входимость: 1.
44. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 1.
45. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. До 35-го года
Входимость: 1.
46. Кацис Леонид: Начальная пора
Входимость: 1.
47. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 1.
48. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 2)
Входимость: 1.
49. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 1.
50. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 6. Размер: 70кб.
Часть текста: и многое в поэзии сам уже знал. От него я услышал и о первых двух книгах Бориса Леонидовича «Близнец в тучах» и «Поверх барьеров». Я еще плохо в них разбирался, это был слишком новый стиль в поэзии, к которому надо было привыкнуть и входить в него. Держась в отдалении в Доме печати, я присматривался и прислушивался к Пастернаку и тем временем как-то привыкал к нему. Он был какой-то особенный, ни на кого не похожий, в разговоре сумбурный, сыпал метафорами, перескакивал с од­ного образа на другой, что-то бубнил, гудел и всегда улыбался. Помню, как сейчас, его сидящим на диване рядом с женой. Воз­ле них свободные места никем не заняты, полукругом перед ни­ми стоит молодежь, и Пастернак ведет разговор, шумно отвечает на вопросы. Сидящая рядом Женечка, с большой копной тем­ных вьющихся волос, иногда участвует в разговоре и тоже улы­бается. 23 ноября 1923 Вечером собрались у Анисимовых, в Мертвом переулке, во дворе, на втором этаже деревянного домика. Туда меня пригла­сил поэт Петр Зайцев2. Я вошел в комнату. На матраце, лежащем на полу, без обивки и без ножек, из которого кверху торчали об­наженные пружины, на самом краешке деревянной рамы сидели Борис Леонидович Пастернак и поэт Петр Никанорович Зайцев. Юлиан Павлович Анисимов сидел против них прямо на полу, по-турецки поджав ноги. На одном стуле сидел писатель Сергей Сер­геевич Заяицкий3, на второй, еще свободный, трехногий, сел я с риском свалиться на пол. В комнате, кроме матраца и стульев, другой мебели не было, на стене висели старинные рисунки, а в углу лежали книги. Это было время, когда после Октябрьской революции, про­летевшей как буря и выбившей всех из привычной жизненной ко­леи, московская интеллигенция жила, не обращая внимания на обстановку, на быт, и потому поэты и художники, обычно склон­ные к богеме, в какой-то степени легче других приспособились...
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 5. Размер: 68кб.
Часть текста: 1 Он ехал через Смоленск и, как писал родителям, «научился по запаху в вагоне распознавать губернию, по которой проезжал». Мельком, из окна вагона, увидел Польшу: «Она неслась с утра на ночь и с запада на восток, по-летнему бессонная, какой-то романской частью славянского замысла» («Охранная грамота»). На немецкой границе Пастернак пересел на другой поезд и 24 апреля прибыл в Берлин. Город ему не то чтобы не понравился, но испугал: уличный порядок выглядел каким-то военным, насильственным. «Берлин показался мне городом подростков, получивших накануне в подарок тесаки и каски, трости и трубки, настоящие велосипеды и сюртуки, как у взрослых. Я застал их на первом выходе, они не привыкли еще к перемене, и каждый важничал тем, что ему вчера выпало на долю». Скоро они важничают уже не так невинно — и дважды за столетие, заварив невообразимую кашу, будут лишаться тесачков, шашечек и сюртучков. Вечером того же дня он выехал в Марбург и после ночи в дороге впервые увидел университетский город, который ему предстояло прославить в одном из самых знаменитых любовных стихотворений XX века. «Исконное средневековье открывалось мне впервые. Его подлинность была свежа и страшна, как всякий оригинал». Пастернак встречал это средневековье «коротким восклицанием восторга, теперь устаревшим». В «Охранной грамоте» много таких горьких шуток: конечно, он шептал «Боже мой». Марбург — небольшой университетский город в ста тридцати километрах к югу от Франкфурта. Он почти не изменился с пастернаковских времен, разве что в 1972 году здесь появилась улица Пастернака. Что-то есть глубоко символичное в том, что улица петербуржца Мандельштама существует только в Воронеже, где он отбывал ссылку, а улица москвича Пастернака — только в Марбурге, где он три месяца проучился (из всех русских выпускников университета такой чести удостоился он один — даром что занимался в...
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 5. Размер: 91кб.
Часть текста: На огромных четырехугольных камнях его наклонно скошенного фундамента чернели свежерасклеенные номера правительственных газет, правительственные декреты и постановления. Надолго застаиваясь на тротуаре, литературу в безмолвии читали небольшие кучки прохожих. Было сухо после недавней оттепели. Подмораживало. Мороз заметно крепчал. Было совсем светло в часы, в которые еще недавно темнело. Недавно ушла зима. Пустоту освободившегося места наполнил свет, который не уходил и задерживался вечерами. Он волновал, влек вдаль, пугал и настораживал. Недавно из города ушли белые, сдав его красным. Кончились обстрелы, кровопролитие, военные тревоги. Это тоже пугало и настораживало, как уход зимы и прирост весеннего дня. Извещения, которые при свете удлинившегося дня читали уличные прохожие, гласили: "К сведению населения. Рабочие книжки для состоятельных получаются за 50 рублей штука в Продотделе Юрсовета, Октябрьская, бывшая Генералгубернаторская, 5, комната 137. Неимение рабочей книжки или неправильное, а тем более лживое ведение записей карается по всем строгостям военного времени. 1 очная инструкция к пользованию рабочими книжками распубликована в И. Ю. И. К. № 86 (1013) текущего года и вывешена в Продотделе Юрсовета, комната 137". В другом объявлении сообщалось о достаточности имеющихся ...
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 4. Размер: 100кб.
Часть текста: Нет, конечно. Он был утром и хотел прийти вечером. Он скоро заявится. Ему надо поговорить с тобой. - Зачем он приехал? - Я не все поняла из его слов. Говорит, будто он тут проездом на Дальний Восток, и нарочно дал крюку и своротил к нам в Юрятин, чтобы повидаться. Главным образом, ради тебя и Паши. Он много говорил о вас обоих. Он уверяет, что все мы втроем, то есть ты, Патуля и я в смертельной опасности, и что только он может спасти нас, если мы его послушаемся. - Я уйду. Я не желаю его видеть. Лара расплакалась, попыталась упасть перед доктором на колени и, обняв его ноги, прижаться к ним головою, но он помешал ей, насильно удержав ее. - Останься ради меня, умоляю тебя. Я ни с какой стороны не боюсь очутиться с глазу на глаз с ним. Но это тягостно. Избавь меня от встречи с ним наедине. Кроме того, это человек практический, бывалый. Может быть, он действительно посоветует что-нибудь. Твое отвращение к нему естественно. Но прошу тебя, пересиль себя. Останься. - Что с тобою, ангел мой? Успокойся. Что ты делаешь? Не бросайся на колени. Встань. Развеселись. Прогони преследующее тебя наваждение. Он на всю жизнь запугал тебя. Я с тобою. Если нужно, если ты мне прикажешь, я убью его. Через полчаса наступил вечер. Стало совершенно темно. Уже с полгода дыры в полу были везде заколочены. Юрий Андреевич следил за образованием новых и во-время забивал их. В квартире завели большого пушистого кота, проводившего время в неподвижной загадочной созерцательности. Крысы не ушли из дому, но стали осторожнее. В ожидании Комаровского Лариса Федоровна нарезала черного пайкового хлеба и поставила на стол тарелку с несколькими вареными картофелинами. Гостя собирались принять в бывшей столовой старых хозяев, оставшейся в прежнем назначении. В ней стояли больших размеров дубовый обеденный стол и большой тяжелый буфет того же темного дуба. На столе...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 4. Размер: 62кб.
Часть текста: современников Тамара Иванова Тамара Иванова БОРИС ЛЕОНИДОВИЧ ПАСТЕРНАК По словам Зинаиды Николаевны, жены Бориса Леонидови­ча Пастернака, его последними словами были: «Прости» и «Рад». Первое слово не нуждается в пояснениях. Второе Зинаида Нико­лаевна восприняла как: «Рад, что умираю на твоих, а не на чьих-то других руках». Мне, долгое время бывшей свидетельницей их жизни, такое ее толкование представляется, безусловно, правильным. Ведь и меня, в последнее наше свиданье, когда у него уже произошел инфаркт, а диагноз поставлен еще не был, Борис Леонидович просил не устраивать его на этот раз в больницу. Мало того, про­сил эту просьбу передать и Корнею Ивановичу Чуковскому. Я знала Бориса Леонидовича на протяжении тридцати двух лет. Первые годы знакомство было не очень близким. Сближение происходило постепенно, а с 40-х годов и до 60-го, года смерти Бориса Леонидовича, наши взаимоотношения нельзя охарактеризовать иначе чем близкой и даже очень близкой дружбой. Поэт написал: «Но кто мы и откуда, когда от всех тех лет ос­тались пересуды, а нас на свете нет». На свете уже и сейчас почти не осталось его сверстников, да и не только сверстников, а хотя бы очевидцев его жизни. Поэтому позволяю себе считать свои, подкрепленные пере­пиской, свидетельства — не бесполезными. Познакомилась я с Борисом Леонидовичем Пастернаком и его первой женой Евгенией Владимировной в 1928 году. Пастернаки с первого взгляда очаровали меня и произвели впечатление на редкость ладной и дружной пары. Потом мы встре­чались не часто, но всегда очень радостно. Я недоумевала, когда узнала, что они разошлись, но недоуме­ние мое полностью рассеялось, как только я увидела Бориса Лео­нидовича (в 1932 году) с его новой женой Зинаидой Николаевной. Мы встретились в гостях у Сергея Буданцева1. Тогда мы со Всеволодом только что вернулись из...

© 2000- NIV