Cлово "ТРОГАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТРОГАЛ, ТРОГАЛА, ТРОГАЕТ, ТРОГАЯ

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 5. Размер: 49кб.
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 4. Размер: 80кб.
3. Нескучный сад
Входимость: 4. Размер: 18кб.
4. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 4. Размер: 58кб.
5. Халина Татьяна: Пастернак Борис Леонидович
Входимость: 3. Размер: 57кб.
6. Спекторский
Входимость: 3. Размер: 45кб.
7. Некоторые подробности биографии Пастернака (автор неизвестен)
Входимость: 3. Размер: 33кб.
8. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Письмо членов редколлегии журнала "Новый мир" Б. Пастернаку (" Литературная газета" №128 от 25 октября 1958г.
Входимость: 3. Размер: 56кб.
9. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 3. Размер: 90кб.
10. Борис Пастернак. Детство Люверс
Входимость: 3. Размер: 41кб.
11. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 2. Размер: 108кб.
12. Не трогать
Входимость: 2. Размер: 2кб.
13. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 2. Размер: 85кб.
14. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 2. Размер: 113кб.
15. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 2. Размер: 99кб.
16. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIII. Оттепель
Входимость: 2. Размер: 34кб.
17. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXX. Переделкино
Входимость: 2. Размер: 51кб.
18. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 2. Размер: 81кб.
19. Борис Пастернак: Женщины его боготворили (автор неизвестен)
Входимость: 2. Размер: 30кб.
20. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 2. Размер: 79кб.
21. Лекции: Борис Леонидович Пастернак (неизвестный автор)
Входимость: 2. Размер: 68кб.
22. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 2. Размер: 77кб.
23. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 2. Размер: 119кб.
24. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 3)
Входимость: 2. Размер: 63кб.
25. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 2. Размер: 59кб.
26. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 1. Размер: 63кб.
27. Сарнов Бенедикт: Диалог продолжается
Входимость: 1. Размер: 25кб.
28. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 1. Размер: 53кб.
29. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 1. Размер: 62кб.
30. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Эпилог. Жизнь после смерти
Входимость: 1. Размер: 33кб.
31. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 3)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 3)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
33. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Несыгранный Гамлет
Входимость: 1. Размер: 47кб.
34. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 1. Размер: 69кб.
35. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXIX. Ольга Ивинская
Входимость: 1. Размер: 28кб.
36. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
Входимость: 1. Размер: 65кб.
37. Борис Пастернак на Урале (отрывок из книги: Жизнь Бориса Пастернака - документальное повествование)
Входимость: 1. Размер: 22кб.
38. Борис Пастернак и Ольга Ивинская (автор неизвестен)
Входимость: 1. Размер: 22кб.
39. Хазан Любовь: Интервью с Петром Пастернаком
Входимость: 1. Размер: 17кб.
40. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 1. Размер: 59кб.
41. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XL. "Фауст"
Входимость: 1. Размер: 12кб.
42. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVIII. "Спекторский". "Повесть"
Входимость: 1. Размер: 47кб.
43. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXII. "Гамлет". Театр террора
Входимость: 1. Размер: 41кб.
44. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 1. Размер: 93кб.
45. Шатин Ю. В.: Художественное время Бориса Пастернака - история, ставшая метафизикой
Входимость: 1. Размер: 25кб.
46. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 1. Размер: 100кб.
47. Евтушенко Е.: Почерк, похожий на журавлей.
Входимость: 1. Размер: 33кб.
48. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 1. Размер: 75кб.
49. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 1. Размер: 92кб.
50. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 4)
Входимость: 1. Размер: 61кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 5. Размер: 49кб.
Часть текста: и конец сороковых — начало пятидесятых, когда создавался роман. Судьба, словно в предвидении будущего, каждому периоду русской революции подобрала летописца (прозаики почти не справились с задачей — явления мистические лучше удаются поэтам). Январь и февраль восемнадцатого достались Блоку («Двенадцать»), девятнадцатый и двадцатый — Цветаевой (лирика Борисоглебского переулка, «Лебединый стан»), двадцать первый — Ахматовой («Anno Domini 1921»), двадцать второй — Мандельштаму («Tristia»), двадцать третий — Маяковскому («Про это»). Семнадцатый — год Пастернака: это благодаря ему мы догадываемся, как все было. Пастернак и сам чувствовал, что это время ему сродни: во-первых, неоформившееся, бродящее, переходное, в рифму его долгому отрочеству. Во-вторых — страстное и неопытное, напрягшееся в предчувствии главного опыта: революция еще обольщает, с огнем еще играют,— но в сентябре все полыхнет, и нарастающий жар земли — так и горит под ногами!— у Пастернака передан безошибочно, даром что никакой политики в книге нет (да политика и была лишь бледным отражением событий, о которых с репортерской прямотой писал Пастернак, допущенный к их небесному истоку). Наконец, время с марта по октябрь семнадцатого было эпохой бесчисленных проб и ошибок — и он в эти полгода тоже пережил весь спектр тяжелой любовной драмы, от надежды на полную взаимность до озлобления и чуть ли не брани, и возлюбленная, как и революция, досталась другому: не тому, кто любил по-настоящему, а тому, кто выглядел надежней. Эта цепь параллелей заставила Пастернака впервые в жизни почувствовать себя не чужим на пиру современности, а живущим в свое время и на своем месте: Казалось альфой и омегой — Мы с жизнью на один...
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 4. Размер: 80кб.
Часть текста: возвращался к деятельности, и потом, после недолгой вспышки, снова впадал в затяжное безучастие к себе самому и ко всему на свете. В эти годы сильно развилась его давняя болезнь сердца, которую он сам у себя установил уже и раньше, но о степени серьезности которой не имел представления. Он пришел в Москву в начале нэпа, самого двусмысленного и фальшивого из советских периодов. Он исхудал, оброс и одичал еще более, чем во время своего возвращения в Юрятин из партизанского плена. По дороге он опять постепенно снимал с себя все стоящее и выменивал на хлеб с придачею каких-нибудь рваных обносков, чтобы не остаться голым. Так опять проел он в пути свою вторую шубу и пиджачную пару, и на улицах Москвы появился в серой папахе, обмотках и вытертой солдатской шинели, которая превратилась без пуговиц, споротых до одной, в запашной арестантский халат. В этом наряде он ничем не отличался от бесчисленных красноармейцев, толпами наводнивших площади, бульвары и вокзалы столицы. Он пришел в Москву не один. За ним всюду по пятам следовал красивый крестьянский юноша, тоже одетый во все солдатское, как он сам. В таком виде они появлялись в тех из уцелевших московских Гостиных, где протекло детство Юрия Андреевича, где его помнили и принимали вместе с его спутником, предварительно деликатно осведомившись, побывали ли они после дороги в бане, - сыпной тиф еще свирепствовал, - и где Юрию Андреевичу в первые же дни его появления рассказали об обстоятельствах отъезда его близких из Москвы за границу. Оба дичились людей, но из обостренной застенчивости избегали...
3. Нескучный сад
Входимость: 4. Размер: 18кб.
Часть текста: Он сыплет искры с зубьев, Когда, сгребя их в ком, Ты бесов самолюбья Терзаешь гребешком. В осанке твоей: "С кой стати?", Любовь, а в губах у тебя Насмешливое: "Оставьте, Вы хуже малых ребят". О свежесть, о капля смарагда В упившихся ливнем кистях, О сонный начес беспорядка, О дивный, божий пустяк! 3. Орешник Орешник тебя отрешает от дня, И мшистые солнца ложаться с опушки То решкой на плотное тленье пня, То мутно-зеленым орлом на лягушку. Кусты обгоняют тебя, и пока С родимою чащей сроднишься с отвычки, Она уж безбрежна: ряды кругляка, И роща редеет, и птичка как гичка, И песня как пена, и наперерез, Лазурь забирая, нырком, душегубкой И мимо... И долго безмолвствует лес, Следя с облаков за пронесшейся шлюпкой. О место свиданья малины с грозой, Где, в тучи рогами лишшйника тычясь, Горят, одуряя наш мозг молодой, Лиловые топи угасших язычеств! 4. В лесу Луга мутило жаром лиловатым, В лесу клубился кафедральный мрак. Что оставалось в мире целовать им? Он весь был их, как воск на пальцах мяк. Есть сон такой, не спишь, а только снится, Что жаждешь сна; что дремлет человек, Которому сквозь сон палят ресницы Два черных солнца, бьющих из под век. Текли лучи. Текли жуки с отливом. Стекло стрекоз сновало по щекам. Был полон лес мерцаньем кропотливым, Как под щипцами у часовщика. Казалось, он уснул под стук цифири, Меж тем как выше, в терпком янтаре, Испытаннейшие часы в эфире Переставляют, сверив по жаре. Их переводят, сотрясают иглы И сеют тень, и мают, и сверлят Мачтовый мрак, который ввысь воздвигло, В истому дня, на синий циферблат. Казалось, древность счастья облетает. Казалось, лес закатом снов объят. Счастливые часов не наблюдают, Но те, вдвоем, казалось, только...
4. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 4. Размер: 58кб.
Часть текста: книгой Пастернака, а также собственным литерату­роведческим замыслом, я побежал пешком с Чистых прудов к нему — бульварами на Волхонку. — Здравствуйте, —сказал он настороженным голо­сом и со столь же настороженной мнительностью в лице (и то сказать, получив драгоценный подарок, я целых семь дней не давал о себе знать). Но я с ходу же начал посильно варьировать пушкин­ское «Ты, Моцарт, бог...». Лицо его сразу преобра­зилось, и — это было смешно и трогательно! — он имел вид преглупо осекшегося человека. Я сразу догадался почему: он уже приготовил совсем другую речь на тему, что, мол, мое «неприятие» его книги ничуть не поколеб­лет нашей дружбы. Я не ошибся. Он уже заговорил. — А я, сказать по правде, уже примирился с тем, что при всех наших добрых отношениях — вы стихов моих не приняли. Я, если это было возможно, еще больше полюбил его за эту детскую мнительность... Кем я был, чтобы он этим так смущался? Я весело перебил его: — Вы читали Аверченко — «Сатириконцы в Ев­ропе»? — Нет, не читал. — Это и неважно. Должен признаться, я не сразу освоил язык «Сестры моей жизни». Но потом со мной случилось, как с «сатириконцами». Они не знали итальянского языка и вдруг, чуть ли не у могилы Данте, с изумле­нием обнаружили, что его понимают. Все объяснилось как нельзя проще: это говорили такие же, как они, русские путешественники. Так и со...
5. Халина Татьяна: Пастернак Борис Леонидович
Входимость: 3. Размер: 57кб.
Часть текста: с младенчества оказался на перекрёстке больших трудов русской и мировой культуры, немаловажная часть которых совершалась у него на глазах. Его отец был художником-академиком, а мама - выдающейся пианисткой. В доме Пастернаков бывали Толстой, Скрябин, Серов, Ге и другие известные люди своего времени. Из окна их кухни можно было наблюдать за работой скульптора Паоло Трубецкого. Квартира примыкала к мастерским, где замечательные педагоги обучали молодых художников, многие из которых составили потом славу русского искусства. Таким образом, Пастернак с детства был включён в атмосферу серьёзного творческого труда. В сущности, Пастернак мог состояться не только как потенциальный музыкант или философ, но и как профессиональный живописец. Начиная с детских лет и до последних дней, он всегда видел мир в своей поэзии, лирической и традиционной прозе, в красках и линиях. Пастернак как бы не разлучался с мольбертом и палитрой, и мысленно смешивать краски для него было наибольшим удовольствием. В четырёхлетнем возрасте Борис Пастернак вместе со всей семьёй переехал в казённую квартиру Училища живописи, ваяния и зодчества на Мясницкой улице против почтамта. О роли музыки в своей жизни, и в особенности Скрябина, с которым семья дружила в его отроческие годы, Пастернак писал: «Больше всего на свете я любил музыку, больше всех в ней – Скрябина. Музыкально лепетать я стал незадолго до первого с ним знакомства. К его возвращению из–за границы я был учеником композитора Гриэра. Мне оставалось ещё только пройти оркестровку. Говорили всякое, впрочем, важно лишь то, что, если бы говорили и противное, всё равно, жизни вне музыки я себе не представлял». Раскат импровизаций нёс Ночь, пламя, гром пожарных бочек, Бульвар под ливне, стук колёс, Жизнь улиц, участь одиночек. Так ночью, при свечах, взамен Былой наивности, нехитрой, Свой сон записывал Шопен На чёрной выпилке пюпитра. Или, опередивши мир На поколения четыре, По крышам...

© 2000- NIV