Cлово "ТАЙНА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТАЙНЫ, ТАЙНОЙ, ТАЙН, ТАЙНУ

1. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Любовь
Входимость: 9.
2. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 5.
3. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Во всю ширину плаща
Входимость: 5.
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 4)
Входимость: 5.
5. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 5.
6. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 5.
7. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 4.
8. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 4.
9. Иванова Наталья: Пересекающиеся параллели - Борис Пастернак и Анна Ахматова
Входимость: 4.
10. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке
Входимость: 4.
11. Шаламов Варлам: Природа русского стиха
Входимость: 4.
12. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 3.
13. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 3.
14. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Я – поле твоего сраженья…
Входимость: 3.
15. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 3.
16. Спекторский
Входимость: 3.
17. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 3.
18. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVIII. "Когда разгуляется"
Входимость: 3.
19. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Как развивались события
Входимость: 3.
20. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 3.
21. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 4)
Входимость: 3.
22. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XII. 1923—1928. "Высокая болезнь". Хроника мутного времени
Входимость: 3.
23. Захариева И.: Эротический сюжет в ранней лирике Бориса Пастернака
Входимость: 3.
24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 3.
25. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 4)
Входимость: 3.
26. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 3.
27. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 3.
28. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 2.
29. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 3)
Входимость: 2.
30. * * * (В разгаре хлебная уборка)
Входимость: 2.
31. Борис Пастернак (психологический портрет)
Входимость: 2.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 5)
Входимость: 2.
33. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIII. "Второе рождение"
Входимость: 2.
34. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIX. "Слепая красавица"
Входимость: 2.
35. Город ("Уже за версту")
Входимость: 2.
36. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
Входимость: 2.
37. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 5)
Входимость: 2.
38. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 4)
Входимость: 2.
39. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 2.
40. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VII. Очерк пути
Входимость: 2.
41. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 2.
42. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 12)
Входимость: 2.
43. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 2.
44. Лихачев Д. С.: Борис Леонидович Пастернак
Входимость: 2.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 2.
46. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 2.
47. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На даче бодрствуют
Входимость: 2.
48. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XX. "Спекторский". "Повесть". Окончание
Входимость: 2.
49. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 3)
Входимость: 2.
50. Драматические отрывки
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Любовь
Входимость: 9. Размер: 61кб.
Часть текста: Пастернаке. Сост. Е. В. Пастернак, М. И. Фейнберг. Стр. 137. А вот 1949 год: «Грузная женщина с тяжелым, огрубевшим лицом и самоуверенными манерами» Там же. Стр. 140. Людмила Ильинична, последняя Толстая, красная графиня, та, которая уже через год после замужества, из секретарш (удалось найти нового мужа, когда его, пусть и опрометчиво, и всего лишь в педагогических целях, но – оставила жена), принимала посетителей (дочерей небогатых писателей) в утренние часы в «меховой накидке на плечиках и блестя бриллиантами» – была все-таки младше своей побежденной соперницы на тридцать лет. Крандиевской было легче утешаться: «свирепые законы любви»… , сын ее оскорбляет Людмилу «жестоко, скверно, грязно» (ВАРЛАМОВ А. Н. Алексей Толстой. Стр. 470). А Жененок только разок и напишет, через семьдесят лет, что Зинаида Николаевна книжку почитать взяла и не вернула. Она не один на один со своим горем. Женя же была права, вскрикивая, что «ни зеркало, ни люди не дают ей ответа» на ее страшный вопрос. Любовь, единственный раз в жизни посетившая Пастернака, не беспокоилась о том, чтобы отвечать кому бы то ни было на справедливые вопросы. Пастернаку было сорок лет, когда, «подходя <> к дому, в партере которого проживали Асмусы, <он> с мальчишеской прытью подбежал к окну и потом, с наигранной „мужской грубоватостью“, воскликнул, умерив свой гулкий голос: „А Нейгаузиха уже здесь!“ И чтобы простонародно-южнорусское окончание фамилии не показалось <> принадлежностью одной лишь Зинаиды Николаевны, поспешил что-то сказать об Ирине Сергеевне, назвав и ее на сей раз Асмусихой. Это и тогда меня поразило». ВИЛЬМОНТН. Н. О Борисе Пастернаке....
2. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 5. Размер: 87кб.
Часть текста: потому что в 40-м году поэту было 50 лет. Маленькая оговорка общего характера: при всех различиях между ранним и поздним Пастернаком, общность гораздо глубже и существеннее этих различий. Поэтому цельность поэтического мира Пастернака вообще ни у кого из серьезных критиков и литературоведов не вызывает сомнений. Думаю, что это будет следовать и из моих двух лекций. Сегодня я прочту лекцию о раннем Пастернаке, а в следующий раз — о позднем. Обе лекции посвящаются Лидии Корнеевне Чуковской. Вот одно из первых стихотворений Пастернака, как раз стихотворение 1912 года. Как бронзовой золой жаровень, Жуками сыплет сонный сад. Со мной, с моей свечою вровень Миры расцветшие висят. И, как в неслыханную веру, Я в эту ночь перехожу, Где тополь обветшало-серый Завесил лунную межу, Где пруд, как явленная тайна, Где шепчет яблони прибой, Где сад висит постройкой свайной И держит небо пред собой. В этом маленьком стихотворении — важные черты, приметы и поэтики, и поэзии, и мироощущения Пастернака. Это кусок живой природы, в котором отражено, как бы разом опрокинуто, все мироздание. Сказано: «Со мной, с моей свечою вровень миры расцветшие висят». Это не значит, что человек поднят на уровень вселенной. Такие слова по отношению к тексту Пастернака были...
3. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Во всю ширину плаща
Входимость: 5. Размер: 37кб.
Часть текста: Хмель Под ракитой, обвитой плющом, От ненастья мы ищем защиты. Наши плечи покрыты плющом, Вкруг тебя мои руки обвиты. Я ошибся. Кусты этих чащ Не плющом перевиты, а хмелем. Ну так лучше давай этот плащ В ширину под собою расстелем. Борис Пастернак «…после потрясшей меня смерти Адика мне казались близкие отношения кощунственными… » Борис Пастернак. Второе рождение. Письма к З. Н. Пастернак. З. Н. Пастернак. Воспоминания. Стр. 340. Борису Леонидовичу в год смерти пасынка было 55 лет. Он познакомился с Ольгой Ивинской через год, в 1946 году. «Пастернак был поэтом, а не моралистом, и не стремился к святости. В „Докторе Живаго“ он пишет: „безнравственно только лишнее“. Совесть его была спокойна: для него шла речь о необходимом». СОКОЛОВ Б. Кто вы, доктор Живаго? Стр. 185. Итак, речь идет об Ольге Ивинской – о «необходимом». Шевелящиеся в уплотненном – теснее постели – и темном коробе автомобиля, везущего их впервые вместе на домашний вечер к Юдиной, Пастернак и Ивинская – вот когда был ИХ момент, тот, когда у них произошло «все». После этого их уже несло течением, мощным потоком, решать ничего было не надо. У нее были бесспорно сияющие глаза, бесспорно светлая, манящая в темноте кожа, бесспорно рот открывался летящим движением губ, возбуждение ее было полновесным, ненатужным, сила любви, страсти, житейской хлопотливости и агрессии билась, закрытая в плотно и аккуратно сбитом теле так реально, что хотелось найти в нем краник, который можно по нужде открывать и пользоваться. «Давайте я повезу вас к одной своей знакомой пианистке. Она будет играть на рояле, а я обещал прочитать там немного из новой прозы. <> Так мы поехали к Марии Вениаминовне Юдиной, прямо в рождественскую метель, блуждали среди снежных сугробов на чьей-то чужой машине. <> в снегу, в лунном, снежном бездорожье, среди одинаковых домиков за...
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 4)
Входимость: 5. Размер: 38кб.
Часть текста: IV. Сестра моя - жизнь 1917-1924 22 Одновременно шла изнурительная работа над переводами для Театрального отдела Наркомпроса и для издательства "Всемирная литература". В начале июля 1919 года Александр Блок, как член экспертной коллегии издательства, ознакомился с "Робертом Гискаром" Клейста в переводе Пастернака, о чем свидетельствует пометка в его записной книжке 47 . Вскоре Пастернак по заказу этого же издательства переводил стихотворения и фрагмент "Тайны" Гете. В своем "Ходатайстве" в Лито Наркомпроса от 14 июля 1920 года он говорит, что сделал 80 октав Гете 48 . Из них только 58 были напечатаны в 1922 году в издательстве "Современник". Вспоминая об этих работах в очерке "Люди и положения", Пастернак писал с досадой: "Среди удручающе неумелых писаний моих того времени самые страшные - переведенная мною пьеса Бен Джонсона "Алхимик" и поэма "Тайны" Гете в моем переводе. Есть отзыв Блока об этом переводе среди других его рецензий, написанных для издательства "Всемирная литература" и помещенных в последнем томе его собрания. Пренебрежительный, уничтожающий отзыв, в оценке своей заслуженный, справедливый". Отзыв Блока не так страшен, как утверждает Пастернак, кроме того, он относится только к стихотворению "Посвящение", которое предваряло "Тайны" и которое открывало прижизненные издания лирики Гете. Блок писал, что перевод Алексея Сидорова, публиковавшийся в 1914 году книгоиздательством "Лирика", ему кажется понятней и ближе к тексту. В более поздние годы Пастернак проделал серьезную переработку своего перевода "Тайн", сохранившуюся в рукописи, но так и оставшуюся неизданной при его жизни. Для Лито Наркомпроса Пастернак подготовил рукопись первого тома собрания сочинений - "Стихотворения", объемом в 5 тысяч с лишним стихов. Собрание было прорецензировано Иваном Аксеновым в журнале "Художественное слово": "Преобразование...
5. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 5. Размер: 90кб.
Часть текста: которое мы готовы отдать свои жизни как утверждение несокрушимой жизненной силы этого дела”. Поистине эту формулу сочинил очень плохой писатель. Мы, значит, все готовы застрелиться по вашему мановению в подтверждение жизненности вашего дела. Подписи, однако, стоят достойные: Леонов, Шкловский, Олеша, Ильф, Петров, Катаев, Фадеев… Многие гадают, почему Пастернак захотел опубликовать отдельную приписку. На первый взгляд это действительно странно: он не любил выламываться из коллектива, да и повод тут не такой, чтобы самоутверждаться; прямых контактов с вождем он не искал. Возможно, он просто не хотел подписывать такой плохой текст. Нужно было найти какие-то человеческие слова. Пастернак и нашел: “Присоединяюсь к чувству товарищей. Накануне глубоко и упорно думал о Сталине; как художник — впервые. Утром прочел известие. Потрясен так, точно был рядом, жил и видел. Борис Пастернак”. Некоторые полагают, что эта приписка спасла его в годы террора: что-то человеческое отозвалось в Сталине на единственное неказенное, сочувственное слово, на единственное соболезнование, в котором ничего не было о деле освобождения рабочего класса. Может быть, это письмо в самом деле выделило его из писательской среды и спасло от уничтожения… но сам Пастернак был категорически против поисков логики в терроре: “Мы...

© 2000- NIV