Cлово "ЗАЛА, ЗАЛ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗАЛЕ, ЗАЛУ, ЗАЛАХ

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 16.
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Мария Гонта
Входимость: 14.
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 13.
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 11.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 11.
6. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 10.
7. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 10.
8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Ваншенкин
Входимость: 10.
9. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 9.
10. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 9.
11. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 8.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 8.
13. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 8.
14. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 1)
Входимость: 6.
15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эмма Герштейн
Входимость: 5.
16. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 5.
17. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 5.
18. Зыслин Юлий: Галич А. А. - Памяти Пастернака
Входимость: 4.
19. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 4.
20. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 2)
Входимость: 4.
21. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 4.
22. Евтушенко Е.: Почерк, похожий на журавлей.
Входимость: 4.
23. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 4.
24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анна Голодец
Входимость: 4.
25. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгения Кунина
Входимость: 4.
26. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 4.
27. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVII. Первый съезд. "Грузинские лирики"
Входимость: 4.
28. Золотая осень
Входимость: 4.
29. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 4.
30. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 4)
Входимость: 4.
31. Зеркало
Входимость: 3.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 3)
Входимость: 3.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Жозефина Пастернак
Входимость: 3.
34. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 3.
35. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 3.
36. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 2)
Входимость: 3.
37. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке
Входимость: 3.
38. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 3)
Входимость: 3.
39. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 3.
40. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 3.
41. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XII. 1923—1928. "Высокая болезнь". Хроника мутного времени
Входимость: 3.
42. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Гладков
Входимость: 3.
43. Драматические отрывки
Входимость: 2.
44. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 2.
45. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
Входимость: 2.
46. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Эпилог. Жизнь после смерти
Входимость: 2.
47. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 8)
Входимость: 2.
48. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Маргарита Анастасьева
Входимость: 2.
49. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 2.
50. Кацис Леонид: Начальная пора
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 16. Размер: 59кб.
Часть текста: и заслюнявленные пальчики, насупленно смотрела на отцову работу. Некоторое время все шло как по маслу. Шкап постепенно вырастал на глазах у Анны Ивановны. Вдруг, когда только осталось наложить верх, ей вздумалось помочь Маркелу. Она стала на высо кое дно гардероба и, покачнувшись, толкнула боковую стенку, державшуюся только на пазовых шипах. Распускной узел, которым Маркел стянул наскоро борта, разошелся. Вместе с досками, грохнувшимися на пол, упала на спину и Анна Ивановна и при этом больно расшиблась. - Эх, матушка-барыня, - приговаривал кинувшийся к ней Маркел, - и чего ради это вас угораздило, сердешная. Кость-то цела? Вы пощупайте кость. Главное дело кость, а мякиш наплевать, мякиш дело наживное и, как говорится, только для дамского блезиру. Да не реви ты, ирод, - напускался он на плакавшую Маринку. - Утри сопли да ступай к мамке. Эх, матушка-барыня, нужли б я без вас этой платейной антимонии не обосновал? Вот вы верно думаете, будто на первый взгляд я действительно дворник, а ежели правильно ...
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Мария Гонта
Входимость: 14. Размер: 19кб.
Часть текста: озаренность — все сбылось! Путаясь в лианах хмеля, зал вылился из узкой двери на внут­ренний дворик клуба. И на прощанье счетчик этой неистовой по­этической радиации забился еще сильнее. «Вы — замечательный! Чудесный! Самый лучший! Великий! Гениальный поэт!» Пастернак растроганно и смущенно отрицал эти чрезмерно­сти жестами, головой. Вдруг рядом девушка закричала: «Вы — первый поэт страны!» И это простое числительное «первый» вдруг резко отрезвило его. Строго он сказал: «Нет, первая — Марина Цветаева». Никто не знал Марины, не заметил никто, как отключился Пастернак от праздника к уединенности. Напротив, найдя меру оценки, зал, все еще роем, в такт всплескам рук шумел складами: «Са-мый пер-вый! Пер-вый! Са-мый пер-вый поэт страны!» И еще одно слово разошлось из этого зала, вошло в обиход: интеллектуальная поэзия Пастернака. Но за официальным занавесом нарастало и прорывалось в пе­чать какое-то недовольство. Критика в адрес «Спекторского». По­сле «Девятьсот пятого года» и «Лейтенанта Шмидта» от него жда­ли чего-то вроде «Семена Проскакова»2. И уже совершенно опре­деленно репортажа с новостроек, например поэмы о Днепрострое. Доклад Асеева в декабре 1931 года в деловом зале флигеля Союза писателей на Поварской «О состоянии современной по­эзии» был прямо направлен против Пастернака. ... Длинный узкий зал был полон. Доклада ждали. Доклад­чик дошел до кульминации: «Некоторые поэты, как, например, Пастернак, пренебрегают своими общественными обязаннос­тями, не ездят на новостройки, занимаются кабинетной рабо­той, им чужд пафос строительства новой жизни, пульс пятиле­ток...» В конце зала незаметно открылась дверь. Вошел Пастернак. Слушал. И зал, начиная с задних рядов, — такое не увидишь, — зал тихо встал, обратясь лицом к...
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 13. Размер: 62кб.
Часть текста: создавать свой мир, подобно Робинзону, подражая творцу в сотворении вселенной, вслед за родной матерью производя себя вновь и вновь на свет! Сколько мыслей проходит через сознание, сколько нового передумаешь, пока руки заняты мускульной, телесной, черной или плотничьей работой: пока ставишь себе разумные, физически разрешимые задачи, вознаграждающие за исполнение радостью и удачей; пока шесть часов кряду тешешь что-нибудь топором или копаешь землю под открытым небом, обжигающим тебя своим благодатным дыханием. И то, что эти мысли, догадки и сближения не заносятся на бумагу, а забываются во всей их попутной мимолетности, не потеря, а приобретение. Городской затворник, крепким черным кофе или табаком подхлестывающий упавшие нервы и воображение, ты не знаешь самого могучего наркотика, заключающегося в непритворной нужде и крепком здоровье. Я не иду дальше сказанного, не проповедую Толстовского опрощения и перехода на землю, я не придумываю своей поправки к социализму по аграрному вопросу. Я только устанавливаю факт и не возвожу нашей, случайно подвернувшейся, судьбы в систему. Наш пример спорен и не пригоден для вывода. Наше хозяйство слишком неоднородного состава. Только небольшою его частью, запасом овощей и картошки, мы обязаны трудам наших рук. Все остальное - из...
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 11. Размер: 78кб.
Часть текста: учения Н. Ф. Федорова2, всю жизнь свою положившие на пропаганду и посильное осуществле­ние его идей, считали, что среди современников, в частности сре­ди писателей, ближе всего к пониманию идей бессмертия и вос­крешения подошел в своем творчестве именно Пастернак. Но для того, чтобы можно было обратиться к Пастернаку и доходчиво объяснить ему его роль и место в общем деле, следовало лучше познакомиться с его творчеством. Вот они и знакомились. Академический процесс познания быстро перешел в увлече­ние, в восхищение, в экстаз; стихи читались друг другу вслух, учи­лись наизусть. Серый том «Избранного» 1937 года3 был истерт, растрепан и не выпускался из рук. Вот в эту атмосферу, насыщен­ную, скорее перенасыщенную Пастернаком, попала я. От меня требовалось восхищение, трепет и запоминание наизусть. С моей точки зрения, это было возмутительным насилием над личнос­тью. Стихи я любила с детства, знала наизусть... Но то ведь стихи! Пушкин, Некрасов, Фет, Алексей Толстой. Ну Ахматова, ну Гуми­лев, Блок. А это? Мне в мои провинциальные 17 лет стихи Пас­тернака казались бессмысленным набором слов. Ну что это, правда? «И чекан сука, и щека его, и паркет, и тень кочерги отли­вают сном и раскаяньем сутки сплошь грешившей пурги». Совер­шенно ясно — бред и Олины очередные штучки. «Чекан сука» — какой «чекан», какого «сука»? (Кстати сказать, наизусть я «Бо­лезнь» запомнила именно тогда на слух, ничего не поняв.) Боже мой, да что тут говорить. Бред есть бред! Весь мой первый курс прошел под пастернаковский рефрен. То девицы читали и...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 11. Размер: 56кб.
Часть текста: Имя перестало быть таким таинственным, когда летом тридцать седьмого или тридцать восьмого года мы подружились с Евгенией Владимировной Пас­тернак и ее сыном Женей. Мое знакомство со стихами Пастернака произошло немного позже, во время войны. В эвакуации в Казани книжка «Стихотво­рений» 1935 года оказалась одной из немногих в нашем доме. И вот в чужой комнате, куда к старухе татарке вселили всю нашу семью из семи человек, комнате, темной зимой от наросшего на окнах инея, дымной от печурки, на которой готовилась еда и ко­торой мы обогревались, в трудные и голодные зимы 41/42-го и 42/43-го года я почти выучил все стихи Пастернака. Стихи мне нравились, и, хотя многое еще было непонятно, меня это совершенно не смущало. Они помогали мне построить какой-то каркас моего душевного мира, который, мне казалось, со временем будет наполняться тем, что мне предстоит пережить и увидеть. Я отнесся к ним с доверием, как к одной из географи­ческих карт предстоящего мне пути. Я тогда их не расчленял, не пытался понять механизм их воздействия, — Пастернак был первым современным поэтом, которого я прочитал и полюбил. Многое я знал наизусть: «Так начинают, года в два...», «Рослый стре­лок, осторожный охотник»,...

© 2000- NIV