Cлово "ЗВОНИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗВОНИЛ, ЗВОНЯТ, ЗВОНИТ, ЗВОНИЛИ

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 20.
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 12.
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 9.
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 8.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 7.
6. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 5.
7. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
Входимость: 5.
8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 5.
9. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анна Голодец
Входимость: 4.
10. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 4.
11. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 4.
12. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIV. В тон времени
Входимость: 3.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгения Кунина
Входимость: 3.
14. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
Входимость: 3.
15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 3.
16. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 3.
17. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 3.
18. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 2.
19. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 2.
20. Некоторые подробности биографии Пастернака (автор неизвестен)
Входимость: 2.
21. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Я знал, что вы это знаете
Входимость: 2.
22. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 2.
23. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Чуковская
Входимость: 2.
24. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Я – поле твоего сраженья…
Входимость: 2.
25. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 2.
26. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эмма Герштейн
Входимость: 2.
27. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. До 35-го года
Входимость: 2.
28. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На теплоходе музыка играет
Входимость: 2.
29. Борис Пастернак. Детство Люверс
Входимость: 2.
30. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 2.
31. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 1.
32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Надежда Павлович
Входимость: 1.
33. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 1)
Входимость: 1.
34. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 1.
35. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 1.
36. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 1.
37. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 3)
Входимость: 1.
38. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 3)
Входимость: 1.
39. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эдуард Бабаев
Входимость: 1.
40. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Не до конца прожитые жизни
Входимость: 1.
41. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
Входимость: 1.
42. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIX. 1935. Нетворческий кризис
Входимость: 1.
43. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Любовь
Входимость: 1.
44. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 1.
45. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Ваншенкин
Входимость: 1.
46. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Чертков в юбке
Входимость: 1.
47. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 1.
48. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Яков Черняк
Входимость: 1.
49. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 1.
50. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Правила сервировки независимости
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 20. Размер: 135кб.
Часть текста: оглядел машину, шофера и меня, будто впервые в жизни увидал автомо­биль, таксиста и женщину. Гудя, объяснил. Потом бурно: «Вы, наверное, Лидия Корнеевна?» — «Да», — сказала я. Поблагода­рив, я велела шоферу ехать и только тогда, когда мы уже снова пересекли шоссе, догадалась: «Это был Пастернак! Явление при­роды, первобытность». 28/XL 46. В 2, как условились, меня принял Симонов. Снача­ла дал список поэтов, у которых надо добыть стихи не позже 15 де­кабря — по три от каждого — лирические и «без барабанного боя». — Я хочу сделать подборку: «в защиту лирики». В конце кон­цов двадцать поэтов вряд ли обругают, а если обругают, то редак­тора — что ж, пусть... Потом дал мне папку: — Сядьте в уголке и разберитесь в этих стихах — я уж совсем запутался. Я села в углу, за шкафами, где корректоры. Стала разбирать­ся. Отобрала кое-что получше. <...> 6/XIL 46. Пришла домой смертно усталая. <...> Пришла, по­лежала и решила обзвонить по телефону поэтов, от которых жур­нал ждет стихов для лирической подборки. Начала, конечно, с Пастернака, ожидая радость. А дождалась другого. Оказывается, Симонов обещал Борису Леонидовичу аванс за прозу — десять тысяч рублей2. Это было уже две недели назад. И с тех пор ему не позвонил. И Б. Л. просит ему передать, что если журнал не окажет ему этой материальной поддержки, то он не даст ни строки стихов. Легко сказать — передай. Я всячески желаю уладить этот конфликт, желаю, чтобы Борис Леонидович получил десять ты­сяч (даже если журнал не может печатать его прозы — все равно: для русской культуры они не пропадут даром), желаю, чтобы бы­ли стихи, — но как не хочется звонить, дозваниваться — ух! Я ему оставила в редакции записку — авось позвонит сам. 7/XII. 46....
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 12. Размер: 88кб.
Часть текста: Испуг этот был вызван не содержанием ста­тьи1 (я о нем и не говорил Б. Л.), а самим фактом того, что, может, придется отвечать. Дальнейшие встречи — вплоть до вечера Яхонтова, посвя­щенного Маяковскому (кажется, в 1932 г.), в Малом зале консер­ватории, — малопримечательны и неинтересны. Они не запомни­лись почти. На этом же вечере Яхонтова, выйдя с Борисом Леонидови­чем во время перерыва в курительную комнату, мы сразу вступи­ли в горячий, взволнованный разговор о Маяковском. Б. Л. рас­сказывал, как до революции он явился однажды к Маяковскому в Питере в номер гостиницы, где он тогда жил. Дело было утром. Маяковский вставал с постели и, одеваясь, вслух читал «Облако в штанах» (куски из которого только что прочел Яхонтов, что и навело Б. Л. на это воспоминание)2. Горячая, не сдерживаемая ничем любовь к Маяковскому как к поэту и человеку наполня­ла все фразы Пастернака. В конце концов он расплакался как ребенок... Значительно раньше, примерно в 1929 г., — первый разговор с Б. Л. по телефону. Я писал заметку о нем в МСЭ и просил по те­лефону дать его библиографию. Б. Л. нелепо извинялся за то, что ему надо на минуту отойти от трубки для того, чтобы снять трубу с перекипающего самовара. Потом он долго и подробно перечис­лял свои книги и статьи о себе. Я спросил, не может ли он дать мне прочесть «Близнец в тучах», которого я нигде не мог достать. Б. Л. просил меня вообще не читать этой книжки, ибо он не счи­тает ее сколько-либо заслуживающей внимания. Возвращаюсь к более или менее связной хронологической последовательности. Небезынтересно поведение Б. Л. на двух вечерах в клубе ФО-СПа, в 1932 г., где он читал стихи из «Второго рождения»3. Горячая взволнованность, прерывание ораторов...
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 9. Размер: 72кб.
Часть текста: Л<омоносо>ву1. Что за чудес­ный человек. Я ее не видел, но жена говорит...» Оказывается, лет пять назад я рекомендовал Пастернака Ло­моносовой, когда еще муж ее не был объявлен мошенником. И вот за это он так фонтанно, водопадно благодарит меня. Сего­дня буду у него. 1931 27/XL Вчера за мной заехал к Кольцову Пильняк — в черном берете, любезный, быстрый, уверенный. <...> В доме у него два писателя. Платонов и его друг, про которых он говорит, что они лучшие писатели в СССР. <...> Мы перешли на диван в кабинет. У Пильняка застучали зубы. Он укутался в плед. На стене в кабинете висит портрет Пастерна­ка с нежной надписью: «Другу, дружбой с которым горжусь» — и внизу стихи, те, в которых есть строка: И разве я не мерюсь пятилеткой. Оказывается, эти стихи Пастернак посвятил Пильняку, но в «Новом мире» их напечатали под заглавием «Другу»2. Тут за­говорили о Пастернаке, и Пильняк произнес горячую речь, вос­хваляя его. Речь была очень четкая, блестящая по форме, издав­на обдуманная — Пастернак человек огромной культуры (нет, не стану пересказывать ее — испорчу — я впервые слыхал от П<ильня>ка такие мудрые отчетливые речи). Все слушали ее за­вороженные. 8/XIL <...> Вскоре после моего приезда в Ленинград, когда я лежал в гриппу, ко мне пришел Тынянов и просидел у меня весь вечер, стараясь развлечь меня своими рассказами. Великолепно показывал он Пастернака: как Пастернак слов­но каким-то войлоком весь укутан — и ни одно ваше слово до не­го не доходит сразу: слушая, он не слышит и долго сочувственно мычит: да, да, да! И только потом через две-три минуты поймет то, что вы говорили<...>и скажет решительно: нет. Так что все репли­ки Пастернака в разговоре с вами такие: — Да... да... да... да... НЕТ! В показе...
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 8. Размер: 87кб.
Часть текста: Черкасском переулке. Узнал я его мгновенно. Эренбург поделился с читателями своим впечатлением: ког­да в Париже Андре Жид впервые увидел Пастернака, то у Жида было такое выражение лица, как будто навстречу ему шла сама Поэзия. Разумеется, я не знаю, какое у меня в тот момент было выражение лица, но что я воспринял приближение Пастернака именно как приближение самой Поэзии — это я помню отлично. А ведь у Пастернака не было ничего от небожителя: и походка-то у него была косолапая, и гудел-то он, как майский жук, проводя звук через нос, произнося «с» с легким присвистом и вдруг сры­ваясь на почти визгливые ноты, и смеялся-то он, обнажая редкие, но крупные лошадиные зубы, и держался-то с полнейшей непри­нужденностью, хотя и без малейшей развязности, без малейшего амикошонства даже с самыми близкими своими друзьями, но всегда и везде — как у себя дома. Ощущение приближения самой Поэзии возникало у меня по­том при каждой встрече с Пастернаком, даже когда мы были ко­ротко знакомы, ощущение ее безыскусственного очарования, в ко­торое вплеталась детскость грусти и веселья, лукавинки и озорства. Летом 1941 года мне дали довольно бледный экземпляр отпе­чатанных на машинке новых тогда для меня стихотворений Пас­тернака, написанных им перед войной. И хотя время, казалось бы, совсем было неподходящее для упоения звоном лир, ибо чи­тал я эти стихи под грохот зениток в Болшеве, куда уезжал к зна­комым отдыхать от дежурств на крыше, я был обрадован, как при беседе с человеком, который давно тебя чем-то пленил, но с ко­торым до сей поры ты никак не мог найти общий язык, и вдруг... Наконец-то! Средостения более нет. Ах, Боже мой, — думалось мне, — какой же это дивный поэт, какой русский и какой в то же время всечеловеческий!.. И с какой чудесной неожиданностью случилось с ним это преображение! Торжественное затишье, Оправленное в резьбу, Похоже на...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 7. Размер: 78кб.
Часть текста: Я знала, что это современный русский писатель, поэт, вернее. Имя у него было Борис, но фамилия как-то двоилась: Борис Пастернак — Борис Пильняк... Да, фамилия двоилась, зато имя было бесспор­но Борис. Впрочем, все это было «взрослое» и неинтересно. Тем мои детские познания о Пастернаке и ограничились. Ну Пастер­нак и Пастернак. Но когда летом 1940 года я вернулась в Москву, вернее в Пуш­кино, поступать в университет — Пастернака обрушили на мою голову лавиной. Моя старшая сестра Оля и ее подруга Катя1, увлеченные и страстные последовательницы учения Н. Ф. Федорова2, всю жизнь свою положившие на пропаганду и посильное осуществле­ние его идей, считали, что среди современников, в частности сре­ди писателей, ближе всего к пониманию идей бессмертия и вос­крешения подошел в своем творчестве именно Пастернак. Но для того, чтобы можно было обратиться к Пастернаку и доходчиво объяснить ему его роль и место в общем деле, следовало лучше познакомиться с его творчеством. Вот они и знакомились. Академический процесс познания быстро перешел в увлече­ние, в восхищение, в экстаз; стихи читались друг другу вслух, учи­лись наизусть. Серый том «Избранного» 1937 года3 был истерт, растрепан и не выпускался из рук. Вот в эту атмосферу, насыщен­ную, скорее перенасыщенную Пастернаком, попала я. От меня требовалось восхищение, трепет и запоминание наизусть. С...

© 2000- NIV