Cлово "ТРУБКА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТРУБКУ, ТРУБКИ, ТРУБКЕ, ТРУБКОЙ

1. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
Входимость: 18.
2. Разомкнутый любовный треугольник: Пастернак - Сталин - Катаев (автор неизвестен)
Входимость: 9.
3. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На теплоходе музыка играет
Входимость: 7.
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 5.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 4.
6. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке
Входимость: 4.
7. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 4.
8. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 3.
9. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгения Кунина
Входимость: 3.
10. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 3.
11. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 2.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Ольга Петровская
Входимость: 2.
13. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
Входимость: 2.
14. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 8)
Входимость: 2.
15. Карпенко Александр: Двойной портрет Пастернака и Мандельштама...
Входимость: 2.
16. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 2.
17. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 2.
18. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 2.
19. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 2.
20. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 2.
21. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 2.
22. Левин М. Л.: Презумпция невиновности
Входимость: 2.
23. Волны
Входимость: 1.
24. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 1.
25. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 1.
26. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава L. Прощание
Входимость: 1.
27. Борис Пастернак (психологический портрет)
Входимость: 1.
28. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 1.
29. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 1.
30. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 1.
31. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXIX. Ольга Ивинская
Входимость: 1.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 2)
Входимость: 1.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 1.
34. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 1.
35. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 1.
36. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXII. "Гамлет". Театр террора
Входимость: 1.
37. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 1.
38. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
Входимость: 1.
39. Евтушенко Е.: Почерк, похожий на журавлей.
Входимость: 1.
40. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Прошлым летом в Поссенхофене
Входимость: 1.
41. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 11)
Входимость: 1.
42. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 1.
43. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVIII. "Когда разгуляется"
Входимость: 1.
44. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 1.
45. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 1.
46. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава пятая
Входимость: 1.
47. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Мария Гонта
Входимость: 1.
48. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
Входимость: 18. Размер: 33кб.
Часть текста: Зная, что Пастернак был в то время у Сталина в фаворе, Бухарин хотел этой припиской подчеркнуть, что это беспокойство носит общественный характер. Прочитав записку Бухарина, Сталин позвонил Пастернаку. Сарнов пишет: "Тот телефонный разговор теперь уже стал легендой. Не только в том смысле, что оброс множеством слухов, самых разнообразных пересказов, версий и интерпретаций, а в самом прямом, буквальном. Как всякая легенда, он стал источником не только мемуарных, исторических и квазиисторических, но и чисто художественных откликов и толкований". В ноябре 1933 О. Мандельштам написал небольшое стихотворение: Мы живем, под собою не чуя страны, Наши речи за десять шагов не слышны, А где хватит на полразговорца - Там помянут кремлевского горца. Его толстые пальцы, как черви, жирны, А слова, как пудовые гири, верны. Тараканьи смеются усища И сияют его голенища. А вокруг его сброд тонкошеих вождей, Он играет услугами полулюдей. Кто мяучит, кто плачет, кто хнычет, Лишь один он бабачит и тычет. Как подковы кует за указом указ - Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз. Что ни казнь у него, - то малина, И широкая грудь осетина. Мандельштам стал читать это стихотворение друзьям, приятелям и знакомым. Как писала Надежда Мандельштам, Илья Эренбург не признавал стихов о Сталине, называя их "стишками", и случайными в творчестве О. Мандельштама. "Еще резче выразился Б. Л. Пастернак. Выслушав стихотворение из уст автора, он просто отказался обсуждать его достоинства и недостатки: "То, что вы мне прочли, не имеет...
2. Разомкнутый любовный треугольник: Пастернак - Сталин - Катаев (автор неизвестен)
Входимость: 9. Размер: 17кб.
Часть текста: прехитро уклонился); Пастернак, напротив, сам просил его о встрече, чтобы поговорить о смысле жизни, но тут уж встречи не пожелал Иосиф Виссарионович. Чему следуют пункты. О том, как Сталин пожелал видеть Катаева и усадить его за свой стол, а Катаев хитроумно от того уклонился (притворившись пьяным, как явствует из сюжета и комментариев к нему), и о том, почему он это сделал, дошло следующее воспоминание (Несвятой Валентин // МК. 18. 02. 2002 [Дмитрий Гусев]): «С властью Валентин Петрович старался не соприкасаться. Он полагал, что многие люди гибнут оттого, что устремились чересчур высоко. Мол, чем дальше от Кремля, тем спокойней. П[авел]. В[алентинович Катаев, сын]. :“Позднее мы с отцом говорили на эту тему. Я спрашивал его: “Папа, а почему они погибли? Каким образом отбирались жертвы?” Он отвечал: “Я не знаю, но мне кажется, что они находились слишком близко к власти”. Однажды, перед самой войной, Катаева вместе с братом пригласили на новогодний банкет. Летчики, писатели, поэты, военные, строители, ученые пили, ели, веселились как могли. И вот среди всеобщего гомона к поддавшему Валентину Петровичу подошел Поскребышев: “Товарищ Катаев, вы очень нужны, с вами хочет поговорить Иосиф Виссарионович”. На что писатель ответил:...
3. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На теплоходе музыка играет
Входимость: 7. Размер: 44кб.
Часть текста: ИИ. Годы с Борисом Пастернаком и без него… Судьбы скрещенья. Стр. 262. Аля Эфрон Ивинским пишет залихватски, задорно, они с радостью, что из таких утонченных кругов, из таких историй женщина (Марина Цветаева Ивинской не соперница, таким она себе голову не забивает) выбрала их, везде с наслаждением от безнаказанности дурновкусия мелькают «нервочки», «Аришка», «промблема». Зачем Ариадне Эфрон, внучке основателя музея изящных искусств, какие-то «Аришки»? И городские добытчицы Ивинские никакими Аришками становиться вовсе не собирались. Так – присказки, заговоры, поют, как птицы в ожидании любовных утех, а там и гнезда. Ариадна готова радоваться и чужим, ей более чем понятно, что ничего похожего с ее матерью у Пастернака случиться не могло, было видно, чем победила Оленька, чем – грозная, как надсмотрщица, Зинаида Николаевна. Иринка, Людмилка, Галинка, мамча. Ариадне негде учиться большой требовательности. «Ты пишешь, что Лида <> – очень ХОРОШИЙ человек (подчеркнуто тобой). Можно сказать, что она человек добродушный <>. Но ведь...
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 5. Размер: 135кб.
Часть текста: притормозил, и я через опущенное стекло спросила, где дача Чуковского. Он вы­прямился, отряхивая землю с колен и ладоней, и, прежде чем объяснить нам дорогу, с таким жадным любопытством оглядел машину, шофера и меня, будто впервые в жизни увидал автомо­биль, таксиста и женщину. Гудя, объяснил. Потом бурно: «Вы, наверное, Лидия Корнеевна?» — «Да», — сказала я. Поблагода­рив, я велела шоферу ехать и только тогда, когда мы уже снова пересекли шоссе, догадалась: «Это был Пастернак! Явление при­роды, первобытность». 28/XL 46. В 2, как условились, меня принял Симонов. Снача­ла дал список поэтов, у которых надо добыть стихи не позже 15 де­кабря — по три от каждого — лирические и «без барабанного боя». — Я хочу сделать подборку: «в защиту лирики». В конце кон­цов двадцать поэтов вряд ли обругают, а если обругают, то редак­тора — что ж, пусть... Потом дал мне папку: — Сядьте в уголке и разберитесь в этих стихах — я уж совсем запутался. Я села в углу, за шкафами, где корректоры. Стала разбирать­ся. Отобрала кое-что получше. <...> 6/XIL 46. Пришла домой смертно усталая. <...>...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 4. Размер: 53кб.
Часть текста: что на несколько месяцев меня переводят в распоряжение на­шего посольства в Москве. Там не хватало людей, и было решено, что, поскольку я владею русским языком и у меня была возмож­ность на Сан-Францисской конференции (и еще задолго до нее) кое-что узнать об официальном и неофициальном отношении американцев к Советскому Союзу, я смогу оказать помощь в ра­боте посольства. Предполагалось, что я пробуду в таком качестве до Нового года, а там высвободится для работы в Москве какой-нибудь более профессиональный дипломат. Не был я в России с 1919 года, когда наша семья уехала отту­да. Мне было тогда 10 лет. Москвы я не видел никогда. Я приехал в Москву ранней осенью, получил в свое веденье стол в посоль­ской канцелярии и окунулся в текущие мелочи. Хотя я и являлся в посольство на работу каждое утро, мои обязанности (единст­венные, кстати, возложенные на меня) — чтение, резюмирование и комментирование советской прессы — были, по правде сказать, не слишком обременительными. По сравнению с западной со­держание советской периодики было до крайности одноцветным, повторяющимся, наперед предсказуемым — везде, во всех газе­тах, одно и то же: и факты те же, и пропаганда та же. В результате у меня оставалось много свободного времени. Я ходил в музеи и театры, посещал исторические достопримечательности и архи­тектурные памятники, заходил в книжные лавки, праздно бродил по улицам. Но только в отличие от других иностранцев, во всяком случае тех из них, кто, как и я, приехал с Запада и не был комму­нистом, я мог считать, что мне необычайно повезло: я познако­мился с целым рядом советских писателей, среди которых были, по крайней мере, двое, отмеченных печатью...

© 2000- NIV