• Наши партнеры
    Innoformula.ru - Стальные радиаторы панельного типа в магазине innoformula.
  • Cлово "СТАЛИН"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: СТАЛИНУ, СТАЛИНА, СТАЛИНЕ, СТАЛИНЫМ

    1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
    Входимость: 149.
    2. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
    Входимость: 107.
    3. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
    Входимость: 103.
    4. Разомкнутый любовный треугольник: Пастернак - Сталин - Катаев (автор неизвестен)
    Входимость: 33.
    5. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
    Входимость: 30.
    6. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXII. "Гамлет". Театр террора
    Входимость: 21.
    7. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
    Входимость: 18.
    8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
    Входимость: 18.
    9. Иванова Наталья: Пересекающиеся параллели - Борис Пастернак и Анна Ахматова
    Входимость: 15.
    10. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Гладков
    Входимость: 15.
    11. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIII. Оттепель
    Входимость: 14.
    12. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
    Входимость: 13.
    13. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVII. Первый съезд. "Грузинские лирики"
    Входимость: 10.
    14. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXX. Переделкино
    Входимость: 10.
    15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
    Входимость: 9.
    16. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эмма Герштейн
    Входимость: 8.
    17. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
    Входимость: 8.
    18. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
    Входимость: 7.
    19. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
    Входимость: 7.
    20. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
    Входимость: 7.
    21. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
    Входимость: 6.
    22. Халина Татьяна: Пастернак Борис Леонидович
    Входимость: 6.
    23. Карпенко Александр: Двойной портрет Пастернака и Мандельштама...
    Входимость: 5.
    24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
    Входимость: 5.
    25. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
    Входимость: 5.
    26. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
    Входимость: 4.
    27. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
    Входимость: 4.
    28. Сарнов Бенедикт: Диалог продолжается
    Входимость: 4.
    29. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVI. Чистополь
    Входимость: 4.
    30. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Основные даты жизни и творчества Бориса Пастернака
    Входимость: 4.
    31. Борис Пастернак (психологический портрет)
    Входимость: 4.
    32. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
    Входимость: 4.
    33. Шаламов Варлам: Пастернак
    Входимость: 4.
    34. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 4)
    Входимость: 4.
    35. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 27.10.1958. Письмо Б. Л. Пастернака в Президиум Правления Союза писателей СССР в связи с общемосковским собранием писателей
    Входимость: 3.
    36. Сульман М.: Номинация 1957 года
    Входимость: 3.
    37. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Афиногенов
    Входимость: 3.
    38. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
    Входимость: 3.
    39. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
    Входимость: 3.
    40. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анастасия Баранович-Поливанова
    Входимость: 3.
    41. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 4)
    Входимость: 3.
    42. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
    Входимость: 3.
    43. Воложин С.: Ещё о Пастернаке
    Входимость: 2.
    44. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIV. 1956. Отказ от выбора
    Входимость: 2.
    45. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
    Входимость: 2.
    46. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIX. 1935. Нетворческий кризис
    Входимость: 2.
    47. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
    Входимость: 2.
    48. Биографические материалы
    Входимость: 2.
    49. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XII. 1923—1928. "Высокая болезнь". Хроника мутного времени
    Входимость: 2.
    50. Биография (неизвестный автор, вариант 2)
    Входимость: 2.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
    Входимость: 149. Размер: 119кб.
    Часть текста: кого пока не допрашивали. И все это в нелегкое время — тут тебе и индустриализация, и коллективизация, и Большой Террор, и кадровая чехарда; и промышленностью поруководи, и курсантам речь скажи, и с хлопкоробами сфотографируйся! Казалось бы — где тут заниматься литературой? Хоть ее бы, голубушку, пустить на самотек! Но советским писателям повезло. Их судьбы зависели от эстета. Он был человек непростой. Дураками были те, кто изображал его дураком, страдающим запорами. Мало ли кто чем страдает. У каждого второго писателя геморрой, и ничего, общаются с богами. Он отлично понимал, что от любой эпохи остается в конце концов не индустриализация-коллективизация, а настоящая литература; забота о бессмертии состоит в заботе о прекрасном. Что такое индустриализация и коллективизация? Все это для народа, а народ помрет, и из него лопух будет расти. И потому он мог манкировать другими обязанностями — руководством промышленностью или сельским хозяйством; хватало верных начальничков, запуганных до сверхчеловеческого усердия, готовых стучать кулаками, устраивать ночные авралы и выжимать из народа трудовые рекорды. Не поддавалась руководству только литература. То есть постановления принимались, организации создавались и распускались, велась борьба с формализмом, прекрасно был поставлен подхалимаж,— но писали хуже и хуже, и памятником эпохи грозила остаться пирамида макулатуры, сложенная из романных кирпичей в духе самого что ни на есть образцового социалистического реализма. У него получилось с Магниткой и колхозами, но с литературой не выходило ничего. Все, кто что-нибудь путное умел, стрелялись, вешались, уезжали или просились уехать. Авербах не просился, Киршону и здесь было хорошо, Вс. Вишневский, Павленко и Гладков никуда не стремились, а Замятин уехал, и теперь хотел выехать Булгаков. Журналы были...
    2. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
    Входимость: 107. Размер: 90кб.
    Часть текста: плохой писатель. Мы, значит, все готовы застрелиться по вашему мановению в подтверждение жизненности вашего дела. Подписи, однако, стоят достойные: Леонов, Шкловский, Олеша, Ильф, Петров, Катаев, Фадеев… Многие гадают, почему Пастернак захотел опубликовать отдельную приписку. На первый взгляд это действительно странно: он не любил выламываться из коллектива, да и повод тут не такой, чтобы самоутверждаться; прямых контактов с вождем он не искал. Возможно, он просто не хотел подписывать такой плохой текст. Нужно было найти какие-то человеческие слова. Пастернак и нашел: “Присоединяюсь к чувству товарищей. Накануне глубоко и упорно думал о Сталине; как художник — впервые. Утром прочел известие. Потрясен так, точно был рядом, жил и видел. Борис Пастернак”. Некоторые полагают, что эта приписка спасла его в годы террора: что-то человеческое отозвалось в Сталине на единственное неказенное, сочувственное слово, на единственное соболезнование, в котором ничего не было о деле освобождения рабочего класса. Может быть, это письмо в самом деле выделило его из писательской среды и спасло от уничтожения… но сам Пастернак был категорически против поисков логики в терроре: “Мы тасовались, как колода карт”. Да и приписывать Сталину сентиментальность было бы странно: с женой он в последние годы был груб и чуть ли не сживал ее со свету, как и всех, кто помнил его еще не “красным царем”, а железным экспроприатором Кобой. Вызывающее, отдельное сочувствие Пастернака он мог расценить и как вопиющую бестактность, и Пастернак обязан был учитывать такую возможность; но не отозваться он не мог: в трагедии Надежды Аллилуевой ему виделась родная тема поруганной женственности, тема эроса и революции. Революция — это мстящая за себя женщина. В этом смысл и оправдание переворота. Если освобожденная женщина гибнет — в наше-то ...
    3. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
    Входимость: 103. Размер: 33кб.
    Часть текста: телефонном разговоре межу Сталиным и Пастернаком, состоявшимся в 1934 году. Поводом для того разговора стал арест поэта Осипа Мандельштама. Судьбой Мандельштама был обеспокоен Бухарин, который написал Сталину письмо с припиской: "Пастернак тоже беспокоится". Зная, что Пастернак был в то время у Сталина в фаворе, Бухарин хотел этой припиской подчеркнуть, что это беспокойство носит общественный характер. Прочитав записку Бухарина, Сталин позвонил Пастернаку. Сарнов пишет: "Тот телефонный разговор теперь уже стал легендой. Не только в том смысле, что оброс множеством слухов, самых разнообразных пересказов, версий и интерпретаций, а в самом прямом, буквальном. Как всякая легенда, он стал источником не только мемуарных, исторических и квазиисторических, но и чисто художественных откликов и толкований". В ноябре 1933 О. Мандельштам написал небольшое стихотворение: Мы живем, под собою не чуя страны, Наши речи за десять шагов не слышны, А где хватит на полразговорца - Там помянут кремлевского горца. Его толстые пальцы, как черви, жирны, А слова, как пудовые гири, верны. Тараканьи смеются усища И сияют его голенища. А вокруг его сброд тонкошеих вождей, Он играет услугами полулюдей. Кто мяучит, кто плачет, кто хнычет, Лишь ...
    4. Разомкнутый любовный треугольник: Пастернак - Сталин - Катаев (автор неизвестен)
    Входимость: 33. Размер: 17кб.
    Часть текста: разведчика - лучше знать да молчать, чем знать да болтать.        Валентин Катаев, «Сын полка» Валентин Петрович Катаев и Борис Леонидович Пастернак очень по-разному относились к Иосифу Виссарионовичу Сталину. Валентин Петрович считал Сталина погибелью и вурдалаком, и потому норовил держаться от него подальше. Борис Леонидович, напротив, «бредил Сталиным» (по выражению Надежды Мандельштам), признавался ему в любви и страстно хотел говорить с ним о жизни и смерти. Но прихотливый великий вождь, как это часто бывает, отнесся к обоим литераторам прямо противоположным их чаяниям образом, а именно: Катаев с ним встречаться и говорить не хотел, а вот он с Катаевым однажды встретиться пожелал (безуспешно: Катаев прехитро уклонился); Пастернак, напротив, сам просил его о встрече, чтобы поговорить о смысле жизни, но тут уж встречи не пожелал Иосиф Виссарионович. Чему следуют пункты. О том, как Сталин пожелал видеть Катаева и усадить его за свой стол, а Катаев хитроумно от того уклонился (притворившись пьяным, как явствует из сюжета и комментариев к нему), и о том, почему он это сделал, дошло следующее воспоминание (Несвятой Валентин // МК. 18. 02. 2002 [Дмитрий Гусев]): «С властью Валентин Петрович старался не соприкасаться. Он полагал, что многие люди гибнут оттого, что устремились чересчур высоко. Мол, чем дальше от Кремля, тем спокойней. П[авел]. В[алентинович Катаев, сын]. :“Позднее мы с отцом говорили на эту тему. Я спрашивал его: “Папа, а почему они погибли? Каким образом отбирались жертвы?” Он ...
    5. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
    Входимость: 30. Размер: 77кб.
    Часть текста: грузинским, начиная с 1931 года, дали некоторое понятие об азбуке и грамматике, умение что-то прочесть и понять, сказать застольную речь, но настоящее знание языка, необходимое для того, чтобы создать по-русски стихи, конгениальные оригиналу, требовало много времени и сил. Договорные сроки заставили обратиться к подстрочникам. Несколько стихотворений Табидзе и Яшвили Пастернак записал в чтении самих авторов еще в 1931 году. Теперь, в октябре 1933 года, в отделанном виде эти переводы были посланы в журнал "Литература и искусство Закавказья". Стремясь раздобыть новые авторские подстрочники, он примкнул к писательской бригаде, отправившейся 14 ноября 1933 года в Тифлис. Радость встречи с друзьями, путешествие по Грузии, шутки Николая Тихонова, с которым они делили номер в гостинице "Ориант", очарование семейства Георгия Леонидзе не могли заглушить щемящей тоски потерянного времени, которую вызывала в нем, "организованная совболтовня" заседаний и обсуждений, сдабриваемая обильными банкетами. Но в то же время он успел разглядеть, что его друзья Табидзе и Яшвили, несмотря на свое определенное художественное превосходство над общим поэтическим уровнем, подвергаются незаслуженному отстранению и "насильственному исключению из списков авторов, рекомендованных к распространению и обеспеченных официальной поддержкой"."Тем живее будет моя им поддержка", - писал он 23 ноября 1933 года жене. Добившись у П. Павленки, возглавлявшего бригаду, чтобы его отпустили в Москву, Пастернак, не дожидаясь конца экспедиции, 29 ноября уехал домой. В начале следующего, 1934 года его грузинские переводы стали появляться в журналах "30 дней" (N 1), "Молодая гвардия" (N 2), в "Литературной газете" и "Известиях". Сборник "Поэты Грузии в переводах Б. Пастернака и Н. Тихонова" вышел в 1935 году в Тифлисе, в Москве в "Советском писателе" вышли "Змееед"...

    © 2000- NIV