Cлово "ТОГДАШНИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТОГДАШНЕЙ, ТОГДАШНИХ, ТОГДАШНИЕ, ТОГДАШНЕМУ, ТОГДАШНИМИ

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 3.
2. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
Входимость: 3.
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 3.
4. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 3.
5. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 3.
6. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 3.
7. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Левин
Входимость: 3.
8. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 4)
Входимость: 3.
9. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава V. "Сердарда"
Входимость: 3.
10. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 2.
11. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVI. Чистополь
Входимость: 2.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Надежда Павлович
Входимость: 2.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 2.
14. Биография (неизвестный автор, вариант 1)
Входимость: 2.
15. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Во всю ширину плаща
Входимость: 2.
16. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 2.
17. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 2.
18. Кацис Леонид: Начальная пора
Входимость: 2.
19. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 2.
20. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 2.
21. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 2)
Входимость: 2.
22. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLII. "Доктор Живаго"
Входимость: 2.
23. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 2.
24. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 2.
25. Блох А.: На пути. 1946-1957
Входимость: 2.
26. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава вторая
Входимость: 2.
27. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 2.
28. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 2.
29. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Валентин Берестов
Входимость: 2.
30. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 3)
Входимость: 2.
31. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
Входимость: 2.
32. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 1.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 1.
34. Сарнов Бенедикт: Диалог продолжается
Входимость: 1.
35. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
Входимость: 1.
36. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 1)
Входимость: 1.
37. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Офелия-мать
Входимость: 1.
38. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Письмо редколлегии "Нового мира" в "Литературную газету" ("Литературная газета" №128 от 25 октября 1958г.)
Входимость: 1.
39. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 3)
Входимость: 1.
40. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 5)
Входимость: 1.
41. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 1.
42. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 3)
Входимость: 1.
43. Немзер А.: Смерти не будет. К 50-летию издания романа "Доктор Живаго"
Входимость: 1.
44. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 1.
45. Бурлака Д. К.,Горелик Л. Л.: В. Я. Брюсов – критик Б. Л. Пастернака
Входимость: 1.
46. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXIX. Ольга Ивинская
Входимость: 1.
47. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Ваншенкин
Входимость: 1.
48. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 1.
49. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 1.
50. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 3. Размер: 123кб.
Часть текста: Он мечтал о большой, серьезной, «настоящей» работе — но в сорок лет продолжал жить, как юноша: неприкаянно, неустроенно и тесно. Он все чаще называет сделанное им «ерундой», «черновиками», «попытками». Как всякая настоящая любовь, встреча Пастернака с Зинаидой Николаевной готовится долго, путем проб, ошибок и Репетиций. Таких романных «подготовок» потом множество будет в «Докторе Живаго», где судьба сводит влюбленных с шестой, кажется, попытки. С семьей Нейгаузов Пастернак должен был познакомиться еще в самом начале двадцатых, когда Генрих (Гарри), замечательный киевский пианист, только что переехал в Москву. Год спустя, когда Нейгауз устроился на новом месте, к нему присоединилась и жена — очень красивая киевлянка, полуитальянка по матери, с матово-смуглой кожей и большими карими глазами. Частые романные совпадения в те времена объясняются просто: вся московская творческая интеллигенция была хоть шапочно, но знакома. Ученица Нейгауза Елизавета Тубина в 1920 году вышла замуж за Якова Черняка, упоминавшегося выше молодого критика. Черняк все порывался приблизить Пастернака к современности, вовлечь в общественную жизнь,— поэт был на восемь лет старше, однако благодарил за «политическое воспитание». Черняк познакомил Пастернака с молодой женой, а та захотела свести его со своим учителем Нейгаузом — ей казалось, что эти люди отлично поймут друг друга. Так и вышло, но лишь пять лет спустя. Может быть, случись эта встреча раньше,— ничего бы и не было: Пастернак в середине двадцатых еще и мысли не допускал о разрыве с первой женой. Евгения Владимировна оказалась дальновиднее: навестив Лизу Черняк после рождения ее дочери Наташи и принеся с собою несколько детских костюмчиков, из которых ее сын Женя уже вырос, она удивила ее одним неожиданно грустным ответом. «Женя, почему вы так назвали сына? Не принято называть...
2. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
Входимость: 3. Размер: 41кб.
Часть текста: Борис Пастернак, напротив, предпочитал, чтобы зримый мир и непрозреваемая все­ленная говорили как бы от собственного имени его, Пастернака, поэтическим слогом. Более того, он старал­ся, вполне сознательно, затеряться в огромном и для него всегда чудесно-целостном мире, посягая едва ли не на большее, чем на равноправие с любой другой драгоценной его частицей — к примеру, с деревьями по ту сторону дымчатого водного простора, о котором он говорит в своих «Заморозках» (одном из поздней­ших его стихотворений): Холодным утром солнце в дымке Стоит столбом огня в дыму. Я тоже, как на скверном снимке, Совсем неотличим ему. Пока оно из мглы не выйдет, Блеснув за прудом на лугу, Меня деревья плохо видят На отдаленном берегу. Поистине такого полного «самоустранения», такой растроганной растворимости в великом целостном (пусть в малых рамках нашей земной действительности) не знала в такой мере мировая поэзия. Это его, Пастер­нака, «новое слово», столь отличное от романтического «зрелищно-биографического самовыражения», свойст­венного большинству его современников. «Под романтической манерой» — так ...
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 3. Размер: 50кб.
Часть текста: ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Если историки культуры, историки этнографии и ЭТНОЛОГИИ находят — и справедливо! — в масках, в обрядах, в пещерных и наскальных рисунках прямое отражение охотничьей, военной, ритуальной или семейной жизни аборигенов, стоящих на прими­тивном уровне развития, то почему не допустить того же в играх детей, то есть подобного «отражения» окружающей их среды? Вероятно, и наши тогдашние игры, в таком понимании, что-то, несомненно, «отражали». Наиболее частой и любимой игрой нашей, неизвестно как и кем придуманной, скорее всего старшим братом (но не взрос­лыми! за это я ручаюсь!), было устроение «выставок картин». Коно­водом и «теоретиком», конечно, был Борис. Но понимание и гу-тирование смысла игры у нас обоих было одинаковым. Мы оба, каждый на свой риск и страх, рисовали предвари­тельно разные картинки карандашом или цветными карандаша­ми (даже акварелью). Не сговариваясь заранее ни о сюжетах, ни о манере исполнения, мы добивались наибольшего разнообра­зия. Мы крайне серьезно относились ко всей ...
4. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 3. Размер: 49кб.
Часть текста: и вариациям»); и ощущение счастья и гармонии, которым так и дышит лирика тревожнейшего периода русской истории; и то, что ассоциативные, импрессионистические, темные на первый взгляд стихи сделались цитатником для нескольких поколений. Два периода в своей биографии Пастернак считал счастливейшими: семнадцатый, когда он писал «Сестру», и конец сороковых — начало пятидесятых, когда создавался роман. Судьба, словно в предвидении будущего, каждому периоду русской революции подобрала летописца (прозаики почти не справились с задачей — явления мистические лучше удаются поэтам). Январь и февраль восемнадцатого достались Блоку («Двенадцать»), девятнадцатый и двадцатый — Цветаевой (лирика Борисоглебского переулка, «Лебединый стан»), двадцать первый — Ахматовой («Anno Domini 1921»), двадцать второй — Мандельштаму («Tristia»), двадцать третий — Маяковскому («Про это»). Семнадцатый — год Пастернака: это благодаря ему мы догадываемся, как все было. Пастернак и сам чувствовал, что это время ему сродни: во-первых, неоформившееся, бродящее, переходное, в рифму его долгому отрочеству. Во-вторых — страстное и неопытное, напрягшееся в предчувствии главного опыта: революция еще обольщает, с огнем еще играют,— но в сентябре все полыхнет, и нарастающий жар земли — так и горит под ногами!— у Пастернака передан безошибочно,...
5. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 3. Размер: 86кб.
Часть текста: в Москве и сразу покорил публику «перво­престольной», как еще недавно именовали этот город, в котором родился и я 22 февраля (по старому стилю) 1901 года, в самый день огласки отлучения Льва Толстого от православной церкви. Два первых концерта Нейгауза были почти целиком посвящены Скрябину, кумиру тогдашней московской молодежи. На первом сонатном вечере пианист, в до­полнение к обширной и труднейшей программе, много играл Шопена, среди прочего его чудесную фантазию f-moll, опус 49, а также — с почти оркестровой полно­звучностью — скрябинский ноктюрн для левой руки, держась правой за кант рояля. Успех был полный и беспримерный. Такого Скрябина Москва еще не слыхала. Второй вечер прошел под знаком какого-то безумия, охватившего и публику и концертанта. Нейгауз на бис повторил 3-ю и 5-ю сонаты, сыгранные им на первом концерте, —всего семь из десяти возможных. И вдруг, в ответ на восторженный рев слушателей, прозвучала ни­кому неведомая мелодия — прелюд собственного сочи­нения концертанта, мне и публике показавшийся пре­лестным. Я был счастлив и глубоко взволнован всем услышан­ным, что не могло на мне не отразиться. И потому давнишний мой приятель и некогда товарищ по гимназии, ныне давно покойный композитор, «презрительный эстет», ставивший себе в особую заслугу стоическую не­возмутимость, мне сказал, иронически раздув округлые щеки: — Подкатите пролетку к артистическому подъезду и впрягитесь в нее в помощь истеричкам обоего пола. Но он тут же был посрамлен. Из артистической степенно спускался по лестничному пролету Сабанеев, один из виднейших музыкальных критиков того времени, и авторитетно отчеканил, обращаясь к Константину Ни­колаевичу Игумнову:...

© 2000- NIV