Cлово "ТОГДАШНИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТОГДАШНЕЙ, ТОГДАШНИХ, ТОГДАШНИЕ, ТОГДАШНЕМУ, ТОГДАШНИМИ

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 3.
2. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 3.
3. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
Входимость: 3.
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 3.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 3.
6. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Левин
Входимость: 3.
7. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 4)
Входимость: 3.
8. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 3.
9. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава V. "Сердарда"
Входимость: 3.
10. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 2.
11. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVI. Чистополь
Входимость: 2.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Надежда Павлович
Входимость: 2.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 2.
14. Биография (неизвестный автор, вариант 1)
Входимость: 2.
15. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Во всю ширину плаща
Входимость: 2.
16. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 2.
17. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 2.
18. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 2.
19. Блох А.: На пути. 1946-1957
Входимость: 2.
20. Кацис Леонид: Начальная пора
Входимость: 2.
21. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 2.
22. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава вторая
Входимость: 2.
23. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 2)
Входимость: 2.
24. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 2.
25. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 2.
26. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 2.
27. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLII. "Доктор Живаго"
Входимость: 2.
28. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Валентин Берестов
Входимость: 2.
29. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 3)
Входимость: 2.
30. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 2.
31. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
Входимость: 2.
32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 1.
33. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 1.
34. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XI. 1921—1923. Евгения Лурье
Входимость: 1.
35. Сарнов Бенедикт: Диалог продолжается
Входимость: 1.
36. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
Входимость: 1.
37. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 1)
Входимость: 1.
38. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Офелия-мать
Входимость: 1.
39. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VIII. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
Входимость: 1.
40. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Письмо редколлегии "Нового мира" в "Литературную газету" ("Литературная газета" №128 от 25 октября 1958г.)
Входимость: 1.
41. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Последние стансы к августу
Входимость: 1.
42. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIV. 1956. Отказ от выбора
Входимость: 1.
43. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 3)
Входимость: 1.
44. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Несыгранный Гамлет
Входимость: 1.
45. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 5)
Входимость: 1.
46. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 1.
47. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XV. 1926—1927. "Лейтенант Шмидт". Ширь весны и каторги
Входимость: 1.
48. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 1.
49. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 3)
Входимость: 1.
50. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 3. Размер: 123кб.
Часть текста: время, от обоюдного одиночества. Пастернак в двадцатые годы,— хотя этот свой период он оценивал сдержанно,— колоссально вырос; эпичность появилась не только в его литературной манере, но и в подходе к истории. Он мечтал о большой, серьезной, «настоящей» работе — но в сорок лет продолжал жить, как юноша: неприкаянно, неустроенно и тесно. Он все чаще называет сделанное им «ерундой», «черновиками», «попытками». Как всякая настоящая любовь, встреча Пастернака с Зинаидой Николаевной готовится долго, путем проб, ошибок и Репетиций. Таких романных «подготовок» потом множество будет в «Докторе Живаго», где судьба сводит влюбленных с шестой, кажется, попытки. С семьей Нейгаузов Пастернак должен был познакомиться еще в самом начале двадцатых, когда Генрих (Гарри), замечательный киевский пианист, только что переехал в Москву. Год спустя, когда Нейгауз устроился на новом месте, к нему присоединилась и жена — очень красивая киевлянка, полуитальянка по матери, с матово-смуглой кожей и большими карими глазами. Частые романные совпадения в те времена объясняются просто: вся московская творческая интеллигенция была хоть шапочно, но знакома. Ученица Нейгауза Елизавета Тубина в 1920 году вышла замуж за Якова Черняка, упоминавшегося выше молодого критика. Черняк все порывался приблизить Пастернака к современности, вовлечь в общественную жизнь,— поэт был на восемь лет старше, однако благодарил за «политическое воспитание». Черняк познакомил Пастернака с молодой женой, а та захотела свести его со своим учителем Нейгаузом — ей казалось, что эти люди отлично поймут друг друга. Так и вышло, но лишь пять лет спустя. Может быть, случись эта встреча раньше,— ничего бы и не было: Пастернак в середине двадцатых еще и мысли не допускал о разрыве с первой женой. Евгения Владимировна оказалась дальновиднее: навестив Лизу Черняк после рождения ее дочери...
2. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 3. Размер: 86кб.
Часть текста: 14), где он со старомодной церемонностью пригласил от имени своей жены, Ирины Сергеевны, Евгению Владимировну и Бориса Леонидовича пожаловать к ним на чашку чая и на ужин, а заодно пригласил и меня, оказавшегося на месте достопамятного происшествия. Но как музыканта и пианиста я знал Нейгауза уже в начале двадцатых годов, когда он, тогда еще профессор Киевской консерватории, впервые выступил с рядом концертов в Москве и сразу покорил публику «перво­престольной», как еще недавно именовали этот город, в котором родился и я 22 февраля (по старому стилю) 1901 года, в самый день огласки отлучения Льва Толстого от православной церкви. Два первых концерта Нейгауза были почти целиком посвящены Скрябину, кумиру тогдашней московской молодежи. На первом сонатном вечере пианист, в до­полнение к обширной и труднейшей программе, много играл Шопена, среди прочего его чудесную фантазию f-moll, опус 49, а также — с почти оркестровой полно­звучностью — скрябинский ноктюрн для левой руки, держась правой за кант рояля. Успех был полный и беспримерный. Такого Скрябина Москва еще не слыхала. Второй вечер прошел под знаком какого-то безумия, охватившего и публику и концертанта. Нейгауз на бис повторил 3-ю и 5-ю сонаты, сыгранные им на первом концерте, —всего семь из десяти возможных. И вдруг, в ответ на восторженный рев слушателей, прозвучала ни­кому неведомая мелодия — прелюд собственного сочи­нения...
3. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
Входимость: 3. Размер: 41кб.
Часть текста: него всегда чудесно-целостном мире, посягая едва ли не на большее, чем на равноправие с любой другой драгоценной его частицей — к примеру, с деревьями по ту сторону дымчатого водного простора, о котором он говорит в своих «Заморозках» (одном из поздней­ших его стихотворений): Холодным утром солнце в дымке Стоит столбом огня в дыму. Я тоже, как на скверном снимке, Совсем неотличим ему. Пока оно из мглы не выйдет, Блеснув за прудом на лугу, Меня деревья плохо видят На отдаленном берегу. Поистине такого полного «самоустранения», такой растроганной растворимости в великом целостном (пусть в малых рамках нашей земной действительности) не знала в такой мере мировая поэзия. Это его, Пастер­нака, «новое слово», столь отличное от романтического «зрелищно-биографического самовыражения», свойст­венного большинству его современников. «Под романтической манерой» — так говорит Пастер­нак в «Охранной грамоте» — крылось целое миро­восприятие. Это было понимание жизни как жизни поэта. Оно перешло к нам от символистов, символис­тами же было усвоено от романтиков; главным обра­зом немецких... Усилили его (такое понимание судьбы и роли поэта. — Н. В.) Маяковский и Есенин. Но вне легенды романтический этот...
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 3. Размер: 87кб.
Часть текста: Николай Любимов Николай Любимов БОРИС ПАСТЕРНАК ИЗ КНИГИ «НЕУВЯДАЕМЫЙ ЦВЕТ» ... Вся земля была ему наследством, А он его со всеми разделил. Анна Ахматова Все дальше и дальше уплывает в даль прошлого день его по­хорон, но все ощутимее боль, что нет его с нами, и духовный об­лик его от времени лишь хорошеет, и все беззакатней, все празд­ничнее и животворней исходит от него и от его поэзии свет. ... Впервые я увидел Пастернака мельком, перед самой вой­ной, на лестнице Гослитиздата, помещавшегося тогда в Большом Черкасском переулке. Узнал я его мгновенно. Эренбург поделился с читателями своим впечатлением: ког­да в Париже Андре Жид впервые увидел Пастернака, то у Жида было такое выражение лица, как будто навстречу ему шла сама Поэзия. Разумеется, я не знаю, какое у меня в тот момент было выражение лица, но что я воспринял приближение Пастернака именно как приближение самой Поэзии — это я помню отлично. А ведь у Пастернака не было ничего от небожителя: и походка-то у него была косолапая, и гудел-то он, как майский жук, проводя звук через нос, произнося «с» с легким присвистом и вдруг сры­ваясь на почти визгливые ноты, и смеялся-то он, обнажая редкие, но крупные лошадиные зубы, и держался-то с полнейшей непри­нужденностью, хотя и без малейшей развязности, без малейшего амикошонства даже с самыми близкими своими друзьями, но всегда и везде — как у себя дома. Ощущение приближения самой Поэзии возникало у меня по­том при каждой встрече с Пастернаком, даже когда мы были ко­ротко знакомы, ощущение ее безыскусственного очарования, в ко­торое вплеталась детскость грусти и веселья, лукавинки и озорства. Летом 1941 года мне дали довольно бледный экземпляр отпе­чатанных на...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 3. Размер: 50кб.
Часть текста: рисовали предвари­тельно разные картинки карандашом или цветными карандаша­ми (даже акварелью). Не сговариваясь заранее ни о сюжетах, ни о манере исполнения, мы добивались наибольшего разнообра­зия. Мы крайне серьезно относились ко всей процедуре. Темы и мотивы были навязаны репертуаром передвижничества — сов­сем не из юмористических соображений, хотя в воздухе нашей квартиры и пахло достаточно явно идеями новаторства, но про­сто по той причине, что мы такие мотивы и темы видели и знали по выставкам. Вот на один из таких наших рисунков я и наткнул­ся среди бумаг отца, относящихся к 96-98 годам прошлого века. На вырванной из тетради страничке, цветными карандашами, я изобразил тарелку с арбузными корками; «картина» была подпи­сана «Мясоедов» (почему именно он? Не знаю!), а названа — «Как вкусны были арбузы». На обороте был проставлен номер. Все — как полагается и именно так, как мы часто видели. На обороте, кроме того, уже рукой отца записано: «Рисунок Шуры, 1897». Нарисовав достаточное количество «картин», мы составля­ли каталог и развешивали картины по стенам нашей детской. Затем на «вернисаж» (это было тогда ходовым словом, более ес­тественным, чем теперешнее «открытие») приглашались все оби­татели квартиры и гости, случайно...

© 2000- NIV