Cлово "ПОСЛЕДНИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПОСЛЕДНИЕ, ПОСЛЕДНЕЕ, ПОСЛЕДНИХ, ПОСЛЕДНЕЙ

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 23.
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 20.
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 19.
4. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 19.
5. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 19.
6. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 1)
Входимость: 18.
7. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 18.
8. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVI. В зеркалах: Маяковский
Входимость: 17.
9. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 17.
10. Иванов Вячеслав: К истории поэтики Пастернака футуристического периода
Входимость: 16.
11. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXIV. Война
Входимость: 16.
12. Николаев Вадим: О переводах Бориса Пастернака
Входимость: 16.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 14.
14. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 14.
15. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 14.
16. Лекции: Борис Леонидович Пастернак (неизвестный автор)
Входимость: 14.
17. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 14.
18. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 14.
19. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVIII. "Когда разгуляется"
Входимость: 13.
20. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 13.
21. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 13.
22. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 12.
23. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Эпилог. Жизнь после смерти
Входимость: 12.
24. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 12.
25. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 5)
Входимость: 12.
26. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 11.
27. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 11.
28. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 11.
29. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIV. 1956. Отказ от выбора
Входимость: 11.
30. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 11.
31. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 11.
32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 11.
33. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 11.
34. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 11.
35. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 11.
36. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 10.
37. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 1)
Входимость: 10.
38. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 10.
39. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 10.
40. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 10.
41. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 10.
42. Халина Татьяна: Пастернак Борис Леонидович
Входимость: 10.
43. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXX. Переделкино
Входимость: 10.
44. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 9.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава I. Счастливец
Входимость: 9.
46. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 9.
47. Лихачев Д. С.: Борис Леонидович Пастернак
Входимость: 9.
48. Борис Пастернак: Женщины его боготворили (автор неизвестен)
Входимость: 9.
49. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
Входимость: 9.
50. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Крейцерова соната
Входимость: 9.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 23. Размер: 82кб.
Часть текста: откликов печати на закрытие театра. После его ухода В. Э. оживился. Он назвал Пастернака настоящим другом и противопоставил его некоторым постоянным завсегдатаям дома, сразу исчезнувшим в эти дни с горизонта" 28 . С начала 1939 года Пастернак по просьбе Мейерхольда взялся за перевод "Гамлета", которого тот собирался ставить в Ленинграде в Театре имени Пушкина, бывшей Александринке. Поставить "Гамлета" было пожизненной мечтой Мейерхольда, но всякий раз что-то непредвиденное мешало ее осуществлению. Для Пастернака обращение к "Гамлету" тоже значило очень много. Еще в 1924 году он как-то начинал переводить его, но дело не пошло дальше первых страниц. Его поразил "Гамлет" в исполнении Сандро Моисеи, которого он видел в 1925 году. В 1930 году, пожаловавшись в письме Ромену Роллану на усталость и трудность работы, он получил совет заняться Шекспиром, погрузиться в него, - "принять ванну Шекспира". И вот теперь, в это страшное время, "макбетовское", по словам Мейерхольда, представилась возможность сделать новый, свой,...
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 20. Размер: 119кб.
Часть текста: и обзванивать по ночам тех, кого пока не допрашивали. И все это в нелегкое время — тут тебе и индустриализация, и коллективизация, и Большой Террор, и кадровая чехарда; и промышленностью поруководи, и курсантам речь скажи, и с хлопкоробами сфотографируйся! Казалось бы — где тут заниматься литературой? Хоть ее бы, голубушку, пустить на самотек! Но советским писателям повезло. Их судьбы зависели от эстета. Он был человек непростой. Дураками были те, кто изображал его дураком, страдающим запорами. Мало ли кто чем страдает. У каждого второго писателя геморрой, и ничего, общаются с богами. Он отлично понимал, что от любой эпохи остается в конце концов не индустриализация-коллективизация, а настоящая литература; забота о бессмертии состоит в заботе о прекрасном. Что такое индустриализация и коллективизация? Все это для народа, а народ помрет, и из него лопух будет расти. И потому он мог манкировать другими обязанностями — руководством промышленностью или сельским хозяйством; хватало верных начальничков, запуганных до сверхчеловеческого усердия, готовых стучать кулаками, устраивать ночные авралы и выжимать из народа трудовые рекорды. Не поддавалась руководству только литература. То есть постановления принимались, организации создавались и распускались, велась борьба с формализмом, прекрасно был поставлен подхалимаж,— но писали хуже и хуже, и памятником эпохи грозила остаться пирамида макулатуры, сложенная из...
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 19. Размер: 87кб.
Часть текста: именно как приближение самой Поэзии — это я помню отлично. А ведь у Пастернака не было ничего от небожителя: и походка-то у него была косолапая, и гудел-то он, как майский жук, проводя звук через нос, произнося «с» с легким присвистом и вдруг сры­ваясь на почти визгливые ноты, и смеялся-то он, обнажая редкие, но крупные лошадиные зубы, и держался-то с полнейшей непри­нужденностью, хотя и без малейшей развязности, без малейшего амикошонства даже с самыми близкими своими друзьями, но всегда и везде — как у себя дома. Ощущение приближения самой Поэзии возникало у меня по­том при каждой встрече с Пастернаком, даже когда мы были ко­ротко знакомы, ощущение ее безыскусственного очарования, в ко­торое вплеталась детскость грусти и веселья, лукавинки и озорства. Летом 1941 года мне дали довольно бледный экземпляр отпе­чатанных на машинке новых тогда для меня стихотворений Пас­тернака, написанных им перед войной. И хотя время, казалось бы, совсем было неподходящее для упоения звоном лир, ибо чи­тал я эти стихи под грохот зениток в Болшеве, куда уезжал к зна­комым отдыхать от дежурств на крыше, я был обрадован, как при беседе с человеком, который давно тебя чем-то пленил, но с ко­торым до сей поры ты никак не мог найти общий язык, и вдруг... Наконец-то! Средостения более нет. Ах, Боже мой, — думалось мне, — какой же это дивный поэт, какой русский и какой в то же время всечеловеческий!.. И с какой чудесной неожиданностью случилось с ним это преображение! Торжественное затишье, Оправленное в резьбу, Похоже на четверостишье О спящей царевне в гробу. И белому мертвому царству, Бросавшему мысленно в дрожь, Я тихо шепчу: «Благодарствуй, Ты больше,...
4. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 19. Размер: 108кб.
Часть текста: куда бы он в виде скрытых взрывчатых гнезд мог вставлять самое ошеломляющее из того, что он успел увидеть и передумать. Но для такой книги он был еще слишком молод, и вот он отделывался вместо нее писанием стихов, как писал бы живописец всю жизнь этюды к большой задуманной картине". Это описание мечты Юрия Живаго, как и многое другое в романе, замешено на автобиографических "дрожжах" и может быть отнесено к творческому опыту самого автора. Состояние "физической мечты о книге", которая "есть кубический кусок горячей, дымящейся совести - и больше ничего", владело Пастернаком с первых шагов в литературе, сопровождаясь ясным пониманием того, что "неумение найти и сказать правду - недостаток, которого никаким умением говорить неправду не покрыть". "Стихи значат гораздо меньше для меня, чем Вы, по-видимому, думаете, - писал Пастернак в мае 1956 г. одной из своих корреспонденток, возражая против трактовки его как поэта по преимуществу. - Они должны уравновешиваться и идти рядом с большой прозой, им должна сопутствовать новая, требующая точности и все ...
5. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 19. Размер: 90кб.
Часть текста: Примите нашу скорбь о смерти Н. С. Аллилуевой, отдавшей все свои силы делу освобождения миллионов угнетенного человечества, тому делу, которое вы возглавляете и за которое мы готовы отдать свои жизни как утверждение несокрушимой жизненной силы этого дела”. Поистине эту формулу сочинил очень плохой писатель. Мы, значит, все готовы застрелиться по вашему мановению в подтверждение жизненности вашего дела. Подписи, однако, стоят достойные: Леонов, Шкловский, Олеша, Ильф, Петров, Катаев, Фадеев… Многие гадают, почему Пастернак захотел опубликовать отдельную приписку. На первый взгляд это действительно странно: он не любил выламываться из коллектива, да и повод тут не такой, чтобы самоутверждаться; прямых контактов с вождем он не искал. Возможно, он просто не хотел подписывать такой плохой текст. Нужно было найти какие-то человеческие слова. Пастернак и нашел: “Присоединяюсь к чувству товарищей. Накануне глубоко и упорно думал о Сталине; как художник — впервые. Утром прочел известие. Потрясен так, точно был рядом, жил и видел. Борис Пастернак”. Некоторые полагают, что эта приписка спасла его в годы террора: что-то человеческое отозвалось в Сталине на единственное неказенное, сочувственное слово, на единственное соболезнование, в котором ничего не было о деле освобождения рабочего класса. Может быть, это письмо в самом деле выделило его из писательской среды и спасло от уничтожения… но сам Пастернак был категорически против поисков логики в терроре: “Мы тасовались, как колода карт”. Да и приписывать Сталину сентиментальность было бы странно: с женой он в последние годы был груб и чуть ли не сживал ее со свету, как и всех, кто помнил его еще не “красным царем”, а железным экспроприатором Кобой....

© 2000- NIV