Cлово "ТЯГА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТЯГ, ТЯГИ, ТЯГУ, ТЯГОЙ

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 4.
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVI. В зеркалах: Маяковский
Входимость: 3.
3. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 3.
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 2.
5. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 2.
6. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 2.
7. Борис Пастернак (психологический портрет)
Входимость: 2.
8. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 8)
Входимость: 2.
9. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 5)
Входимость: 2.
10. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 2.
11. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 2.
12. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXV. "Вакансия поэта"
Входимость: 2.
13. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 4)
Входимость: 2.
14. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 2.
15. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 2.
16. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 1.
17. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 1.
18. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке
Входимость: 1.
19. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 1.
20. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 1.
21. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIII. "Воздушные пути"
Входимость: 1.
22. Эпштейн Михаил: Борис Пастернак
Входимость: 1.
23. Москва в декабре
Входимость: 1.
24. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 1.
25. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
Входимость: 1.
26. Шаламов Варлам: Несколько замечаний к воспоминаниям Эренбурга о Пастернаке
Входимость: 1.
27. Шалюгин Геннадий: Чехов и Пастернак
Входимость: 1.
28. * * * (Любимая, молвы слащавой)
Входимость: 1.
29. Pro Domo
Входимость: 1.
30. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 17)
Входимость: 1.
31. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 1.
32. Леви Владимир: Пунктир Пастернака
Входимость: 1.
33. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 1.
34. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXI. "Записки живульта"
Входимость: 1.
35. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 4)
Входимость: 1.
36. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 4)
Входимость: 1.
37. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава II. Детство
Входимость: 1.
38. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 2)
Входимость: 1.
39. Баллада ("Бывает, курьером на борзом")
Входимость: 1.
40. Иванова Наталья: Пересекающиеся параллели - Борис Пастернак и Анна Ахматова
Входимость: 1.
41. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XII. 1923—1928. "Высокая болезнь". Хроника мутного времени
Входимость: 1.
42. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVII. В зеркалах: Цветаева
Входимость: 1.
43. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Крейцерова соната
Входимость: 1.
44. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 1.
45. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Виктор Боков
Входимость: 1.
46. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Пусть Зина вернется на свое место
Входимость: 1.
47. Разомкнутый любовный треугольник: Пастернак - Сталин - Катаев (автор неизвестен)
Входимость: 1.
48. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 2)
Входимость: 1.
49. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 1.
50. Объяснение
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 4. Размер: 88кб.
Часть текста: Вознесенский Андрей Вознесенский МНЕ 14 ЛЕТ «Тебя Пастернак к телефону!» Оцепеневшие родители уставились на меня. Шестиклассни­ком, никому не сказавшись, я послал ему стихи и письмо. Это был первый решительный поступок, определивший мою жизнь. И вот он отозвался и приглашает к себе на два часа, в воскресенье. Стоял декабрь. Я пришел к серому дому в Лаврушинском, понятно, за час. Подождав, поднялся лифтом на темную площад­ку восьмого этажа. До двух оставалась еще минута. За дверью, ви­димо, услыхали хлопнувший лифт. Дверь отворилась. Он стоял в дверях. Все поплыло передо мной. На меня глядело удивленное удли­ненно-смуглое пламя лица. Какая-то оплывшая стеариновая вя­заная кофта обтягивала его крепкую фигуру. Ветер шевелил челку. Не случайно он потом для своего автопортрета изберет горящую свечку. Он стоял на сквозняке двери. Сухая, сильная кисть пианиста. Поразила аскеза, нищий простор его нетопленого кабинета. Квадратное фото Маяковского и кинжал на стене. Англо-русский словарь Мюллера — он тогда был прикован к переводам. На сто­ле жалась моя ученическая тетрадка1, вероятно, приготовленная к разговору. Волна ужаса и обожания прошла по мне. Но бежать поздно. Он заговорил с середины. Скулы его подрагивали, как треугольные остовы крыльев, плотно прижатые перед взмахом. Я боготворил его. В нем была тяга, сила и небесная неприспособленность. Когда он говорил, он поддергивал, вытягивал вверх подбородок, как будто хотел вы­рваться из воротничка и из тела. Вскоре с ним стало очень просто. Исподтишка разглядываю его. Короткий нос его, начиная с углубления переносицы, сразу шел горбинкой, потом продолжался прямо, напоминая смуглый ружейный приклад в миниатюре. Губы сфинкса. Короткая седая стрижка. Но главное — это плывущая дымящаяся волна...
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVI. В зеркалах: Маяковский
Входимость: 3. Размер: 69кб.
Часть текста: в горланы-главари, у него никакой эволюции не было. На первый взгляд оно и вправду так — особенно на фоне более чем наглядной эволюции Пастернака. Между тем в советское время Маяковский создал немало шедевров — и «Про это», и «Юбилейное», и «Разговор с фининспектором о поэзии»; лучшие его стихи, если рассматривать их в отрыве от агиток, как минимум не уступают пастернаковской лирике двадцатых. Менялась его интонация, мировоззрение становилось все более трагическим, а отношение к миру — все более терпимым, милосердным и прощающим. Искусственная антитеза «застывший Маяковский — развивающийся Пастернак» фальшива по определению; между тем они были действительно полярны — поскольку развитие Пастернака всегда ориентировано все-таки на жизнь. Его задача — выжить и перейти в новое качество. Маяковский всегда столь же упорно выбирает смерть — и делает это в любых ситуациях, даже когда, казалось бы, ничто ему непосредственно не угрожает; из всех стратегий он интуитивно избирает наиболее самоубийственную. Он делает это не вследствие героизма или тяги к самопожертвованию,— напротив, это в известном смысле прием спекулятивный, оправданный лишь тем, что в конце концов Маяковский всей своей жизнью заплатил за такой выбор литературного поведения. Он каменно целен: последний декадент, рыцарь футуризма как высшей и последней стадии декаданса,— он и в жизни делает только то, что быстрее приведет его к литературной и человеческой дискредитации, одиночеству, гибели, отталкивает один за другим все спасательные круги… Смерть нужна ему как тема лирического самоподзавода, это главное топливо его лирики, в ее присутствии разворачивается...
3. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 3. Размер: 90кб.
Часть текста: все готовы застрелиться по вашему мановению в подтверждение жизненности вашего дела. Подписи, однако, стоят достойные: Леонов, Шкловский, Олеша, Ильф, Петров, Катаев, Фадеев… Многие гадают, почему Пастернак захотел опубликовать отдельную приписку. На первый взгляд это действительно странно: он не любил выламываться из коллектива, да и повод тут не такой, чтобы самоутверждаться; прямых контактов с вождем он не искал. Возможно, он просто не хотел подписывать такой плохой текст. Нужно было найти какие-то человеческие слова. Пастернак и нашел: “Присоединяюсь к чувству товарищей. Накануне глубоко и упорно думал о Сталине; как художник — впервые. Утром прочел известие. Потрясен так, точно был рядом, жил и видел. Борис Пастернак”. Некоторые полагают, что эта приписка спасла его в годы террора: что-то человеческое отозвалось в Сталине на единственное неказенное, сочувственное слово, на единственное соболезнование, в котором ничего не было о деле освобождения рабочего класса. Может быть, это письмо в самом деле выделило его из писательской среды и спасло от уничтожения… но сам Пастернак был категорически против поисков логики в терроре: “Мы тасовались, как колода карт”. Да и приписывать Сталину сентиментальность было бы странно: с женой он в последние годы был груб и чуть ли не сживал ее со свету, как и всех, кто помнил его еще не “красным царем”, а железным экспроприатором Кобой. Вызывающее, отдельное сочувствие Пастернака он мог расценить и как вопиющую бестактность, и Пастернак обязан был учитывать такую возможность; но не отозваться он не мог: в трагедии Надежды Аллилуевой ему виделась родная тема поруганной женственности, тема эроса и революции. Революция — это мстящая за себя женщина. В этом смысл и оправдание переворота. Если освобожденная женщина гибнет — в наше-то справедливое время — это трагедия вдвойне. А Блок-то предугадал — с гибели женщины самое страшное и...
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 2. Размер: 82кб.
Часть текста: 10 января 1938 года Пастернак пришел в Брюсовский переулок. "Было 7 часов вечера, - вспоминал актер Л. Снежницкий, - за окнами бушевала метель. Пастернак вошел в кабинет к Всеволоду Эмильевичу и долго не находил слов, чтобы выразить ему свое сочувствие. - Все наладится, Всеволод Эмильевич, я уверен, что все наладится. Самое главное - это как-то пережить ближайшее время. У вас есть деньги, есть на что жить" 27 . "Он просидел недолго, но важно было, что он пришел... - записал Александр Гладков. - В. Э. почти по-детски обрадовался ему и сразу достал свои любимые зеленоватые хрустальные фужеры... Зашел разговор о том, что у В. Э. нет никаких сбережений и придется, наверно, продавать машину. На это Б. Л. почему-то весело сказал, что у него тоже нет и никогда не было сбережений. Коснулись откликов печати на закрытие театра. После его ухода В. Э. оживился. Он назвал Пастернака настоящим другом и противопоставил его некоторым постоянным завсегдатаям дома, сразу исчезнувшим в эти дни с горизонта" 28 ....
5. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 2. Размер: 100кб.
Часть текста: зима. Валил снег крупными хлопьями. Юрий Андреевич пришел домой из больницы. - Комаровский приехал, - упавшим хриплым голосом сказала вышедшая навстречу ему Лара. Они стояли в передней. У нее был потерянный вид, точно у побитой. - Куда? К кому? Он у нас? - Нет, конечно. Он был утром и хотел прийти вечером. Он скоро заявится. Ему надо поговорить с тобой. - Зачем он приехал? - Я не все поняла из его слов. Говорит, будто он тут проездом на Дальний Восток, и нарочно дал крюку и своротил к нам в Юрятин, чтобы повидаться. Главным образом, ради тебя и Паши. Он много говорил о вас обоих. Он уверяет, что все мы втроем, то есть ты, Патуля и я в смертельной опасности, и что только он может спасти нас, если мы его послушаемся. - Я уйду. Я не желаю его видеть. Лара расплакалась, попыталась упасть перед доктором на колени и, обняв его ноги, прижаться к ним головою, но он помешал ей, насильно удержав ее. - Останься ради меня, умоляю тебя. Я ни с какой стороны не боюсь очутиться с глазу на глаз с ним. Но это тягостно. Избавь меня от встречи с ним наедине. Кроме того, это человек практический, бывалый. Может быть, он действительно посоветует что-нибудь. Твое отвращение к нему естественно. Но прошу тебя, пересиль себя. Останься. - Что с тобою, ангел мой? Успокойся. Что ты делаешь? Не бросайся на колени. Встань. Развеселись. Прогони преследующее тебя наваждение. Он на всю жизнь запугал тебя. Я с тобою. Если нужно, если ты мне прикажешь, я убью его. Через полчаса наступил вечер. Стало совершенно темно. Уже с полгода дыры в полу были везде заколочены. Юрий Андреевич следил за образованием новых и во-время забивал их. В квартире завели большого пушистого кота, проводившего время в неподвижной загадочной созерцательности. Крысы не ушли из дому, но стали осторожнее. В ожидании Комаровского Лариса Федоровна нарезала черного пайкового хлеба и поставила на стол тарелку с несколькими вареными картофелинами. Гостя собирались принять в бывшей столовой старых хозяев, оставшейся в...

© 2000- NIV