Cлово "ДРУГ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДРУГУ, ДРУГА, ДРУГЕ

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 33.
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 31.
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 26.
4. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 22.
5. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 20.
6. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 18.
7. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 17.
8. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 17.
9. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика Розанова
Входимость: 17.
10. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 15.
11. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 14.
12. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 14.
13. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 14.
14. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 13.
15. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 13.
16. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VIII. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
Входимость: 12.
17. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 12.
18. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 12.
19. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 12.
20. Халина Татьяна: Пастернак Борис Леонидович
Входимость: 12.
21. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 12.
22. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 11.
23. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 8)
Входимость: 11.
24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгения Кунина
Входимость: 11.
25. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVI. В зеркалах: Маяковский
Входимость: 11.
26. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 11.
27. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
Входимость: 10.
28. Иванова Наталья: Пересекающиеся параллели - Борис Пастернак и Анна Ахматова
Входимость: 10.
29. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 3)
Входимость: 10.
30. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 10.
31. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 9.
32. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 9.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Сергей Бобров
Входимость: 9.
34. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLII. "Доктор Живаго"
Входимость: 9.
35. Николаев Вадим: О переводах Бориса Пастернака
Входимость: 9.
36. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 9.
37. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 8.
38. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
Входимость: 8.
39. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVI. Чистополь
Входимость: 8.
40. Цитаты и афоризмы
Входимость: 8.
41. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 8.
42. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 8.
43. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Крейцерова соната
Входимость: 8.
44. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 8.
45. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 8.
46. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 8.
47. Спекторский
Входимость: 8.
48. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 7.
49. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 7.
50. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIV. В тон времени
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 33. Размер: 94кб.
Часть текста: уборку перед Пасхой. Юрий Андреевич был против поездки. Он не мешал приготовлениям, потому что считал затею неосуществимой и надеялся, что в решающую минуту она провалится. Но дело подвигалось вперед и близилось к завершению. Пришло время поговорить серьезно. Он еще раз высказал жене и тестю свои сомнения на устроенном для этого семейном совете. - Итак, вы считаете, что я не прав, и, следовательно, мы едем? - закончил он свои возражения. Слово взяла жена: - Ты говоришь, перебиться год-другой, тем временем упорядочатся новые земельные отношения, можно будет испросить полоску под Москвой, развести огород. А как продержаться в промежутке, ты не советуешь. Между тем это самое интересное, вот что именно желательно было бы услышать. - Абсолютный бред, - поддержал дочь Александр Александрович. - Хорошо, я сдаюсь, - соглашался Юрий Андреевич. - Меня останавливает только полная неизвестность. Мы пускаемся, зажмурив глаза, неведомо куда, не имея о месте ни малейшего представления. Из трех человек, живших в Варыкине, двух, мамы и бабушки, нет в живых, а третий, дедушка Крюгер, если он только и жив, в заложниках и за решеткой. В последний год войны он что-то проделал с лесами и заводом, для видимости продал какому-то подставному лицу или банку или на кого-то условно переписал. Что мы знаем об этой сделке? Чьи это теперь земли, не в смысле собственности, пропади она пропадом, а кто за них отвечает? За каким они ведомством? Рубят ли лес? Работают ли заводы? Наконец, какая там власть, и какая будет, пока мы туда доберемся? Для вас...
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 31. Размер: 123кб.
Часть текста: воспитанного в таком глупом, по-детски бездеятельном ослепляющем эгоизме, как она». Зависимость от быта в его кругу считалась постыдной, и не в одной житейской прозе было дело: они с Женей Лурье метнулись друг к другу в трудное время, от обоюдного одиночества. Пастернак в двадцатые годы,— хотя этот свой период он оценивал сдержанно,— колоссально вырос; эпичность появилась не только в его литературной манере, но и в подходе к истории. Он мечтал о большой, серьезной, «настоящей» работе — но в сорок лет продолжал жить, как юноша: неприкаянно, неустроенно и тесно. Он все чаще называет сделанное им «ерундой», «черновиками», «попытками». Как всякая настоящая любовь, встреча Пастернака с Зинаидой Николаевной готовится долго, путем проб, ошибок и Репетиций. Таких романных «подготовок» потом множество будет в «Докторе Живаго», где судьба сводит влюбленных с шестой, кажется, попытки. С семьей Нейгаузов Пастернак должен был познакомиться еще в самом начале двадцатых, когда Генрих (Гарри), замечательный киевский пианист, только что переехал в Москву. Год спустя, когда Нейгауз устроился на новом месте, к нему присоединилась и жена — очень красивая киевлянка, полуитальянка по матери, с матово-смуглой кожей и большими карими глазами. Частые романные совпадения в те времена объясняются просто: вся московская творческая интеллигенция была хоть шапочно, но знакома. Ученица Нейгауза Елизавета Тубина в 1920 году вышла замуж за Якова Черняка, упоминавшегося выше молодого критика. Черняк все порывался приблизить Пастернака к современности, вовлечь в общественную жизнь,— поэт ...
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 26. Размер: 119кб.
Часть текста: ее бы, голубушку, пустить на самотек! Но советским писателям повезло. Их судьбы зависели от эстета. Он был человек непростой. Дураками были те, кто изображал его дураком, страдающим запорами. Мало ли кто чем страдает. У каждого второго писателя геморрой, и ничего, общаются с богами. Он отлично понимал, что от любой эпохи остается в конце концов не индустриализация-коллективизация, а настоящая литература; забота о бессмертии состоит в заботе о прекрасном. Что такое индустриализация и коллективизация? Все это для народа, а народ помрет, и из него лопух будет расти. И потому он мог манкировать другими обязанностями — руководством промышленностью или сельским хозяйством; хватало верных начальничков, запуганных до сверхчеловеческого усердия, готовых стучать кулаками, устраивать ночные авралы и выжимать из народа трудовые рекорды. Не поддавалась руководству только литература. То есть постановления принимались, организации создавались и распускались, велась борьба с формализмом, прекрасно был поставлен подхалимаж,— но писали хуже и хуже, и памятником эпохи грозила остаться пирамида макулатуры, сложенная из романных кирпичей в духе самого что ни на есть образцового социалистического реализма. У него получилось с Магниткой и колхозами, но с литературой не выходило ничего. Все,...
4. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 22. Размер: 128кб.
Часть текста: многие, однако долгая предыстория этих событий мало кому известна. Она, как в зеркале, отражает приливы и отливы политического гнета послевоенных лет, надежд на освобождение живого слова из-под власти лжи и насилия. Все началось на десять лет раньше, чем был написан и издан «Доктор Живаго», в 1946 году, когда возобновилось присуждение премий, прерванное войной. То было время светлых надежд на развитие всего лучшего, обусловившего победу объединенных сил мирового сообщества над фашизмом. С этим была связана вера в либерализацию советского режима во всех областях жизни, и в первую очередь ее духовной основы. «Если Богу угодно будет и я не ошибаюсь, в России скоро будет яркая жизнь, захватывающе новый век и еще раньше, до наступленья этого благополучия в частной жизни и обиходе, — поразительное огромное, как при Толстом и Гоголе, искусство», — писал Пастернак летом 1944 года. Неожиданный отклик своим мыслям и надеждам Пастернак нашел в деятельности английской группы персоналистов, издававшей журнал «Transformation». Пастернак писал С. Н. Дурылину 29 июня 1945 года о радости обретения идеологической близости с этой группой: в них он увидел «поворот людей издали лицом друг к другу, который их ничем не связывает и не обременяет, но в каких-то высших целях, не исчерпываемых жизнью каждого в отдельности, одухотворяет пространство веяньем единенья, без которого нет бессмертия». «За последние два года я, поначалу отрицательными путями, из нападок (здешних) на себя узнал о существовании молодого...
5. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 20. Размер: 78кб.
Часть текста: советского периода — некорректна по определению: она предполагает, что в 1917—1921 годах в стране протекал единый процесс, который и объединяли в учебниках, в разделе «Революция и гражданская война». Между тем таких процессов было несколько, и относиться к ним одинаково было при всем желании невозможно. Огромная часть интеллигенции восторженно приветствовала Февраль, с сомнением отнеслась к Октябрю и с негодованием — к периоду «военного коммунизма». Значительная часть мыслителей справедливо полагала, что никакой заслуги (и соответственно вины) большевиков в русской революции не было: произошла она сама собой, а власть, валявшуюся в грязи, подняли самые бесцеремонные. Народ понял только, что в очередной раз сам себя обманул, и от разочарования кинулся в самоубийственную бойню, которую впоследствии назвали Гражданской войной. Легенда о том, что во время Гражданской войны воевали красные с белыми (то есть сторонники свободы со сторонниками рабства — как бы ни распределять роли в этой дихотомии), опять-таки основана на мифах и лжесвидетельствах советской или антисоветской пропаганды. Гражданская война стала бессмысленным выплеском жестокости и разочарования, и подлинными ее героями — наиболее типичными и выразительными — были не...

© 2000- NIV