Cлово "ТВАРДОВСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТВАРДОВСКОГО, ТВАРДОВСКИМ, ТВАРДОВСКОМУ, ТВАРДОВСКОМ

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Ваншенкин
Входимость: 17.
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 9.
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 8.
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 7.
5. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 3)
Входимость: 3.
6. Левин М. Л.: Презумпция невиновности
Входимость: 3.
7. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 4)
Входимость: 2.
8. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. Вступительная статья В. Ю. Афиани
Входимость: 2.
9. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 1.
10. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Письмо редколлегии "Нового мира" в "Литературную газету" ("Литературная газета" №128 от 25 октября 1958г.)
Входимость: 1.
11. Шаламов Варлам: Несколько замечаний к воспоминаниям Эренбурга о Пастернаке
Входимость: 1.
12. Мемориальный музей Бориса Пастернака в г. Чистополь
Входимость: 1.
13. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIII. Оттепель
Входимость: 1.
14. Шаламов Варлам: Библиотека поэта
Входимость: 1.
15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 1.
16. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 1.
17. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XV. 1926—1927. "Лейтенант Шмидт". Ширь весны и каторги
Входимость: 1.
18. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава пятая
Входимость: 1.
19. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVII В зеркалах: Вознесенский
Входимость: 1.
20. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 1.
21. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 1.
22. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Валентин Берестов
Входимость: 1.
23. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 28.10.1958. Записка Отдела культуры ЦК КПСС об итогах обсуждения на собраниях писателей вопроса "О действиях члена Союза писателей СССР Б. Л. Пастернака, несовместимых со званием советского писателя"
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Ваншенкин
Входимость: 17. Размер: 22кб.
Часть текста: как раздался телефонный звонок. Говорил К. В. Воронков, секретарь по оргвопросам Союза писателей СССР. — Константин Яковлевич, завтра, в десять утра, срочное за­седание правления. — И после короткой паузы: — По поводу Пас­тернака. (Он сделал ударение на последнем слоге.) Все четко, де­ловито — привычно уже. Я ничего не знал, позвонил друзьям, выясняя. Утром — пошел. Вестибюль старинного здания так называемого «большого Союза» гудел от голосов, как всегда бывает перед пленумами или съездами. Множество известных писателей, словно еще не вни­кающих в причину случившегося, было собрано сюда буквально по тревоге. Съехались и слетелись из разных концов и, опять же как всегда, радостно обнимались, интересовались делами, здоро­вьем близких. Говорили обо всем, кроме главного. Набились в конференц-зал, едва уместившись в несколько рядов, вдоль длинного стола, окон и стен. Здесь и была офици­ально объявлена суть дела. Поэт Борис Пастернак написал роман в прозе — «Доктор Живаго». Роман клеветнический. Клевета — на революцию. Автор предложил свое произведение журналу «Новый мир», но роман был отвергнут. Это случилось еще в пятьдесят шестом году. (Как раз накануне моего приезда «Литературная газета» опубликовала то давнее уже, очень длинное письмо редколлегии «Нового ми­ра» Пастернаку, начинавшееся сдержанным обращением: «Борис Леонидович!..»1 Потому-то Воронков и говорил со мной столь буднично — как о факте общеизвестном: «По поводу Пастер­нака...») Получив отказ, автор передал роман итальянскому из­дательству, которое и выпустило его в свет отдельной книгой. Но и это еще не все. Только что роман получил...
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 9. Размер: 92кб.
Часть текста: выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и развитие традиций классической русской прозы». Об этом присуждении много спорят: недоброжелатели Пастернака и по сей день убеждены, что роман — а следовательно, и премия — стали оружием в холодной войне. Странно упрекать в этом Пастернака. Предотвратить использование романа в холодной войне вполне могли отечественные власти: достаточно было напечатать книгу — советская система от этого не рухнула бы. Права была Зинаида Нейгауз в неотправленном письме к Шолохову, который высказался о «Докторе» резко отрицательно, хотя и не видел криминала в его публикации малым тиражом: Шолохов своим «Тихим Доном» куда решительней «подрывал основы» — однако не подорвал же, да еще и в классики попал; в либеральные пятидесятые такую эпопею вряд ли бы напечатали. Играли ли политические мотивы значимую роль в присуждении премии? Те, кому она не светит, любят порассуждать о том, что и премия-то давно политическая, и присуждают ее никак не исходя из гамбургского счета… Может, оно и так, но почти все действительно большие писатели последнего века Нобелевскую премию получили; в том, что ее дали почвенникам Маркесу и Солженицыну, но не дали насквозь книжным предтечам постмодерна Борхесу и Набокову,— есть глубокий смысл. При этом нельзя отрицать, что Нобелевская премия — главная в мире награда, не считая бессмертия,— присуждается...
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 8. Размер: 88кб.
Часть текста: что раз статья будет написана в форме открытого письма, — ему придется отвечать. Испуг этот был вызван не содержанием ста­тьи1 (я о нем и не говорил Б. Л.), а самим фактом того, что, может, придется отвечать. Дальнейшие встречи — вплоть до вечера Яхонтова, посвя­щенного Маяковскому (кажется, в 1932 г.), в Малом зале консер­ватории, — малопримечательны и неинтересны. Они не запомни­лись почти. На этом же вечере Яхонтова, выйдя с Борисом Леонидови­чем во время перерыва в курительную комнату, мы сразу вступи­ли в горячий, взволнованный разговор о Маяковском. Б. Л. рас­сказывал, как до революции он явился однажды к Маяковскому в Питере в номер гостиницы, где он тогда жил. Дело было утром. Маяковский вставал с постели и, одеваясь, вслух читал «Облако в штанах» (куски из которого только что прочел Яхонтов, что и навело Б. Л. на это воспоминание)2. Горячая, не сдерживаемая ничем любовь к Маяковскому как к поэту и человеку наполня­ла все фразы Пастернака. В конце концов он расплакался как ребенок... Значительно раньше, примерно в 1929 г., — первый разговор с Б. Л. по телефону. Я писал заметку о нем в МСЭ и просил по те­лефону дать его библиографию. Б. Л. нелепо извинялся за то, что ему надо на минуту отойти от трубки для того, чтобы снять трубу с перекипающего самовара. Потом он долго и подробно перечис­лял свои книги и статьи о себе. Я спросил, не может ли он дать мне прочесть «Близнец в тучах», которого я нигде не мог достать. Б. Л. просил меня вообще не читать этой книжки, ибо он не счи­тает ее сколько-либо заслуживающей внимания. Возвращаюсь к более или менее связной хронологической последовательности. Небезынтересно поведение Б. Л. на двух вечерах в клубе ФО-СПа, в 1932 г., где он читал стихи из «Второго рождения»3. Горячая взволнованность, прерывание ораторов репликами, стремление донести до аудитории и оппонента понимание содержания своих стихов......
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 7. Размер: 77кб.
Часть текста: для того, чтобы создать по-русски стихи, конгениальные оригиналу, требовало много времени и сил. Договорные сроки заставили обратиться к подстрочникам. Несколько стихотворений Табидзе и Яшвили Пастернак записал в чтении самих авторов еще в 1931 году. Теперь, в октябре 1933 года, в отделанном виде эти переводы были посланы в журнал "Литература и искусство Закавказья". Стремясь раздобыть новые авторские подстрочники, он примкнул к писательской бригаде, отправившейся 14 ноября 1933 года в Тифлис. Радость встречи с друзьями, путешествие по Грузии, шутки Николая Тихонова, с которым они делили номер в гостинице "Ориант", очарование семейства Георгия Леонидзе не могли заглушить щемящей тоски потерянного времени, которую вызывала в нем, "организованная совболтовня" заседаний и обсуждений, сдабриваемая обильными банкетами. Но в то же время он успел разглядеть, что его друзья Табидзе и Яшвили, несмотря на свое определенное художественное превосходство над общим поэтическим уровнем, подвергаются незаслуженному отстранению и "насильственному исключению из списков авторов, рекомендованных к распространению и обеспеченных официальной поддержкой"."Тем живее будет моя им поддержка", - писал он 23 ноября 1933 года жене. Добившись у П. Павленки, возглавлявшего бригаду, чтобы его отпустили в Москву, Пастернак, не дожидаясь конца экспедиции, 29 ноября уехал домой. В начале следующего, 1934 года его грузинские переводы стали появляться в журналах "30 дней" (N 1), "Молодая гвардия" (N 2), в "Литературной газете" и "Известиях". Сборник "Поэты Грузии в переводах Б. Пастернака и Н. Тихонова" вышел в 1935 году в Тифлисе, в Москве в "Советском писателе" вышли "Змееед" Важа Пшавела (1934) и "Грузинские лирики" (1935). "Живая поддержка" друзьям сказалась незамедлительно во всем своеобразии восточного понимания. В...
5. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 3)
Входимость: 3. Размер: 36кб.
Часть текста: для него потерянное и обретенное время. Он рассказывал нам летом 1959 года, что у Пруста прошлое есть всегда часть настоящего и существует в нем, в образах и мыслях живущего в данный момент человека, как его воспоминания. Такое же отношение к прошлому составляет существо и смысл последней книги стихов Пастернака "Когда разгуляется". Эпиграф из Пруста называет книгу старым кладбищем с полустертыми надписями забытых имен, что прежде всего соотносит содержание стихотворной книги Пастернака с жизнью "бедной на взгляд, но великой под знаком понесенных утрат". В свете слов Пруста особое значение приобретает образ "души-скудельницы" из соответствующего стихотворения. Картины и темы этой книги озарены светом и опытом пережитого, ощущением близости конца и верности долгу, радостным сознанием независимости своего пути. Пастернаку хотелось найти и выделить в настоящем жизнеспособные моменты близкого будущего, поскольку, по его мнению, правильно понятое настоящее уже и есть будущее. Оправившись...

© 2000- NIV