Cлово "ТУАЛЕТНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТУАЛЕТНОМ, ТУАЛЕТНОЙ, ТУАЛЕТНАЯ, ТУАЛЕТНЫЕ, ТУАЛЕТНЫМ

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 2. Размер: 90кб.
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 2. Размер: 159кб.
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 1. Размер: 85кб.
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго
Входимость: 1. Размер: 37кб.
5. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 1)
Входимость: 1. Размер: 44кб.
6. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 1. Размер: 91кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 2. Размер: 90кб.
Часть текста: укоризною мимоидущим, и безмолвно предлагавших на продажу что-нибудь такое, чего никто не брал и что никому не было нужно: искусственные цветы, круглые спиртовые кипятильники для кофе со стеклянной крышкой и свистком, вечерние туалеты из черного газа, мундиры упраздненных ведомств. Публика попроще торговала вещами более насущными: колючими, быстро черствевшими горбушками черного пайкового хлеба, грязными, подмокшими огрызками сахара и перерезанными пополам через всю обертку пакетиками махорки в пол-осьмушки. И по всему рынку шел в оборот какой-то неведомый хлам, который рос в цене по мере того, как обходил все руки. Извозчик свернул в один из прилегавших к площади переулков. Сзади садилось солнце и било им в спину. Перед ними громыхал ломовик на подскакивавшей порожней подводе. Он подымал столбы пыли, горевшей бронзою в лучах заката. Наконец им удалось объехать ломового, преграждавшего им дорогу. Они поехали быстрее. Доктора поразили валявшиеся всюду на мостовых и тротуарах вороха старых газет и афиш, сорванных с домов и заборов. Ветер тащил их в одну сторону, а копыта, колеса и ноги встречных едущих и идущих - в другую. Скоро после нескольких пересечений показался на углу двух переулков родной дом. Извозчик остановился. У Юрия Андреевича захватило дыхание и громко забилось сердце, когда, сойдя с пролетки, он подошел к парадному и позвонил в него. Звонок не произвел действия. Юрий Андреевич дал новый. Когда ни к чему не привела и эта попытка, он с поднявшимся беспокойством стал с небольшими перерывами звонить раз за разом. Только на четвертый внутри загремели крюком и цепью, и вместе с отведенной вбок входною дверью он увидел державшую ее на весь отлет Антонину Александровну. От неожиданности оба в первое мгновение остолбенели и не слышали, что вскрикнули. Но так как настежь откинутая дверь в руке Антонины Александровны наполовину представляла настежь раскрытое объятие, то это вывело их из столбняка, и они как безумные бросились друг...
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 2. Размер: 159кб.
Часть текста: так как мое понимание совре­менной поэзии заканчивалось на Блоке, которого я очень любила. Спустя год Ирина Сергеевна радостно прибежала к нам и со­общила, что познакомилась с Пастернаком. Знакомство было ори­гинальным: узнав по портрету Пастернака, лицо которого было не совсем обычным, она подошла к нему на трамвайной остановке и представилась. Она сказала ему, что муж и она горячие поклон­ники его поэзии, и тут же пригласила его к ним в гости. Он обещал прийти в один из ближайших дней. Ирина Сергеевна хотела, чтобы мы обязательно были у них. Я была уверена, что Пастернак не придет, попросила Генриха Густавовича пойти без меня и осталась дома с детьми. Оказа­лось, что Пастернак все же пришел и просидел с ними всю ночь. Все они пришли от него в какой-то раж и день и ночь говорили только о нем. Он произвел впечатление огнем, который шел как бы изнутри, и сочетанием этого огня с большим умом. Через неде­лю Пастернак пригласил Асмусов и нас к себе на Волхонку, в дом напротив храма Христа Спасителя, где он жил с женой и сыцом. Мне очень не хотелось идти к ним; по всей вероятности, я где-то внутри боялась встречи с таким замечательным человеком. Я дол­го отказывалась, но Ирина Сергеевна настаивала. Она называла его чудом и вся была захвачена им. Я уступила, и мы пошли. Этот человек тоже произвел на меня сильное впечатление. Он оказался хорошим музыкантом и композитором. Генрих Гус­тавович много щрал, и Пастернак был в восторге от его исполне­ния. Потом он читал свои стихи. Я всегда была прямым и откро­венным человеком, и, когда он спросил, нравятся ли мне его стихи, я ответила, что на слух я не очень поняла и мне надо...
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 1. Размер: 85кб.
Часть текста: У мадам Гишар были от мужа сбережения в бумагах, которые раньше поднимались, а теперь стали падать. Чтобы приостановить таяние своих средств и не сидеть сложа руки, мадам Гишар купила небольшое дело, швейную мастерскую Левицкой близ Триумфальных ворот у наследников портнихи, с правом сохранения старой фирмы, с кругом ее прежних заказчиц и всеми модистками и ученицами. Мадам Гишар сделала это по совету адвоката Комаровского, друга своего мужа и своей собственной опоры, хладнокровного дельца, знавшего деловую жизнь в России как свои пять пальцев. С ним она списалась насчет переезда, он встречал их на вокзале, он повез через всю Москву в меблированные комнаты "Черногория" в Оружейном переулке, где снял для них номер, он же уговорил отдать Родю в корпус, а Лару в гимназию, которую он порекомендовал, и он же невнимательно шутил с мальчиком и заглядывался на девочку так, что она краснела. 2 Перед тем как переселиться в небольшую квартиру в три комнаты, находившуюся при мастерской, они около месяца прожили в "Черногории". Это были самые ужасные места Москвы, лихачи и притоны, целые улицы, отданные разврату, трущобы "погибших созданий". Детей не удивляла грязь в номерах, клопы, ...
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго
Входимость: 1. Размер: 37кб.
Часть текста: * Часть первая. ПЯТИЧАСОВОЙ СКОРЫЙ * 1 Шли и шли и пели "Вечную память", и когда останавливались, казалось, что ее по залаженному продолжают петь ноги, лошади, дуновения ветра. Прохожие пропускали шествие, считали венки, крестились. Любопытные входили в процессию, спрашивали: "Кого хоронят?" Им отвечали: "Живаго". "Вот оно что. Тогда понятно". - "Да не его. Ее". - "Все равно. Царствие небесное. Похороны богатые". Замелькали последние минуты, считанные, бесповоротные. "Господня земля и исполнение ея, вселенная и вси живущие на ней". Священник крестящим движением бросил горсть земли на Марью Николаевну. Запели "Со духи праведных". Началась страшная гонка. Гроб закрыли, заколотили, стали опускать. Отбарабанил дождь комьев, которыми торопливо в четыре лопаты забросали могилу. На ней вырос холмик. На него взошел десятилетний мальчик. Только в состоянии отупения и бесчувственности, обыкновенно наступающих к концу больших похорон, могло показаться, что мальчик хочет сказать слово на материнской могиле. Он поднял голову и окинул с возвышения осенние пустыри и главы монастыря...
5. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 1)
Входимость: 1. Размер: 44кб.
Часть текста: года. Летом 1930 года дописан "Спекторский", зимой - кончена "Охранная грамота". Начало нового романа в прозе было оформлено в виде "Повести". О "последнем годе поэта", применительно к Маяковскому и Пушкину, в "Охранной грамоте" говорится: "Вдруг кончают не поддававшиеся завершенью замыслы. Часто к их недовершенности ничего не прибавляют, кроме новой и только теперь допущенной уверенности, что они завершены. И она передается потомству... Но разве бывает так грустно, когда так радостно? Так это не второе рождение? Так это смерть?" Эти же вопросы, полные трагического недоумения, со всей остротой стояли и перед Пастернаком в 1930, 1931 и начале 1932 года. Альтернативный ход его собственной судьбы отражен в лирическом сборнике "Второе рождение", написанном и изданном в эти годы. Но еще раньше, в 1929 году, в его стихах появляется образ незаметно подкрадывающейся насильственной смерти: Рослый стрелок, осторожный охотник, Призрак с ружьем на разливе души! Не добирай меня сотым до сотни, Чувству на корм по частям не кроши. Дай мне подняться над смертью позорной С ночи одень меня в тальник и лед. Утром спугни с мочежины озерной. Целься, все кончено! Бей меня влет. За высоту ж этой звонкой разлуки, О, пренебрегнутые мои, Благодарю и целую вас, руки Родины, робости, дружбы, семьи. То же чувство угрозы, почти как привычной повседневности, передано в акростихе 1929 года Марине Цветаевой: Ежеминутно можно глупость ляпнуть, Тогда прощай охулка и хвала! А ты, а ты, бессмертная внезапность, Еще какого выхода ждала?.. Открытым текстом в последней главе "Спекторского" написано о терроре и "рыбьем жире" ужаса, который он разливал по жилам в 1919 году. Это стало ощущаться с новой силой в конце 20-х. В "Охранной грамоте" унизительное ...

© 2000- NIV