Cлово "ТОРЖЕСТВЕННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТОРЖЕСТВЕННО, ТОРЖЕСТВЕННОЕ, ТОРЖЕСТВЕННОГО, ТОРЖЕСТВЕННОМ

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 5.
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 4.
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 4.
4. Нобелевская премия Бориса Пастернака. Воспоминания сына
Входимость: 4.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 3.
6. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 3.
7. Блох А.: На пути. 1946-1957
Входимость: 3.
8. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 2.
9. Зыслин Юлий: Галич А. А. - Памяти Пастернака
Входимость: 2.
10. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVI. Чистополь
Входимость: 2.
11. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 3)
Входимость: 2.
12. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Я знал, что вы это знаете
Входимость: 2.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Маргарита Анастасьева
Входимость: 2.
14. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
Входимость: 2.
15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 2.
16. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Яков Черняк
Входимость: 2.
17. Некоторые подробности биографии Пастернака (автор неизвестен)
Входимость: 2.
18. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Доклад В. Е. Семичастного на торжественном пленуме ЦК ВЛКСМ (газета "Комсомольская правда" от 30 октября 1958 г.)
Входимость: 2.
19. Витютин С. Н.: Памятник Пастернаку - в Мучкап!
Входимость: 2.
20. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 2.
21. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 3)
Входимость: 2.
22. Борис Пастернак. Детство Люверс
Входимость: 2.
23. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 1.
24. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 1.
25. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака
Входимость: 1.
26. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 1.
27. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Эпилог. Жизнь после смерти
Входимость: 1.
28. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 1.
29. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 1.
30. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 1.
31. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Жозефина Пастернак
Входимость: 1.
32. Борис Пастернак на Урале (отрывок из книги: Борис Пастернак - участь и предназначение )
Входимость: 1.
33. Иней
Входимость: 1.
34. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 1.
35. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эмма Герштейн
Входимость: 1.
36. Иванова Наталья: Пересекающиеся параллели - Борис Пастернак и Анна Ахматова
Входимость: 1.
37. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Сергей Бобров
Входимость: 1.
38. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 4)
Входимость: 1.
39. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Пусть Зина вернется на свое место
Входимость: 1.
40. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVI. В зеркалах: Ахматова
Входимость: 1.
41. Шаламов Варлам: Поэт и проза
Входимость: 1.
42. Пастернак Е. Б.: Борис Пастернак (письмо на открытие памятника)
Входимость: 1.
43. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 1.
44. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 1.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Основные даты жизни и творчества Бориса Пастернака
Входимость: 1.
46. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 1.
47. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVIII. "Когда разгуляется"
Входимость: 1.
48. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 1.
49. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 4)
Входимость: 1.
50. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 5. Размер: 103кб.
Часть текста: мать. Девять лет спустя Пастернак вспоминал об этом переезде в письме Дмитрию Петровскому: "Перебирались мы как-то на другую квартиру. Все в отъезде были, только я да мать. Это давно было, я еще ребенком был 58 . Я помогал ей укладываться. Трое суток на это ушло, трое круглых суток, в обстановке вещей, сразу же ставших неузнаваемыми, лишь только их сдвинули с несмываемых квадратов, которые они отстояли за свою верную девятигодовую стойку. Трое круглых суток провели мы с мамой в чужом доме, а мне было страшно за маму больно, что она загромождена таким количеством пыльной деревянной, шерстяной и стеклянной неприязни, и никто этого не знает, но попробуй кому-нибудь об этом сказать, так тебя обличат во лжи: как же, скажут, ведь это все сплошь ваши вещи, и квартира ваша; какой же тут еще чужой дом? Но стоило среди всей этой злорадной (перебираетесь, мол, дом на слом пойдет) рухляди попасться чему-нибудь такому, о чем эстетики пишутся, то есть тому, что называют красивой хорошей вещью, изящной или еще как-нибудь, как тотчас же эти действительно красивые: ноты (жирно гравированные) или перчатки или еще что-нибудь приковывали все мое внимание вот чем, - оказалось, что куда их ни ставь и как ни клади, они врагами дома не делаются, не грозят, а утешают, помнят и знают нас и желают маме успеха и доброго пути, и обещают перевесть счет всего нашего прошлого с этой улицы на любую улицу, куда их повезут, как переводят долг с лица на лицо. Я помню, как отрывала меня мама от этих заступников и торопила". В первых опытах несколько отрывков, написанных в 1910-1911 годах, уделено роли этих "натурщиков натюрморта" в драме, которою художник отвечает жизни, пришедшей к нему терять самое себя и вновь находить в искусстве. Их герой зовется именем Реликвимини. В письме Александру Штиху Пастернак называет это имя своим "псевдонимом-эмблемой", которым подписывал ранние вещи. Похожее по звучанию на итальянскую...
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 4. Размер: 75кб.
Часть текста: неудачник Мандельштам не избежали Голгофы — каждый своей; конечно, никто не сравнивает лагерной бани, в которой умер Мандельштам, с переделкинской дачей, на которой умер Пастернак,— но убили-то обоих. Для одних устойчивый союз «Мандельштам и Пастернак» означал все чуждое в искусстве: заумь, выпендреж, снобизм. Существовали даже термины — «мандельштамп» и «пастернакипь», которыми обозначалось эпигонство. Для других «Мандельштам и Пастернак» — две непременно соседствующие фотографии под стеклом на столе, два синих тома «Библиотеки поэта». Любовь к Мандельштаму и Пастернаку равно считалась знаком фронды. Некоторые даже умудрялись обоим подражать. Пастернак и Мандельштам превратились в интеллигентском сознании семидесятых не то в Розенкранца и Гильденстерна, не то в Глазенапа и Бутенопа. 2 Надежда Мандельштам называла их антиподами. Основание для разделения — укорененность Пастернака в быту и принципиальная безбытность Мандельштама, врожденное право Пастернака на Москву и мандельштамовское бездомье, надежды Пастернака на гармоническое сосуществование с собратьями по перу и с государством и мандельштамовский разрыв с официальной литературой и властями. Такое разделение не просто субъективно — оно, увы, поверхностно, как многие из хлестких характеристик в книгах Надежды Яковлевны. Тем не менее в главном она права: действительно антиподы; вот только по какому признаку? Что разводит их бесповоротнее всего? Даниил Данин отмечает стремление Мандельштама к классической завершенности и пастернаковскую ориентацию на непосредственность, спонтанность, неокончательность. Это справедливо лишь по отношению к ранним Мандельштаму и Пастернаку — ибо хаотический, бурный, пишущий циклами-«кустами» и принципиально не шлифующий своих стихов...
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 4. Размер: 56кб.
Часть текста: Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора Глава XXXVIII. Глухая пора 1 Вторая половина сороковых — мрачнейшая из советских эпох. Именно после нее оттепель стала неизбежной — режим достиг апогея, вспух и перезрел, перестал сознавать свои границы и чуть не довел страну и мир до катастрофы, по сравнению с которой и Третий рейх, и Вторая мировая показались бы бледным наброском. Проще всего проследить эту динамику по тогдашней прессе: примерно до конца июля в газетах и журналах попадаются еще живые стихи и рассказы, без напыщенной трескотни. Но уже с осени сорок пятого все победы начинают приписываться Сталину, простой солдат исчезает со страниц, а место его занимает ура-патриотический муляж, только и думающий о том, как бы поскорее отдать жизнь за Родину и любимого вождя. В тридцатых Сталин еще сравнивал себя с Лениным, в сороковых — с Грозным, но в пятидесятых ему уже мерещится как минимум Тамерлан (и Сталинскую премию начинают вручать за исторические эпопеи о Золотой Орде — хитом школьных библиотек становится «Батый» В. Яна). В сорок седьмом страну охватывает поистине общенациональная депрессия,— и в это же время Пастернак, у которого седьмой год десятилетия всегда обозначает...
4. Нобелевская премия Бориса Пастернака. Воспоминания сына
Входимость: 4. Размер: 16кб.
Часть текста: Бориса Пастернака, особое место занимает решение Нобелевского комитета восстановить историческую правду, признав вынужденным и недействительным отказ Пастернака от Нобелевской премии, и вручить диплом и медаль семье покойного лауреата. Присуждение Пастернаку Нобелевской премии по литературе осенью 1958 года получило скандальную известность. Это окрасило глубоким трагизмом, сократило и отравило горечью остаток его дней. В течение последующих тридцати лет эта тема оставалось запретной и загадочной. Разговоры о Нобелевской премии Пастернака начались в первые послевоенные годы. По сведениям, сообщенным нынешним главой Нобелевского комитета Ларсом Гилленстеном, его кандидатура обсуждалась ежегодно начиная с 1946-го по 1950-й, снова появилось в 1957-м, премия была присуждена в 1958-м. Пастернак узнавал об этом косвенно – по усилению нападок отечественной критики. Иногда он вынужден был оправдываться, чтобы отвести прямые угрозы, связанные с европейской известностью: «По сведениям Союза писателей, в некоторых литературных кругах на Западе придают несвойственное значение моей деятельности, по ее скромности и непроизводительности – несообразное...» Чтобы оправдать пристальное внимание к нему, он сосредоточенно и страстно писал свой роман «Доктор Живаго», свое художественное завещание русской духовной жизни. Осенью 1954 года Ольга Фрейденберг спрашивала его из Ленинграда: «У нас идет слух, что ты получил Нобелевскую премию. Правда ли это? Иначе – откуда именно такой слух?» «Такие слухи ходят и здесь, – отвечал ей Пастернак. – Я последний кого они достигают. Я узнаю о них после всех – из третьих рук... Я скорее опасался как бы это сплетня не стала правдой, чем этого желал, хотя ведь это присуждение влечет за собой обязательную поездку за получением награды, вылет в широкий мир, обмен мыслями,...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 3. Размер: 56кб.
Часть текста: из семи человек, комнате, темной зимой от наросшего на окнах инея, дымной от печурки, на которой готовилась еда и ко­торой мы обогревались, в трудные и голодные зимы 41/42-го и 42/43-го года я почти выучил все стихи Пастернака. Стихи мне нравились, и, хотя многое еще было непонятно, меня это совершенно не смущало. Они помогали мне построить какой-то каркас моего душевного мира, который, мне казалось, со временем будет наполняться тем, что мне предстоит пережить и увидеть. Я отнесся к ним с доверием, как к одной из географи­ческих карт предстоящего мне пути. Я тогда их не расчленял, не пытался понять механизм их воздействия, — Пастернак был первым современным поэтом, которого я прочитал и полюбил. Многое я знал наизусть: «Так начинают, года в два...», «Рослый стре­лок, осторожный охотник», «Марбург», «Волны», «Весна, я с ули­цы, где тополь удивлен...» Перечислять можно долго. Мне кажется, я воспринимал сначала музыку стихов, а их сообщение приходило позже и постепенно. Когда летом 43-го года я вернулся в Москву, Марина Кази-мировна Баранович, старый друг нашей семьи, мать моей будущей жены, Насти, дала мне книжечку «На ранних поездах» и отдель­ные, перепечатанные на машинке стихи из «Земного простора». Мне оказалось трудно сперва вжиться в это новое звучание, обна­ружить единство и непрерывность автора этих стихов с известным мне и любимым Пастернаком. Это было уроком роста и изменчи­вости живого автора, скрывающегося за отрешенным от него тво­рением, и дарило захватывающее понимание того, что этот чело­век мой современник и ...

© 2000- NIV