Cлово "ТЕПЛЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТЕПЛО, ТЕПЛА, ТЕПЛОМ, ТЕПЛЫЕ

1. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика Розанова
Входимость: 7.
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 7.
3. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 6.
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 6.
5. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 6.
6. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 6.
7. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 5.
8. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 5.
9. Спекторский
Входимость: 5.
10. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 5.
11. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 4.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 4.
13. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 4.
14. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 3.
15. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 3.
16. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 3.
17. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Яков Черняк
Входимость: 3.
18. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Правила сервировки независимости
Входимость: 3.
19. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 3.
20. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
Входимость: 3.
21. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анна Голодец
Входимость: 3.
22. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Нина Табидзе
Входимость: 3.
23. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 2.
24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 2.
25. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 17)
Входимость: 2.
26. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 3)
Входимость: 2.
27. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 2.
28. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Лара – это мы
Входимость: 2.
29. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 2.
30. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эмма Герштейн
Входимость: 2.
31. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография
Входимость: 2.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 3)
Входимость: 2.
33. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 2.
34. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXV. В это время
Входимость: 2.
35. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Сергей Дурылин
Входимость: 2.
36. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 2.
37. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIX. В зеркалах: Блок
Входимость: 2.
38. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 2.
39. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгения Кунина
Входимость: 2.
40. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 2.
41. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Родительский инстинкт в 1926 году
Входимость: 2.
42. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Гладков
Входимость: 2.
43. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 2.
44. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Размокшая баранка
Входимость: 2.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVI. В зеркалах: Маяковский
Входимость: 2.
46. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На теплоходе музыка играет
Входимость: 2.
47. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 4)
Входимость: 2.
48. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 2.
49. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 1.
50. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика Розанова
Входимость: 7. Размер: 73кб.
Часть текста: ужасном положении. Его жалко до слез. Он добродетельно жил, до конца дней своих – половину этого времени при ее тяжкой болезни – с порядочной (негулящей, домовитой) женщиной, прижил детей, именовался семьянином – и все незаконно, надрывно, непризнанно. Как известно, Василий Васильевич, женясь на добродетельной вдовице (не нашедшей себе более однозначного мужа), был уже женат. Не в том смысле, как говорят сейчас – побывал женатым, а в том, что его статус в тот момент, когда он вел в церковь невесту (обойдя предварительно с ней под руку по кругу центральную площадь маленького городка, в котором происходило все дело – этим демонстративным, но при всем том, как ни странно, тайным демаршем новобрачная намеревалась узаконить малозаконный союз) был самым неподходящим для этих кружений: жених был женатым, не добившимся развода, человеком. Обряд венчания (на котором, разумеется, настаивала невеста) вел ее родственник – тоже очень религиозный и тонкий человек, – однако затребовавший за процедуру какие-то совершенно невообразимые деньги (тысячу рублей). Невозможно жениться более «ridicule», чем сделал это даже и не по бог весть какой молодости Василий Василье вич (если кто позабыл, как поступки нелогичные, абсурдные, курьезные, они забываются – как всякий анекдот, – Розанов женился на двадцатью годами его старше бывшей любовнице его кумира, Федора Михайловича Достоевского, героине «Игрока», Аполлинарии Сусловой, роковой «Суслихе»). Иногда со схожими целями отчаянные писатели переписывают от руки все сочинения недостижимого автора. Бились за слово. Розанов – чтобы Варвара Дмитриевна, его «мамочка», они нарожали многих детей, оставшихся бездетными и незамужними дочерей, а ее дочь...
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 7. Размер: 80кб.
Часть текста: голым. Так опять проел он в пути свою вторую шубу и пиджачную пару, и на улицах Москвы появился в серой папахе, обмотках и вытертой солдатской шинели, которая превратилась без пуговиц, споротых до одной, в запашной арестантский халат. В этом наряде он ничем не отличался от бесчисленных красноармейцев, толпами наводнивших площади, бульвары и вокзалы столицы. Он пришел в Москву не один. За ним всюду по пятам следовал красивый крестьянский юноша, тоже одетый во все солдатское, как он сам. В таком виде они появлялись в тех из уцелевших московских Гостиных, где протекло детство Юрия Андреевича, где его помнили и принимали вместе с его спутником, предварительно деликатно осведомившись, побывали ли они после дороги в бане, - сыпной тиф еще свирепствовал, - и где Юрию Андреевичу в первые же дни его появления рассказали об обстоятельствах отъезда его близких из Москвы за границу. Оба дичились людей, но из обостренной застенчивости избегали случаев являться в гости в единственном числе, когда нельзя молчать и надо самим поддерживать беседу. Обыкновенно они двумя долговязыми фигурами вырастали у знакомых, когда у них собиралось общество, забивались куда-нибудь в угол понезаметнее и молча проводили вечер, не участвуя в общем разговоре. В сопровождении своего молодого товарища худой рослый доктор в неказистой одежде походил на искателя правды из простонародья, а его постоянный провожатый на послушного, слепо ему преданного ученика и последователя. Кто же был этот молодой спутник? 2 Последнюю часть пути, ближе к Москве, Юрий Андреевич проехал по железной дороге, а первую, гораздо большую, прошел пешком. Зрелище деревень, через которые он проходил, было ничем не лучше того, что он видел в Сибири...
3. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 6. Размер: 69кб.
Часть текста: оконца. "Колька", - кликнула Аксинья. Ребенок, походивший на крестьянский узел с наспех воткнутыми валенками, быстро просеменил в дворницкую. Брать работу на двор, всегда значило, затупив до утраты смысла какое-нибудь примечанье к правилу, итти потом наверх, начинать все сызнова в комнатах. Они разом, с порога прохватывали особым полумраком и прохладой, особой, всегда неожиданной знакомостью, с какою мебель, заняв раз-на-всегда предписанные места, на них оставалась. Будущего нельзя предсказать. Но его можно увидеть, войдя с воли в дом. Здесь на-лицо уже его план, то размещенье, которому, непокорное во всем прочем, оно подчинится. И не было такого сна, навеянного движеньем воздуха на улице, которого бы живо не стряхнул бодрый и роковой дух дома, ударявший вдруг, с порога прихожей. На этот раз это был Лермонтов. Женя мяла книжку, сложив ее переплетом внутрь. В комнатах она, сделай это Сережа, сама бы восстала на "безобразную привычку". Другое дело - на дворе. Прохор поставил мороженицу наземь и пошел назад в дом. Когда он отворил дверь в Спицынские сени, оттуда повалил клубящийся дьявольский лай голеньких генеральских собачек. Дверь захлопнулась с коротким звонком. Между тем, Терек, прыгая как львица, с косматой гривой на спине, продолжал реветь, как ему надлежало, и Женю стало брать сомнение только насчет того, точно ли на спине, не на хребте ли все это совершается. Справиться с книгой было лень, и золотые облака, из южных стран, издалека, едва успев проводить его на север, уже встречали у порога генеральской...
4. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 6. Размер: 78кб.
Часть текста: обрушили на мою голову лавиной. Моя старшая сестра Оля и ее подруга Катя1, увлеченные и страстные последовательницы учения Н. Ф. Федорова2, всю жизнь свою положившие на пропаганду и посильное осуществле­ние его идей, считали, что среди современников, в частности сре­ди писателей, ближе всего к пониманию идей бессмертия и вос­крешения подошел в своем творчестве именно Пастернак. Но для того, чтобы можно было обратиться к Пастернаку и доходчиво объяснить ему его роль и место в общем деле, следовало лучше познакомиться с его творчеством. Вот они и знакомились. Академический процесс познания быстро перешел в увлече­ние, в восхищение, в экстаз; стихи читались друг другу вслух, учи­лись наизусть. Серый том «Избранного» 1937 года3 был истерт, растрепан и не выпускался из рук. Вот в эту атмосферу, насыщен­ную, скорее перенасыщенную Пастернаком, попала я. От меня требовалось восхищение, трепет и запоминание наизусть. С моей точки зрения, это было возмутительным насилием над личнос­тью. Стихи я любила с детства, знала наизусть... Но то ведь стихи! Пушкин, Некрасов, Фет, Алексей Толстой. Ну Ахматова, ну Гуми­лев, Блок. А это? Мне в мои провинциальные 17 лет стихи Пас­тернака казались бессмысленным набором слов. Ну что это, правда? «И чекан сука, и щека его, и паркет, и тень кочерги отли­вают сном и раскаяньем сутки сплошь грешившей пурги». Совер­шенно ясно — бред и Олины очередные штучки. «Чекан сука» — какой «чекан», какого «сука»? (Кстати сказать, наизусть я...
5. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 6. Размер: 99кб.
Часть текста: После пересадки, ночью, в движении шедшего с натугой и остановками пассажирского стало наблюдаться что-то необычное. Повороты, туннели, хвойный лес то с одной, то с другой стороны, проносившийся мимо окон. Зимний рассвет медлил, но внезапно из-за гор, со стороны Азии, граница которой была где-то рядом, хлынули солнечные лучи и, как лыжники, заскользили между стволов высоких, царственных сосен, поочередно золотя их вершины и озаряя снежный склон. Этот рассвет стал темой стихотворения "Урал впервые". Без родовспомогательницы, во мраке, без памяти, На ночь натыкаясь руками, Урала Твердыня орала и, падая замертво, В мученьях ослепшая, утро рожала. Гремя, опрокидывались нечаянно задетые Громады и бронзы массивов каких-то, Пыхтел пассажирский. И где-то от этого Шарахаясь, падали призраки пихты... Очнулись в огне. С горизонта пунцового К лесам подползал океан коронаций, Лизал им подошвы и соснам подсовывал Короны и звал их на царство венчаться! Открытки, посланные родителям с дороги, не сохранились. Вероятно, 16 января он сошел с поезда на станции Всеволодо-Вильва Пермской железной дороги, где находилась контора имения и заводов Зинаиды Григорьевны Резвой. "Продажа уксусно-кислой извести, ацетона, спирта древесного разных градусов, хлороформа и древесного угля" - значилось на конторских бланках. В конце XIX века имение и заводы принадлежали Савве Тимофеевичу Морозову, который, как известно, в 1894 году на несколько дней привозил туда Антона Чехова. Теперешней, жившей в Москве,...

© 2000- NIV