Cлово "ТАЙНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТАЙНЫ, ТАЙНА, ТАЙНОЙ, ТАЙНЫХ, ТАЙНО

1. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Любовь
Входимость: 8.
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 7.
3. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 6.
4. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика Розанова
Входимость: 6.
5. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 6.
6. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Я – поле твоего сраженья…
Входимость: 5.
7. Иванова Наталья: Пересекающиеся параллели - Борис Пастернак и Анна Ахматова
Входимость: 5.
8. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 5.
9. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 5.
10. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 5.
11. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 5.
12. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 4)
Входимость: 5.
13. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 4.
14. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIV. 1956. Отказ от выбора
Входимость: 4.
15. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 4)
Входимость: 4.
16. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 4.
17. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 4.
18. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 3.
19. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 3.
20. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке
Входимость: 3.
21. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 3.
22. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XII. 1923—1928. "Высокая болезнь". Хроника мутного времени
Входимость: 3.
23. Захариева И.: Эротический сюжет в ранней лирике Бориса Пастернака
Входимость: 3.
24. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XX. "Спекторский". "Повесть". Окончание
Входимость: 3.
25. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 2.
26. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 2.
27. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 2.
28. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Серия невынужденных ошибок
Входимость: 2.
29. * * * (В разгаре хлебная уборка)
Входимость: 2.
30. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 20.02.1959. Записка генерального прокурора СССР с предложением принятия мер к Б. Л. Пастернаку в связи с публикацией его стихотворения "Нобелевская премия"
Входимость: 2.
31. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 2.
32. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 2.
33. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIX. "Слепая красавица"
Входимость: 2.
34. Город ("Уже за версту")
Входимость: 2.
35. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
Входимость: 2.
36. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 2.
37. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 2.
38. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIII. Оттепель
Входимость: 2.
39. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 2.
40. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVI. В зеркалах: Ахматова
Входимость: 2.
41. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 2.
42. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 2.
43. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 12)
Входимость: 2.
44. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
Входимость: 2.
45. "Доктор Живаго" - орудие пропаганды в руках ЦРУ? (BBC, Русская служба)
Входимость: 2.
46. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 11)
Входимость: 2.
47. Шалюгин Геннадий: Чехов и Пастернак
Входимость: 2.
48. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 5)
Входимость: 2.
49. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVIII. "Когда разгуляется"
Входимость: 2.
50. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIX. В зеркалах: Блок
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Любовь
Входимость: 8. Размер: 61кб.
Часть текста: писарица, негласно при командире, ревниво следит за заслуженными привилегиями. Зина – вся брань мира, трофей и полководец, Елена Троянская и «в железо грудь младую заковала и Карла в Реймс ввела принять корону…». Ее полем сражения тоже был Пастернак, и, поскольку он был у нее только как МУЖ, то полем ее сражения был ВСЕГО ЛИШЬ Пастернак. «Внешне Зинаида Ник. была очень хороша. Высокая, стройная, яркая брюнетка. Прелестный удлиненный овал лица, матовая кожа, огромные сияющие темно-карие глаза. Такой я ее помню в ранней юности, еще невестой Нейгауза в Киеве. <> В 1931 году она была полнее, овал лица немного расплывчатее, но еще очень хороша». Воспоминания о Борисе Пастернаке. Сост. Е. В. Пастернак, М. И. Фейнберг. Стр. 137. А вот 1949 год: «Грузная женщина с тяжелым, огрубевшим лицом и самоуверенными манерами» Там же. Стр. 140. Людмила Ильинична, последняя Толстая, красная графиня, та, которая уже через год после замужества, из секретарш (удалось найти нового мужа, когда его, пусть и опрометчиво, и всего лишь в педагогических целях, но – оставила жена), принимала посетителей (дочерей небогатых писателей) в утренние часы в «меховой накидке на плечиках и блестя бриллиантами» – была все-таки младше своей побежденной соперницы на тридцать лет. Крандиевской было легче утешаться: «свирепые законы любви»… , сын ее оскорбляет Людмилу «жестоко, скверно, грязно» (ВАРЛАМОВ А. Н. Алексей Толстой. Стр. 470). А Жененок только разок и напишет, через семьдесят лет, что Зинаида Николаевна книжку почитать взяла и не вернула. Она не один на...
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 7. Размер: 119кб.
Часть текста: общаются с богами. Он отлично понимал, что от любой эпохи остается в конце концов не индустриализация-коллективизация, а настоящая литература; забота о бессмертии состоит в заботе о прекрасном. Что такое индустриализация и коллективизация? Все это для народа, а народ помрет, и из него лопух будет расти. И потому он мог манкировать другими обязанностями — руководством промышленностью или сельским хозяйством; хватало верных начальничков, запуганных до сверхчеловеческого усердия, готовых стучать кулаками, устраивать ночные авралы и выжимать из народа трудовые рекорды. Не поддавалась руководству только литература. То есть постановления принимались, организации создавались и распускались, велась борьба с формализмом, прекрасно был поставлен подхалимаж,— но писали хуже и хуже, и памятником эпохи грозила остаться пирамида макулатуры, сложенная из романных кирпичей в духе самого что ни на есть образцового социалистического реализма. У него получилось с Магниткой и колхозами, но с литературой не выходило ничего. Все, кто что-нибудь путное умел, стрелялись, вешались, уезжали или просились уехать. Авербах не просился, Киршону и здесь было хорошо, Вс. Вишневский, Павленко и Гладков никуда не стремились, а Замятин уехал, и теперь хотел выехать Булгаков. Журналы были наводнены поэтической халтурой — а пристойные поэты писали не пойми о чем, мимо современности. Вдобавок один из них — по слухам, чрезвычайно мастеровитый,— написал про него пасквиль в стихах; ладно, написал бы и написал,— но он стал читать его всем кому ни попадя. С автором надо было теперь как-то поступить — но осторожнее, потому что писать и так уже осталось мало кому… У каждого большого художника, жившего в СССР в тридцатые годы, был свой роман со Сталиным. Конечно, инженеры человеческих душ несколько преувеличивали свою значимость, по-булгаковски веря, что власть именно с ними чувствует кровную связь. Такое ...
3. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 6. Размер: 87кб.
Часть текста: сначала довольно сильно отличаются от художественного почерка, который выработался у поэта во второй половине 40-х годов и господствовал уже до конца. Конечно, огромный для Пастернака и для истории русской поэзии период с 1912 года по 1940 — неоднороден. Но все же стихи этого периода представляют собой как бы единое качество по сравнению с более поздней поэзией Пастернака. Поэтому для удобства говорим: ранний Пастернак, до 40-х годов, и поздний Пастернак, хотя это условность, потому что в 40-м году поэту было 50 лет. Маленькая оговорка общего характера: при всех различиях между ранним и поздним Пастернаком, общность гораздо глубже и существеннее этих различий. Поэтому цельность поэтического мира Пастернака вообще ни у кого из серьезных критиков и литературоведов не вызывает сомнений. Думаю, что это будет следовать и из моих двух лекций. Сегодня я прочту лекцию о раннем Пастернаке, а в следующий раз — о позднем. Обе лекции посвящаются Лидии Корнеевне Чуковской. Вот одно из первых стихотворений Пастернака, как раз стихотворение 1912 года. Как бронзовой золой жаровень, Жуками сыплет сонный сад. Со мной, с моей свечою вровень Миры расцветшие висят. И, как в неслыханную веру, Я в эту ночь перехожу, Где тополь обветшало-серый Завесил лунную межу, Где пруд, как явленная тайна, Где шепчет яблони прибой, Где сад висит постройкой свайной И держит небо пред собой. В этом маленьком стихотворении...
4. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика Розанова
Входимость: 6. Размер: 73кб.
Часть текста: в сложном, неприятном, ужасном положении. Его жалко до слез. Он добродетельно жил, до конца дней своих – половину этого времени при ее тяжкой болезни – с порядочной (негулящей, домовитой) женщиной, прижил детей, именовался семьянином – и все незаконно, надрывно, непризнанно. Как известно, Василий Васильевич, женясь на добродетельной вдовице (не нашедшей себе более однозначного мужа), был уже женат. Не в том смысле, как говорят сейчас – побывал женатым, а в том, что его статус в тот момент, когда он вел в церковь невесту (обойдя предварительно с ней под руку по кругу центральную площадь маленького городка, в котором происходило все дело – этим демонстративным, но при всем том, как ни странно, тайным демаршем новобрачная намеревалась узаконить малозаконный союз) был самым неподходящим для этих кружений: жених был женатым, не добившимся развода, человеком. Обряд венчания (на котором, разумеется, настаивала невеста) вел ее родственник – тоже очень религиозный и тонкий человек, – однако затребовавший за процедуру какие-то совершенно невообразимые деньги (тысячу рублей). Невозможно жениться более «ridicule», чем сделал это даже и не по бог весть какой молодости Василий Василье вич (если кто позабыл, как поступки нелогичные, абсурдные, курьезные, они забываются – как всякий анекдот, – Розанов женился на двадцатью годами его старше бывшей любовнице его кумира, Федора Михайловича Достоевского, героине «Игрока», Аполлинарии Сусловой, роковой «Суслихе»). Иногда со схожими целями отчаянные писатели переписывают от руки все сочинения недостижимого автора. Бились за слово. Розанов – чтобы Варвара Дмитриевна, его «мамочка», они нарожали многих детей, оставшихся бездетными и незамужними дочерей, а ее дочь от первого брака даже и повесилась – называлась бы не «сожительницей», а «законной супругой». Кроме того, было...
5. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 6. Размер: 90кб.
Часть текста: все свои силы делу освобождения миллионов угнетенного человечества, тому делу, которое вы возглавляете и за которое мы готовы отдать свои жизни как утверждение несокрушимой жизненной силы этого дела”. Поистине эту формулу сочинил очень плохой писатель. Мы, значит, все готовы застрелиться по вашему мановению в подтверждение жизненности вашего дела. Подписи, однако, стоят достойные: Леонов, Шкловский, Олеша, Ильф, Петров, Катаев, Фадеев… Многие гадают, почему Пастернак захотел опубликовать отдельную приписку. На первый взгляд это действительно странно: он не любил выламываться из коллектива, да и повод тут не такой, чтобы самоутверждаться; прямых контактов с вождем он не искал. Возможно, он просто не хотел подписывать такой плохой текст. Нужно было найти какие-то человеческие слова. Пастернак и нашел: “Присоединяюсь к чувству товарищей. Накануне глубоко и упорно думал о Сталине; как художник — впервые. Утром прочел известие. Потрясен так, точно был рядом, жил и видел. Борис Пастернак”. Некоторые полагают, что эта приписка спасла его в годы террора: что-то человеческое отозвалось в Сталине на единственное неказенное, сочувственное слово, на единственное соболезнование, в котором ничего не было о деле освобождения рабочего класса. Может быть, это письмо в самом деле выделило его из писательской среды и спасло от уничтожения… но сам Пастернак был категорически против поисков логики в терроре: “Мы тасовались, как колода карт”. Да и приписывать Сталину сентиментальность было бы странно: с женой он в последние годы был...

© 2000- NIV