Cлово "ЗЕЛЕНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗЕЛЕНОЙ, ЗЕЛЕНАЯ, ЗЕЛЕНЫМ, ЗЕЛЕНОЕ

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 4.
2. Дом Пастернака во Всеволодо-Вильве
Входимость: 3.
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VIII. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
Входимость: 3.
4. Королев Анатолий: Земля Пастернака
Входимость: 3.
5. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 3.
6. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 2.
7. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 2.
8. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 2.
9. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 2.
10. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 2.
11. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 2)
Входимость: 2.
12. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 4)
Входимость: 2.
13. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 2.
14. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Альтернатива Арине Родионовне
Входимость: 2.
15. Спекторский
Входимость: 2.
16. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXII. "Гамлет". Театр террора
Входимость: 2.
17. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 2.
18. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 11)
Входимость: 2.
19. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 2.
20. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава пятая
Входимость: 2.
21. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 2.
22. Захариева И.: Эротический сюжет в ранней лирике Бориса Пастернака
Входимость: 2.
23. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На даче бодрствуют
Входимость: 2.
24. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 2.
25. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 3)
Входимость: 2.
26. Борис Пастернак. Детство Люверс
Входимость: 2.
27. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 1.
28. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 1.
29. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 1)
Входимость: 1.
30. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 1.
31. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIII. "Воздушные пути"
Входимость: 1.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 1)
Входимость: 1.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 1.
34. Зарево
Входимость: 1.
35. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 8)
Входимость: 1.
36. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Пастернак
Входимость: 1.
37. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 3)
Входимость: 1.
38. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 1.
39. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 1.
40. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Любовь
Входимость: 1.
41. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 1.
42. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
Входимость: 1.
43. Борис Пастернак на Урале (отрывок из книги: Жизнь Бориса Пастернака - документальное повествование)
Входимость: 1.
44. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 1.
45. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 1.
46. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 3)
Входимость: 1.
47. Пахота
Входимость: 1.
48. * * * (Ты здесь, мы в воздухе одном)
Входимость: 1.
49. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анастасия Баранович-Поливанова
Входимость: 1.
50. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 4. Размер: 88кб.
Часть текста: Вознесенский МНЕ 14 ЛЕТ «Тебя Пастернак к телефону!» Оцепеневшие родители уставились на меня. Шестиклассни­ком, никому не сказавшись, я послал ему стихи и письмо. Это был первый решительный поступок, определивший мою жизнь. И вот он отозвался и приглашает к себе на два часа, в воскресенье. Стоял декабрь. Я пришел к серому дому в Лаврушинском, понятно, за час. Подождав, поднялся лифтом на темную площад­ку восьмого этажа. До двух оставалась еще минута. За дверью, ви­димо, услыхали хлопнувший лифт. Дверь отворилась. Он стоял в дверях. Все поплыло передо мной. На меня глядело удивленное удли­ненно-смуглое пламя лица. Какая-то оплывшая стеариновая вя­заная кофта обтягивала его крепкую фигуру. Ветер шевелил челку. Не случайно он потом для своего автопортрета изберет горящую свечку. Он стоял на сквозняке двери. Сухая, сильная кисть пианиста. Поразила аскеза, нищий простор его нетопленого кабинета. Квадратное фото Маяковского и кинжал на стене. Англо-русский словарь Мюллера — он тогда был прикован к переводам. На сто­ле жалась моя ученическая тетрадка1, вероятно, приготовленная к разговору. Волна ужаса и обожания прошла по мне. Но бежать поздно. Он заговорил с середины. Скулы его подрагивали, как треугольные остовы крыльев, плотно прижатые перед взмахом. Я боготворил его. В нем была тяга, сила и небесная неприспособленность. Когда он говорил, он поддергивал, вытягивал вверх подбородок, как будто хотел вы­рваться из воротничка и из тела. Вскоре с ним стало очень просто. Исподтишка разглядываю его. Короткий нос его, начиная с углубления переносицы, сразу шел горбинкой, потом продолжался прямо, напоминая смуглый ружейный приклад в миниатюре. Губы сфинкса. Короткая седая стрижка. Но главное — это плывущая дымящаяся волна магне­тизма. «Он, сам себя сравнивший с конским глазом». Через два...
2. Дом Пастернака во Всеволодо-Вильве
Входимость: 3. Размер: 3кб.
Часть текста: Дом Пастернака во Всеволодо-Вильве Дом Пастернака во Всеволодо-Вильве (филиал Пермского краеведческого музея) Дом Пастернака - это восстановленный в 2008 г. дом управляющего заводами С. Морозова, в котором в 1916 г. жил Борис Пастернак. В конце XIX века Савва Морозов наладил во Всеволодо-Вильве передовое химическое производство, открыл школу, театр и больницу. В 1915 г. по приглашению вдовы Саввы Морозова Зинаиды Григорьевны Резвой управляющим завода становится молодой доктор химии из Москвы Борис Ильич Збарский. Он приехал сюда со своей семьей - женой Фанни Николаевной и маленьким сыном Ильей. В доме, предоставленном новому управляющему, были все условия для комфортного проживания: электрическое освещение и телефон; помимо обычных кабинетов, столовых и спален были еще гостиные – синяя и зеленая. Новым владельцам дома не хватало только привычного круга общения, и Збарские приглашают к себе гостей - журналиста Евгения Лундберга и его приятеля, мало тогда известного двадцатишестилетнего поэта Бориса Пастернака. С появлением друзей в доме управляющего складывается особая творческая атмосфера сообщества людей одинаково увлеченных философией, музыкой и поэзией. По вечерам компания собиралась в зеленой гостиной за чаем, где Борис Пастернак, блестяще импровизируя, вдохновенно играл на фортепьяно, где читались стихи и обсуждались литературные новости. Вечера в «зелёной гостиной» Всеволодо-вильвенский кружок Окружающая природа, быт, сама атмосфера уральского севера оставили неизгладимый отпечаток в творческой памяти поэта. Окрестности Всеволодо-Вильвы он опишет в романе "Доктор Живаго". Их обобщенным образом станет имение Варыкино. Адрес: Пермский край, Александровский район, поселок Всеволодо-Вильва ул. Свободы, 47 Интернет: http://www.museum.perm.ru/filiali/dom-pasternaka-vo-vsevolodo-vilve
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VIII. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
Входимость: 3. Размер: 67кб.
Часть текста: нечто вроде «висевшей над водою воздушной беседки». В этом подвешенном состоянии — каково и было его состояние в то лето, когда он ничего еще не решил относительно трудоустройства и на середине забросил работу над книгой статей о поэзии,— написаны все стихи, составившие впоследствии его первую книгу «Близнец в тучах». Авторское название было — «Близнец за тучей», Бобров его откорректировал. Он же был составителем книги и желал написать к ней предисловие — как к асеевскои «Ночной флейте», вышедшей одновременно; к тихой лирической книге Асеева он в результате приложил резко полемическую статью, где почти всех сверстников автора (включая Ахматову) обвинил в эпигонстве. Свою тактику Бобров объяснял так: литературных групп полно, течений множество, заявить о себе можно только посредством скандала. Тем не менее этот скандалист, человек резкий и слишком озабоченный литературной политикой в ущерб собственно литературе,— Пастернака любил. Он искренне...
4. Королев Анатолий: Земля Пастернака
Входимость: 3. Размер: 11кб.
Часть текста: «Всеволодо-Вильва на перекрестке русской культуры», где самая замечательная часть из нескольких глав посвящена уникальному эпизоду из молодости поэта. И хотя в книге кроме Пастернака рассказано о роли Урала и в жизни князей Всеволожских, и в приезде Чехова, и в планиде Саввы Морозова, лишь роль Всеволодо-Вильвы в судьбе поэта поистине можно сравнить с крещением и становлением на царство. Так вот. Думаю, не всем известно, что в далеком январе 1916 года Борис Пастернак уехал из Москвы в далекую снежную Тмутаракань, на край света, поездом, с пересадками, на что ушло четверо суток, в уральский горный рабочий поселок, куда его пригласил погостить почти что случайный знакомый — они вдруг столкнулись на улице, — а именно управляющий Уральскими химическими заводами госпожи Резвой (вдовы Саввы Морозова) Борис Збарский. Он хотел развлечь хандру жены, которая после столиц и Швейцарии была занята только воспитанием двухлетнего сына и томилась без привычного круга знакомых, без новостей, без событий, вдали от цивилизации. В этом плане молодой 25-летний впечатлительный пылкий...
5. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 3. Размер: 58кб.
Часть текста: Глава четвертая Глава четвертая Вдвойне возбужденный прочитанной и понятой — не без усилия — замечатель­ной книгой Пастернака, а также собственным литерату­роведческим замыслом, я побежал пешком с Чистых прудов к нему — бульварами на Волхонку. — Здравствуйте, —сказал он настороженным голо­сом и со столь же настороженной мнительностью в лице (и то сказать, получив драгоценный подарок, я целых семь дней не давал о себе знать). Но я с ходу же начал посильно варьировать пушкин­ское «Ты, Моцарт, бог...». Лицо его сразу преобра­зилось, и — это было смешно и трогательно! — он имел вид преглупо осекшегося человека. Я сразу догадался почему: он уже приготовил совсем другую речь на тему, что, мол, мое «неприятие» его книги ничуть не поколеб­лет нашей дружбы. Я не ошибся. Он уже заговорил. — А я, сказать по правде, уже примирился с тем, что при всех наших добрых отношениях — вы стихов моих не приняли. Я, если это было возможно, еще больше полюбил его за эту детскую мнительность... Кем я был, чтобы он этим так смущался? Я весело перебил его: — Вы читали Аверченко — «Сатириконцы в Ев­ропе»? — Нет, не читал. — Это и неважно. Должен признаться, я не сразу освоил язык «Сестры моей жизни». Но потом со мной случилось, как с «сатириконцами». Они не знали итальянского языка и вдруг, чуть ли не у могилы Данте, с изумле­нием обнаружили, что его понимают. Все объяснилось как нельзя проще: это говорили такие же, как они, русские путешественники. Так и со мной. Сначала мне язык этой книги показался слишком смелым, слишком новым (по лексике, по системе метафор), так сказать,...

© 2000- NIV