Cлово "РЕВОЛЮЦИЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: РЕВОЛЮЦИИ, РЕВОЛЮЦИЮ, РЕВОЛЮЦИЕЙ, РЕВОЛЮЦИЙ

1. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Письмо членов редколлегии журнала "Новый мир" Б. Пастернаку (" Литературная газета" №128 от 25 октября 1958г.
Входимость: 71.
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 44.
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XX. "Спекторский". "Повесть". Окончание
Входимость: 29.
4. Селивановский А.: Пастернак (Лит. энциклопедия 1929-1939 )
Входимость: 27.
5. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
Входимость: 24.
6. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.08.1956. Записка министра иностранных дел СССР Д. Т. Шепилова о передаче рукописи романа Б. Л. Пастернака "Доктор Живаго" за границу
Входимость: 23.
7. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 21.
8. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XII. 1923—1928. "Высокая болезнь". Хроника мутного времени
Входимость: 18.
9. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 14.
10. Иванова Наталья: Пересекающиеся параллели - Борис Пастернак и Анна Ахматова
Входимость: 14.
11. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVIII. "Спекторский". "Повесть"
Входимость: 14.
12. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIII. "Второе рождение"
Входимость: 13.
13. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Статья Д. Заславского " Шумиха реакционной пропаганды вокруг литературного сорняка" (газета "Правда" от 26 октября 1958 г.)
Входимость: 13.
14. Лекции: Борис Леонидович Пастернак (неизвестный автор)
Входимость: 12.
15. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 11.
16. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 5)
Входимость: 10.
17. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 10.
18. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XV. 1926—1927. "Лейтенант Шмидт". Ширь весны и каторги
Входимость: 9.
19. Бурлака Д. К.,Горелик Л. Л.: В. Я. Брюсов – критик Б. Л. Пастернака
Входимость: 9.
20. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLII. "Доктор Живаго"
Входимость: 9.
21. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVI. В зеркалах: Маяковский
Входимость: 9.
22. Поливанов К. М.: Борис Леонидович Пастернак
Входимость: 8.
23. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 8.
24. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 8.
25. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIX. В зеркалах: Блок
Входимость: 8.
26. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 8.
27. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 1)
Входимость: 8.
28. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 8.
29. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 7.
30. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 7.
31. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Афиногенов
Входимость: 7.
32. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Редакционная статья "Провакационная вылазка международной реакции" ("Литературная газета" №128 от 25 октября 1958 г.)
Входимость: 7.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 7.
34. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Яков Черняк
Входимость: 7.
35. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 2)
Входимость: 7.
36. Лихачев Д. С.: Поэтическая проза Бориса Пастернака
Входимость: 7.
37. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVI. Чистополь
Входимость: 6.
38. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VIII. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
Входимость: 6.
39. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 11)
Входимость: 6.
40. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 6.
41. Сергеева-Клятис Анна: Поэма Б. Пастернака "905-й год" в советской журналистике и критике русского зарубежья
Входимость: 6.
42. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Локс
Входимость: 6.
43. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава пятая
Входимость: 6.
44. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава вторая
Входимость: 6.
45. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 6.
46. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 3)
Входимость: 6.
47. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 5.
48. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Надежда Павлович
Входимость: 5.
49. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 4)
Входимость: 5.
50. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Письмо членов редколлегии журнала "Новый мир" Б. Пастернаку (" Литературная газета" №128 от 25 октября 1958г.
Входимость: 71. Размер: 56кб.
Часть текста: в Вашем романе другое, то, что ни редакция, ни автор не в состоянии переменить при помощи частных изъятий или исправлений: речь идет о самом духе романа, о его пафосе, об авторском взгляде на жизнь, действительном или, во всяком случае, складывающемся в представлении читателя. Об этом мы и считаем своим прямым долгом поговорить с Вами, как люди, с которыми Вы можете посчитаться и можете не посчитаться, но чье коллективное мнение Вы не имеете оснований считать предубежденным, и, значит, есть смысл, по крайней мере, выслушать его. Дух Вашего романа - дух неприятия социалистической революции. Пафос Вашего романа - пафос утверждения, что Октябрьская революция, гражданская война и связанные с ними последующие социальные перемены не принесли народу ничего, кроме страданий, а русскую интеллигенцию уничтожили или физически, или морально. Встающая со страниц романа система взглядов автора на прошлое нашей страны, и, прежде всего, на ее первое десятилетие после Октябрьской революции (ибо, если не считать эпилога, именно концом этого десятилетия завершается роман), сводится к тому, что Октябрьская революция была ошибкой, участие в ней для той части интеллигенции, которая ее поддерживала, было непоправимой бедой, а все происшедшее после нее - злом. Для людей, читавших в былые времена Ваш "Девятьсот пятый год", "Лейтенанта Шмидта", "Второе рождение", "Волны", "На ранних поездах? - стихи, в которых, как нам, по крайней мере, казалось, был иной дух и иной пафос, чем у Вашего романа, прочесть его было тяжкой неожиданностью. Думается, что мы не ошибемся, сказав, что повесть о жизни и смерти доктора Живаго в Вашем представлении одновременно повесть о жизни и смерти русской интеллигенции, о ее путях в революцию, через революцию и о ее гибели в...
2. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 44. Размер: 78кб.
Часть текста: для всех биографий советского периода — некорректна по определению: она предполагает, что в 1917—1921 годах в стране протекал единый процесс, который и объединяли в учебниках, в разделе «Революция и гражданская война». Между тем таких процессов было несколько, и относиться к ним одинаково было при всем желании невозможно. Огромная часть интеллигенции восторженно приветствовала Февраль, с сомнением отнеслась к Октябрю и с негодованием — к периоду «военного коммунизма». Значительная часть мыслителей справедливо полагала, что никакой заслуги (и соответственно вины) большевиков в русской революции не было: произошла она сама собой, а власть, валявшуюся в грязи, подняли самые бесцеремонные. Народ понял только, что в очередной раз сам себя обманул, и от разочарования кинулся в самоубийственную бойню, которую впоследствии назвали Гражданской войной. Легенда о том, что во время Гражданской войны воевали красные с белыми (то есть сторонники свободы со сторонниками рабства — как бы ни распределять роли в этой дихотомии), опять-таки основана на мифах и лжесвидетельствах советской или антисоветской пропаганды. Гражданская война стала бессмысленным выплеском жестокости и разочарования, и подлинными ее героями — наиболее типичными и выразительными — были не буденновцы, а махновцы. Это не была война одной части народа с другой — у обеих воюющих сторон были самые туманные представления о будущем; это была война народа против самого себя. Если судить русскую смуту 1917—1921 годов не по наивной демагогии ее вождей и не по крестьянски-утопическим лозунгам, под которыми воевали так называемые «красные», а по...
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XX. "Спекторский". "Повесть". Окончание
Входимость: 29. Размер: 47кб.
Часть текста: Глава XX. «Спекторский». «Повесть». Окончание 1 Пока же вернемся к тому, как Сережа Спекторский счастливо совмещает две страсти, между которыми всю жизнь метался Блок. Днем он с обожанием смотрит на Арильд, ночи проводит у Сашки. Надо достать денег. Сначала — немного, для Сашки, чтобы она смогла покончить со своим ремеслом (вопрос еще — согласится ли она, но герой об этом не задумывается). Потом — много, для Арильд. Потом — очень много, для всех. Начинаются раскольниковские мечты — но ведь процентщица не более, чем постаревшая Сашка, говорит себе Спекторский. Значит, надо как-то иначе. В этих болезненных мечтах проводит герой дни и ночи, платонически обожая Арильд и почти платонически — Сашку (интересно, что ее зовут, как Бальца. Не исключено, что тема проституции бросила на мужчину в маске странный отблеск). Спекторский не мечтает о социальном переустройстве. Все его мечты пока ограничиваются тем, чтобы женщины «не раздевались, а одевались»; «главная вещь — чтобы они не получали деньги, а выдавали их». Мечта странная — нечто вроде поголовного перевода проституток в бухгалтеры. Спекторский — ни в коей мере не борец, и тема революции с темой любви для него еще не завязана в тугой узел, как случится в романе позднее; пока он хочет даже не возмездия, а только свободы, которую женщинам принесет неведомый благодетель. От этих мечтаний герой почти сходит с ума, но это безумие светлое, подсвеченное двойной любовью. В одну из суббот госпожа Фрестельн уехала на Клязьму, «уехал также куда-то и сам» — Сережа идет к Анне, охваченный странным предчувствием; ему кажется, что она умерла, она с утра не показывалась из комнаты, да вдобавок ...
4. Селивановский А.: Пастернак (Лит. энциклопедия 1929-1939 )
Входимость: 27. Размер: 19кб.
Часть текста: оболочку последнего, показывая непрочность обособления в сферах "высокого творчества". Поэтому в творчестве П. нашли отражение события эпохи борьбы за пролетарскую диктатуру и за ее укрепление. Первые лит-ые выступления П. относятся к 1912. Это — время распада школы символистов и зарождения футуризма. П. выступил соединительным звеном между боровшимися друг с другом символизмом и футуризмом. Впоследствии он организационно примкнул к той группе, где были Маяковский и Асеев, но затем порвал с нею, когда "Леф" заявил о необходимости поставить искусство на службу революции. Обороняя всегда и во всех случаях свободу своего поэтического творчества, П. оборонял основы своего субъективно-идеалистического мировоззрения и эстетики. Но за двадцать лет в поэзии П. не могли не произойти существенные изменения. Они особенно заметны при анализе важнейшей ее темы — отношения поэта к революции. П. — лирик по преимуществу, причем в лирике своей он достигает максимального отвлечения от конкретных...
5. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
Входимость: 24. Размер: 65кб.
Часть текста: юбилей в состоянии тяжелой депрессии, Он остро чувствовал литературное одиночество, писал откровенно слабые, искусственные стихи, а весь его неутомимый тридцатилетний литературный труд только обеспечил ему бесчисленных врагов,— даже Цветаева, любившая многие его стихи, назвала свой не слишком приязненный очерк о нем «Герой труда»; все, чему он служил до Октября, исчезло, сверстники и друзья умерли или разъехались,— а новому времени он по большому счету был не нужен. Выступать в Большом театре, где чествовали мэтра, никто из крупных поэтов не стал, но Маяковский на вечере был; он зашел за кулисы в антракте и тепло, уважительно поздравил Брюсова. — Спасибо, но не желаю вам такого юбилея,— ответил герой труда. В общем, он все понимал; в том, что он пришел к сотрудничеству с большевиками, было еще больше логики, чем в первоначальном решении Блока о том, что интеллигенция «может и должна» сотрудничать с октябрьскими победителями. Фанатик дисциплины и самодисциплины, неутомимый работник, подчинивший вдохновение железному распорядку и оставивший по образцу каждой поэтической формы,— он пришел к тем, «кто славил твердость и застой и мягкость объявлял в запрете». Брюсов явил собою редкий в России тип дисциплинированного поэта. Именно это нравилось Пастернаку, любившему во всем ответственность и прилежание. Он выступил на вечере с чтением стихов, глубоко тронувших Брюсова,— в ответном слове он назвал Пастернака «уважаемым сотоварищем». Что мне сказать? Что Брюсова горька Широко разбежавшаяся участь? Что ум черствеет в царстве дурака?...

© 2000- NIV