Cлово "ИСТОРИЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ИСТОРИИ, ИСТОРИЮ, ИСТОРИЕЙ, ИСТОРИЙ

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XV. 1926—1927. "Лейтенант Шмидт". Ширь весны и каторги
Входимость: 23.
2. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 20.
3. Иванов Вячеслав: К истории поэтики Пастернака футуристического периода
Входимость: 18.
4. Евтушенко Е.: Почерк, похожий на журавлей.
Входимость: 17.
5. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 15.
6. Шатин Ю. В.: Художественное время Бориса Пастернака - история, ставшая метафизикой
Входимость: 14.
7. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 14.
8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 14.
9. Каган Ю. М.: Об "Апеллесовой черте" Бориса Пастернака
Входимость: 13.
10. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VII. Очерк пути
Входимость: 13.
11. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 13.
12. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 12.
13. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 12.
14. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 4)
Входимость: 12.
15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 11.
16. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVIII. "Спекторский". "Повесть"
Входимость: 11.
17. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXX. Переделкино
Входимость: 11.
18. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 11.
19. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 10.
20. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
Входимость: 10.
21. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 10.
22. Лекции: Борис Леонидович Пастернак (неизвестный автор)
Входимость: 10.
23. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 10.
24. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
Входимость: 10.
25. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. Вступительная статья В. Ю. Афиани
Входимость: 10.
26. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 9.
27. Немзер А.: Смерти не будет. К 50-летию издания романа "Доктор Живаго"
Входимость: 9.
28. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
Входимость: 9.
29. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLII. "Доктор Живаго"
Входимость: 9.
30. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 9.
31. Поливанов К. М.: Борис Леонидович Пастернак
Входимость: 8.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 8.
33. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 8.
34. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 3)
Входимость: 8.
35. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Локс
Входимость: 8.
36. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 8.
37. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 8.
38. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 8.
39. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XX. "Спекторский". "Повесть". Окончание
Входимость: 8.
40. Левин М. Л.: Презумпция невиновности
Входимость: 8.
41. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 8.
42. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 7.
43. Милош Чеслав: Трезво о Пастернаке
Входимость: 7.
44. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 7.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 7.
46. Сергеева-Клятис Анна: Поэма Б. Пастернака "905-й год" в советской журналистике и критике русского зарубежья
Входимость: 7.
47. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Крейцерова соната
Входимость: 7.
48. Пастернак Евгений: К читателю
Входимость: 7.
49. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Пусть Зина вернется на свое место
Входимость: 7.
50. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XV. 1926—1927. "Лейтенант Шмидт". Ширь весны и каторги
Входимость: 23. Размер: 38кб.
Часть текста: но трудно себе представить, чтобы подчеркнуто лояльный к партии Маяк пошел к Троцкому для беседы, даже случись он в это время в городе). Троцкий вдруг спросил у Пастернака: «Это вы искренне — «Шмидт», «Девятьсот пятый год»?» По свидетельству Асеева, Пастернак в ответ прогудел: «Ну, знаете, на такие темы я не разговариваю даже с близкими родственниками!» Ответ — в пастернаковской системе ценностей — безупречный: тут и уход от прямого вопроса, и фронда, всегда приятная собеседнику, в особенности опальному. В наше, мол, время и стены слушают… Зачем Троцкий собирал ЛЕФов, демонстрируя им при этом полное пренебрежение к литературе и, по свидетельству того же Асеева, «все валя в одну кучу»? Зачем вдруг задал Пастернаку вопрос об искренности «Шмидта»? Легко предположить, что он прощупывал ЛЕФ на предмет создания нового оппозиционного фронта — ибо, толком не разбираясь в словесности, хорошо понимал, что ЛЕФ с его радикальной революционностью скоро окажется в опале. Так оно и вышло — уже летом двадцать седьмого начнутся публичные покаяния, «биения себя в грудь», раскол; революционная аскетическая утопия, неразрывно связанная с именем Троцкого, к двадцать седьмому себя изжила окончательно. Ясно было, что строится нечто совсем иное. Троцкий-то, четыре года назад упрекавший Пастернака в отрыве от жизни, в двадцать...
2. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 20. Размер: 103кб.
Часть текста: 1903-1913 24 Задворки училища встретили Бориса Пастернака полным разворотом строительных работ. "Многолошадный, буйный, голоштанный, двууглекислый двор кипел ключом..." В изображенной впоследствии в "Спекторском" фантастической обстановке сваленных вещей, среди которых он выгородил себе жилой угол, он прожил больше двух недель, озаряемый молниями ночных гроз и обдуваемый сквозняком со строительной пылью. Когда переезд стал насущной необходимостью, в Москву приехала мать. Девять лет спустя Пастернак вспоминал об этом переезде в письме Дмитрию Петровскому: "Перебирались мы как-то на другую квартиру. Все в отъезде были, только я да мать. Это давно было, я еще ребенком был 58 . Я помогал ей укладываться. Трое суток на это ушло, трое круглых суток, в обстановке вещей, сразу же ставших неузнаваемыми, лишь только их сдвинули с несмываемых квадратов, которые они отстояли за свою верную девятигодовую стойку. Трое круглых суток провели мы с мамой в чужом доме, а мне было страшно за маму больно, что она загромождена таким количеством пыльной деревянной, шерстяной и стеклянной неприязни, и никто этого не знает, но попробуй кому-нибудь об этом сказать, так тебя обличат во лжи: как же, скажут, ведь это все сплошь ваши вещи, и квартира ваша; какой же тут еще чужой дом? Но стоило среди всей этой злорадной (перебираетесь, мол, дом на слом пойдет) рухляди попасться чему-нибудь такому, о чем эстетики пишутся, то есть тому, что называют красивой хорошей вещью, изящной или еще как-нибудь, как тотчас же эти действительно красивые: ноты (жирно гравированные) или перчатки или...
3. Иванов Вячеслав: К истории поэтики Пастернака футуристического периода
Входимость: 18. Размер: 61кб.
Часть текста: к футуризму[1]. Этому предшествовал еще меньший отрезок времени, который позднее в «Охранной грамоте» Пастернак охарактеризует как свое вхождение в «эпигонскую» группу, представлявшую по его словам «влеченье без огня и дара» (V, 213)[2] . «Близнец в тучах», заслуживающий названия «предфутуристического»[3] сборника, но в основном следующий принципам поэзии поздних символистов и особенно Анненского[4], писался в то время, когда Пастернак еще был участником объединения «Лирика», возглавлявшегося и поддерживавшегося Юлианом Анисимовым[5]. Едва ли к последнему приложимо полностью замечание о недаровитости эпигонов: напомню, что к стихотворению Анисимова “Cура” восходит первая половина начальной строки блоковского «На небе - празелень»; хотя Блок и назвал анисимовские стихи «очень бледными», но именно это поэтическое применение названия иконописной краски, содержавшееся в анисимовском стихотворном сборнике «Обитель», перед тем- в 1913г. - посланном ему автором с почтительной надписью, Блок невольно запомнил и использовал во втором стихотворении цикла «Кармен» в следующем 1914г.[6]. Позже Пастернак, не смягчая...
4. Евтушенко Е.: Почерк, похожий на журавлей.
Входимость: 17. Размер: 33кб.
Часть текста: плоти своего опыта, ставшего не только твоей душой, но и телом внутри твоего тела. Пастернак часто сравнивал поэзию с губкой, которая всасывает жизнь лишь для того, чтобы быть выжатой, как он выразился, "во здравие жадной бумаги". В отличие от Маяковского, которого он сложно, но преданно любил, Пастернак считал, что поэт не должен вбивать свои стихи, свое имя в сознание читателей при помощи манифестов и публичного самодемонстрирования. Пастернак писал о роли поэта совсем по-другому: "Быть знаменитым — некрасиво", "Жизнь ведь тоже только миг, только растворенье нас самих во всех других, как бы им в даренье", "Со мною люди без имен, деревья, дети, домоседы. Я ими всеми побежден, и только в том моя победа". Тем не менее Пастернак, воспевающий подвиг "незамеченности", стал в мире, пожалуй, самым знаменитым русским поэтом двадцатого века, превзойдя этим даже Маяковского. Почему же так случилось? Вся эта апология скромности не была далеко рассчитанной калькуляцией Пастернака с тем, чтобы самоуничижением, которое паче гордости, в конце концов выжать из человечества умиленное признание. Гениям не до скромности — они слишком заняты делами поважнее. Пастернак всегда знал себе цену как мастеру, но его больше интересовало само мастерство, чем массовые аплодисменты мастерству. Нобелевский комитет соизволил заметить Пастернака только в момент разгоравшегося политического скандала, а ведь Пастернак заслуживал самой высокой премии за поэзию еще в тридцатых годах. "Доктор Живаго" — вовсе не лучшее из того, что было написано Пастернаком, хотя роман и представляет...
5. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 15. Размер: 108кб.
Часть текста: сказать правду - недостаток, которого никаким умением говорить неправду не покрыть". "Стихи значат гораздо меньше для меня, чем Вы, по-видимому, думаете, - писал Пастернак в мае 1956 г. одной из своих корреспонденток, возражая против трактовки его как поэта по преимуществу. - Они должны уравновешиваться и идти рядом с большой прозой, им должна сопутствовать новая, требующая точности и все еще не нашедшая ее мысль, собранное, не легко давшееся, поведение, трудная жизнь". Первые прозаические наброски Пастернака датируются тою же зимой 1900/1910 г., что и первые поэтические опыты, и с этого времени рядом с писанием стихов постоянно шла работа над прозой, и именно ее Пастернак считал, вопреки общепринятым представлениям о нем, главным делом своей жизни. Своими первыми опытами в прозе Пастернак был неудовлетворен. Формальный блеск их - качество, особенно восхищавшее литературное окружение молодого Пастернака, - сам он очень скоро осознал как препятствие, мешающее поискам "человека в категории речи" и заглушающее "голос жизни, звучащий в нас". Зимой 1917/1918 года, завершив книгу лирических стихотворений "Сестра моя жизнь". Пастернак начал работу над большим романом с предположительным названием "Три имени". Воплощение этого замысла и тогда, и много позже он считал поворотным пунктом в своей литературной судьбе. В своем первом письме к Пастернаку (29 июня 1922 г.) Цветаева вспоминала: "Когда-то (в 1918 году, весной) мы с Вами сидели рядом за ужином у Цетлинов. Вы сказали: "Я хочу написать большой роман: с любовью, с героиней - как Бальзак". И я подумала: "Как хорошо. Как точно. Как вне самолюбия. - Поэт"". В марте 1919 г., заполняя...

© 2000- NIV