Cлово "ЗНАНИЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗНАНИЯ, ЗНАНИЕМ, ЗНАНИЙ, ЗНАНИИ

1. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 5.
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 4.
3. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 4.
4. Левин М. Л.: Презумпция невиновности
Входимость: 4.
5. Евтушенко Е.: Почерк, похожий на журавлей.
Входимость: 3.
6. Королев Анатолий: Земля Пастернака
Входимость: 3.
7. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Локс
Входимость: 3.
8. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 5)
Входимость: 3.
9. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 3.
10. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 3.
11. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Несыгранный Гамлет
Входимость: 2.
12. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 2.
13. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика Розанова
Входимость: 2.
14. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Любовь
Входимость: 2.
15. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 2.
16. Сочинения в двух томах (вступительная статья, Тула 1993)
Входимость: 2.
17. Кацис Леонид: Начальная пора
Входимость: 2.
18. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 2.
19. Лихачев Д. С.: Поэтическая проза Бориса Пастернака
Входимость: 2.
20. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 1.
21. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 1.
22. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава I. Счастливец
Входимость: 1.
23. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 1.
24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
Входимость: 1.
25. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 1.
26. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 1.
27. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 22.01.1959. Записка Отдела культуры ЦК КПСС о намерении Б. Л. Пастернака получать гонорары за границей из-за непредставления работы и невыплаты денег в СССР
Входимость: 1.
28. Сарнов Бенедикт: Диалог продолжается
Входимость: 1.
29. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 1.
30. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 2)
Входимость: 1.
31. Бройтман С. Н.: Поэтика книги Пастернака "Сестра моя - жизнь". "Мухи мучкапской чайной"(отрывки)
Входимость: 1.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 4)
Входимость: 1.
33. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VIII. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
Входимость: 1.
34. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 3)
Входимость: 1.
35. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Прошлым летом в Поссенхофене
Входимость: 1.
36. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 11)
Входимость: 1.
37. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Не до конца прожитые жизни
Входимость: 1.
38. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Я знал, что вы это знаете
Входимость: 1.
39. Белые стихи
Входимость: 1.
40. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLV. Расправа
Входимость: 1.
41. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 1.
42. Сергеева-Клятис Анна: Поэма Б. Пастернака "905-й год" в советской журналистике и критике русского зарубежья
Входимость: 1.
43. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 1.
44. Хазан Любовь: Интервью с Петром Пастернаком
Входимость: 1.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XII. 1923—1928. "Высокая болезнь". Хроника мутного времени
Входимость: 1.
46. Биография (неизвестный автор, вариант 2)
Входимость: 1.
47. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 1.
48. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 1.
49. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Дело доктора Живаго
Входимость: 1.
50. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Jam-session
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 5. Размер: 87кб.
Часть текста: всех различиях между ранним и поздним Пастернаком, общность гораздо глубже и существеннее этих различий. Поэтому цельность поэтического мира Пастернака вообще ни у кого из серьезных критиков и литературоведов не вызывает сомнений. Думаю, что это будет следовать и из моих двух лекций. Сегодня я прочту лекцию о раннем Пастернаке, а в следующий раз — о позднем. Обе лекции посвящаются Лидии Корнеевне Чуковской. Вот одно из первых стихотворений Пастернака, как раз стихотворение 1912 года. Как бронзовой золой жаровень, Жуками сыплет сонный сад. Со мной, с моей свечою вровень Миры расцветшие висят. И, как в неслыханную веру, Я в эту ночь перехожу, Где тополь обветшало-серый Завесил лунную межу, Где пруд, как явленная тайна, Где шепчет яблони прибой, Где сад висит постройкой свайной И держит небо пред собой. В этом маленьком стихотворении — важные черты, приметы и поэтики, и поэзии, и мироощущения Пастернака. Это кусок живой природы, в котором отражено, как бы разом опрокинуто, все мироздание. Сказано: «Со мной, с моей свечою вровень миры расцветшие висят». Это не значит, что человек поднят на уровень вселенной. Такие слова по отношению к тексту Пастернака были бы неуместны. Здесь вообще нет приподнятости, пафоса, нет гиперболизации. Кстати, «миры расцветшие висят» — это так увидел Пастернак зрелые яблоки в саду, как стало известно из недавно опубликованных в России черновиков Пастернака,2) и о чем знали пастернаковеды. И если взять строки: «И как в неслыханную веру, я в эту ночь перехожу», то это не...
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 4. Размер: 80кб.
Часть текста: к деятельности, и потом, после недолгой вспышки, снова впадал в затяжное безучастие к себе самому и ко всему на свете. В эти годы сильно развилась его давняя болезнь сердца, которую он сам у себя установил уже и раньше, но о степени серьезности которой не имел представления. Он пришел в Москву в начале нэпа, самого двусмысленного и фальшивого из советских периодов. Он исхудал, оброс и одичал еще более, чем во время своего возвращения в Юрятин из партизанского плена. По дороге он опять постепенно снимал с себя все стоящее и выменивал на хлеб с придачею каких-нибудь рваных обносков, чтобы не остаться голым. Так опять проел он в пути свою вторую шубу и пиджачную пару, и на улицах Москвы появился в серой папахе, обмотках и вытертой солдатской шинели, которая превратилась без пуговиц, споротых до одной, в запашной арестантский халат. В этом наряде он ничем не отличался от бесчисленных красноармейцев, толпами наводнивших площади, бульвары и вокзалы столицы. Он пришел в Москву не один. За ним всюду по пятам следовал красивый крестьянский юноша, тоже одетый во все солдатское, как он сам. В таком виде они появлялись в тех из уцелевших московских Гостиных, где протекло детство Юрия Андреевича, где его помнили и принимали вместе с его спутником, предварительно деликатно осведомившись, побывали ли они после дороги в бане, - сыпной тиф еще свирепствовал, - и где Юрию Андреевичу в...
3. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 4. Размер: 113кб.
Часть текста: Соломина (1912—1985) я хорошо знал в последние двадцать лет жизип. Это был во многих отношениях чело­век удивительный. Он обладал редким качеством — до конца своих дней что-то познавать, развиваться, меняться, хотя основные жизненные прин­ципы и литературные пристрастия сложились у него давно. По проис­хождению он был донским казаком, жизнь его сложилась пестро. В 1935 —1937 г. г. он работал диктором прямого радиовещания г. Ростова-на. Дону. Окончив филфак Ростовского пединститута, а потом с отличием аспирантуру, жил и учительствовал на Крайнем Севере, в Нижнем Нов­городе, наконец, в Ростове, много лет был лектором, чтецом. Лектором он был прекрасным. В Нижнем Новгороде был известен своими лекциями-концертами о Борисе Пастернаке, за которые — в согласии с труд­ными пятидесятыми-шестидесятыми — был жестоко бит местной номенклатурой. Человек широких интересов, серьезно занимавшийся филосо­фией, семиотикой, герменевтикой, структурализмом, меломан, книгочей, был он фантастическим любителем поэзии, много знал и охотно делился своими знаниями с другими. В годы, когда имена Цветаевой, Ахмато­вой, Мандельштама, Пастернака были под негласным запретом, Вла­димир Георгиевич тщательно собирал, переписывал от руки и перепеча­тывал фактически нелегальные тексты. Будучи человеком совершенно не­карьерным, он так и не защитил диссертации, хотя материалов у него хватило бы на несколько серьезных исследовательских работ. В ходе своих занятий творчеством Бориса Пастернака он...
4. Левин М. Л.: Презумпция невиновности
Входимость: 4. Размер: 47кб.
Часть текста: студентов 4-го курса. Эти лекции незаконно посещала и небольшая группа третьекурсников. Делали мы это не от хорошей жизни: нам с самого начала не везло с лекторами. Вместо Г. С. Ландсберга и С. Э. Хайкина, читавших другим общую физику, у нас ее вел А. Б. Млодзеевский. Термодинамику и статистическую физику, которые счастливые старшекурсники прослушали у М. А. Леонтовича, нам читали Е. Г. Швидковский (это был его дебют в качестве лектора) и А. К. Тимирязев, который сразу объявил, что экзамен будет приниматься по его книге “Кинетическая теория материи”, которую можно иметь при себе, готовясь к ответу на билет. К этому времени И. Е. Тамм уже перестал преподавать на физфаке, и мы, не ожидая ничего хорошего в дальнейшем, решили самовольно слушать лекции М. А. Леонтовича, хотя курс электродинамики, на который, естественно, опирались эти лекции, нам еще не был прочитан. Вот так получилось, что для меня первым знакомством с настоящей физикой оказались (не считая, конечно, занятий в общем практикуме и спецпрактикуме) лекции по...
5. Евтушенко Е.: Почерк, похожий на журавлей.
Входимость: 3. Размер: 33кб.
Часть текста: посредственности обладание знаниями, которые он засекречивает внутри себя, — это наслаждение. Для гения обладание знаниями, которые он еще не разделил с другими, — мучение. Вдохновение дилетантов — это танцевальная эйфория кузнечиков. Вдохновение гения — это страдальческий труд родов музыки внутри самих себя, подвиг отдирания плоти от плоти своего опыта, ставшего не только твоей душой, но и телом внутри твоего тела. Пастернак часто сравнивал поэзию с губкой, которая всасывает жизнь лишь для того, чтобы быть выжатой, как он выразился, "во здравие жадной бумаги". В отличие от Маяковского, которого он сложно, но преданно любил, Пастернак считал, что поэт не должен вбивать свои стихи, свое имя в сознание читателей при помощи манифестов и публичного самодемонстрирования. Пастернак писал о роли поэта совсем по-другому: "Быть знаменитым — некрасиво", "Жизнь ведь тоже только миг, только растворенье нас самих во всех других, как бы им в даренье", "Со мною люди без имен, деревья, дети, домоседы. Я ими всеми побежден, и только в том моя победа". Тем не менее Пастернак, воспевающий подвиг "незамеченности", стал в мире, пожалуй, самым знаменитым русским поэтом двадцатого века, превзойдя этим даже Маяковского. Почему же так случилось? Вся эта апология скромности не была далеко рассчитанной калькуляцией Пастернака с тем, чтобы самоуничижением, которое паче гордости, в конце концов выжать из человечества умиленное признание. Гениям не до скромности — они слишком заняты делами поважнее. Пастернак всегда знал себе цену как мастеру, но его больше интересовало само мастерство, чем массовые аплодисменты мастерству. Нобелевский комитет соизволил заметить Пастернака только в момент разгоравшегося ...

© 2000- NIV