Cлово "ТРУБА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТРУБ, ТРУБЫ, ТРУБУ, ТРУБЕ

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 5.
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 3.
3. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 3)
Входимость: 3.
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 3.
5. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 2.
6. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 2.
7. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 2.
8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 2.
9. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 2.
10. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 2.
11. Волны
Входимость: 1.
12. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 1.
13. Зимняя ночь ("Не поправить дня усильями светилен")
Входимость: 1.
14. Художник
Входимость: 1.
15. Сарнов Бенедикт: Диалог продолжается
Входимость: 1.
16. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 1)
Входимость: 1.
17. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 5)
Входимость: 1.
18. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 4)
Входимость: 1.
19. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 1.
20. Отцы
Входимость: 1.
21. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 8)
Входимость: 1.
22. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 1.
23. * * * (Как казначей последней из планет)
Входимость: 1.
24. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 1.
25. 9-е января
Входимость: 1.
26. Борис Пастернак на Урале (отрывок из книги: Борис Пастернак - участь и предназначение )
Входимость: 1.
27. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLIX. "Слепая красавица"
Входимость: 1.
28. Иней
Входимость: 1.
29. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 1.
30. Борис Пастернак. Охранная грамота
Входимость: 1.
31. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Виктор Боков
Входимость: 1.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 3)
Входимость: 1.
33. Спекторский
Входимость: 1.
34. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVI. В зеркалах: Ахматова
Входимость: 1.
35. Gleisdreieck
Входимость: 1.
36. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 1.
37. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
Входимость: 1.
38. Двадцать строф с предисловием
Входимость: 1.
39. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 1.
40. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 1.
41. Зима приближается
Входимость: 1.
42. Мороз
Входимость: 1.
43. Разрыв
Входимость: 1.
44. Борис Пастернак. Доктор Живаго
Входимость: 1.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXIV. Война
Входимость: 1.
46. Сочинения в двух томах (вступительная статья, Тула 1993)
Входимость: 1.
47. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава вторая
Входимость: 1.
48. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 1.
49. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Доска придворного идиота
Входимость: 1.
50. Поездка
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 5. Размер: 94кб.
Часть текста: семейном совете. - Итак, вы считаете, что я не прав, и, следовательно, мы едем? - закончил он свои возражения. Слово взяла жена: - Ты говоришь, перебиться год-другой, тем временем упорядочатся новые земельные отношения, можно будет испросить полоску под Москвой, развести огород. А как продержаться в промежутке, ты не советуешь. Между тем это самое интересное, вот что именно желательно было бы услышать. - Абсолютный бред, - поддержал дочь Александр Александрович. - Хорошо, я сдаюсь, - соглашался Юрий Андреевич. - Меня останавливает только полная неизвестность. Мы пускаемся, зажмурив глаза, неведомо куда, не имея о месте ни малейшего представления. Из трех человек, живших в Варыкине, двух, мамы и бабушки, нет в живых, а третий, дедушка Крюгер, если он только и жив, в заложниках и за решеткой. В последний год войны он что-то проделал с лесами и заводом, для видимости продал какому-то подставному лицу или банку или на кого-то условно переписал. Что мы знаем об этой сделке? Чьи это теперь земли, не в смысле собственности, пропади она пропадом, а кто за них отвечает? За каким они ведомством? Рубят ли лес? Работают ли заводы? Наконец, какая там власть, и какая будет, пока мы туда доберемся? Для вас якорь спасения в Микулицыне, имя которого вы так любите повторять. Но кто вам сказал, что этот старый управляющий жив и по-прежнему в Варыкине? Да и что мы знаем о нем, кроме того, что дедушка с трудом выговаривал эту фамилию, отчего мы ее и запомнили? Однако к чему спорить? Вы решили ехать. Я присоединяюсь. Надо выяснить, как это теперь делают. Нечего откладывать. 2 Для того чтобы об этом справиться, Юрий Андреевич пошел на Ярославский вокзал. Поток уезжающих сдерживали мостки с перилами, протянутые через залы, на каменных полах которых лежали ...
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 3. Размер: 75кб.
Часть текста: самого, поручика Галиуллина, и сестру Антипову, и еще несколько человек из их компании, наперечет жителей больших городов, людей сведущих и видавших виды. Они замещали посты в городском самоуправлении, служили комиссарами на мелких местах в армии и по санитарной части и относились к чередованию этих занятий, как к развлечению на открытом воздухе, как к игре в горелки. Но все чаще им хотелось с этих горелок домой, к своим постоянным занятиям. Работа часто и живо сталкивала Живаго с Антиповой. 2 В дожди черная пыль в городе превращалась в темно-коричневую слякоть кофейного цвета, покрывавшую его улицы, в большинстве немощеные. Городок был невелик. С любого места в нем тут же за поворотом открывалась хмурая степь, темное небо, просторы войны, просторы революции. Юрий Андреевич писал жене: "Развал и анархия в армии продолжаются. Предпринимают меры к поднятию у солдат дисциплины и боевого духа. Объезжал расположенные поблизости части. Наконец вместо постскриптума, хотя об этом я мог бы написать тебе гораздо раньше, - работаю я тут рука об руку с некоей Антиповой, сестрой милосердия из Москвы, уроженкой Урала. Помнишь, на елке в страшную ночь кончины твоей мамы девушка стреляла в прокурора? Ее, кажется, потом судили. Помнится, я тогда же сказал тебе, что эту курсистку, когда она еще была гимназисткою, мы с Мишей видели в одних дрянных номерах, куда ездили с твоим папой, не помню с какою целью, ночью в трескучий мороз, как мне теперь кажется, во время вооруженного восстания на Пресне. Это и есть Антипова. Несколько раз порывался домой. Но это не так просто. Задерживают главным образом не дела, которые мы без ущерба могли бы передать другим. Трудности заключаются в самой поездке. Поезда то не ходят совсем, то проходят до такой степени переполненные, что сесть на них нет возможности. Однако, разумеется, так не может продолжаться до бесконечности, и потому несколько...
3. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 3)
Входимость: 3. Размер: 35кб.
Часть текста: заезжал к своим в Молоди. Все, включая бабушку, были в сборе, переехав на дачу после того, как Лида выздоровела от скарлатины. Несколько семей, снимавших огромный дом, были уже знакомы по прошлому лету. Дети играли в городки и крокет, Шура с мальчиками Левиными - в теннис. В парке были оборудованы соответствующие площадки. Леонид Пастернак писал этюды к "Поздравлению". Семья собиралась к столу на широком крытом балконе второго этажа. Сохранилось несколько фотографий, сделанных на этом балконе и около дома. Порознь и группами, в разных сочетаниях. Вскоре Борис вернулся на Оку. В гости приезжали знакомые и родственники. Несколько дней пробыла мать Марии Ивановны Балтрушайтис. "С нею - племянница, кузина Марии Ивановны, по внешности нечто среднее между Ольгой Курловой-Гилар и Катюшей Масловой, - писал Пастернак родителям. - Падка очень на катанье, а через это и на что-то другое. Льнет без обиняков, приходится каждый вечер ей по ее аппетиту холодное готовить. Два вечера кряду, до самой полночи по Оке на лодке катались вдвоем....
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 3. Размер: 80кб.
Часть текста: стоящее и выменивал на хлеб с придачею каких-нибудь рваных обносков, чтобы не остаться голым. Так опять проел он в пути свою вторую шубу и пиджачную пару, и на улицах Москвы появился в серой папахе, обмотках и вытертой солдатской шинели, которая превратилась без пуговиц, споротых до одной, в запашной арестантский халат. В этом наряде он ничем не отличался от бесчисленных красноармейцев, толпами наводнивших площади, бульвары и вокзалы столицы. Он пришел в Москву не один. За ним всюду по пятам следовал красивый крестьянский юноша, тоже одетый во все солдатское, как он сам. В таком виде они появлялись в тех из уцелевших московских Гостиных, где протекло детство Юрия Андреевича, где его помнили и принимали вместе с его спутником, предварительно деликатно осведомившись, побывали ли они после дороги в бане, - сыпной тиф еще свирепствовал, - и где Юрию Андреевичу в первые же дни его появления рассказали об обстоятельствах отъезда его близких из Москвы за границу. Оба дичились людей, но из обостренной застенчивости избегали случаев являться в гости в...
5. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 2. Размер: 113кб.
Часть текста: В Нижнем Новгороде был известен своими лекциями-концертами о Борисе Пастернаке, за которые — в согласии с труд­ными пятидесятыми-шестидесятыми — был жестоко бит местной номенклатурой. Человек широких интересов, серьезно занимавшийся филосо­фией, семиотикой, герменевтикой, структурализмом, меломан, книгочей, был он фантастическим любителем поэзии, много знал и охотно делился своими знаниями с другими. В годы, когда имена Цветаевой, Ахмато­вой, Мандельштама, Пастернака были под негласным запретом, Вла­димир Георгиевич тщательно собирал, переписывал от руки и перепеча­тывал фактически нелегальные тексты. Будучи человеком совершенно не­карьерным, он так и не защитил диссертации, хотя материалов у него хватило бы на несколько серьезных исследовательских работ. В ходе своих занятий творчеством Бориса Пастернака он переписывался со многими выдающимися учеными и знатоками российской поэзии, среди них были Л. Гинзбург. А. Синявский, Л. Озеров и другие. Все они отнеслись к исследованиям В. Соломина более чем благосклонно. После кончины Владимира Георгиевича его литературным наследием занялся его сын, которому удалось опубликовать некоторые работы в центральных изданиях. Энтузиаст, как и отец, Виктор Владимирович привел в порядок бумаги В. Соломина, сохраненные вдовой исследователя Марией Соломиной, и подготовил к печати данную книгу, в которую включены на­иболее интересные письма, полученные В. Соломиным в связи с его ра­ботой над творчеством Бориса Пастернака, а также некоторые письма, полученные составителем. В. Г. Соломин был личностью незаурядной. Думается, что его работы, включенные в этот сборник, заинтересуют многих любителей русской поэзии, хотя порой им понадобится некото­рая поправка на времена, когда они писались. Не следует забывать,...

© 2000- NIV