Cлово "СЛОВО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СЛОВАМИ, СЛОВАМ, СЛОВА, СЛОВОМ

1. Николаев Вадим: О переводах Бориса Пастернака
Входимость: 81.
2. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 45.
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 36.
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 35.
5. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 34.
6. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 33.
7. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 33.
8. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 33.
9. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 29.
10. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 29.
11. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 28.
12. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 5)
Входимость: 26.
13. Каган Ю. М.: Об "Апеллесовой черте" Бориса Пастернака
Входимость: 24.
14. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 23.
15. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 23.
16. Иванов Вячеслав: К истории поэтики Пастернака футуристического периода
Входимость: 22.
17. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 22.
18. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 21.
19. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 21.
20. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 3)
Входимость: 21.
21. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
Входимость: 21.
22. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 20.
23. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елена Берковская
Входимость: 20.
24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 20.
25. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
Входимость: 20.
26. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 20.
27. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 19.
28. Лекции: Борис Леонидович Пастернак (неизвестный автор)
Входимость: 19.
29. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 18.
30. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 18.
31. Захариева И.: Эротический сюжет в ранней лирике Бориса Пастернака
Входимость: 18.
32. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 4)
Входимость: 18.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 17.
34. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 17.
35. Разомкнутый любовный треугольник: Пастернак - Сталин - Катаев (автор неизвестен)
Входимость: 17.
36. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 16.
37. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 16.
38. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 4)
Входимость: 16.
39. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава четвертая
Входимость: 16.
40. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 2, страница 3)
Входимость: 15.
41. Некоторые подробности биографии Пастернака (автор неизвестен)
Входимость: 15.
42. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 8, страница 1)
Входимость: 15.
43. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 15.
44. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 15.
45. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 15.
46. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 15.
47. Гаспаров М. Л. , Подгаецкая И. Ю.: "Сестра моя - жизнь" Бориса Пастернака... "(отрывок). "Мучкап"
Входимость: 15.
48. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVII. Первый съезд. "Грузинские лирики"
Входимость: 15.
49. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Jam-session
Входимость: 15.
50. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Альтернатива Арине Родионовне
Входимость: 15.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Николаев Вадим: О переводах Бориса Пастернака
Входимость: 81. Размер: 58кб.
Часть текста: переводам далеко неоднозначно; многие (в том числе и я) к ним относятся критически. Мне бы хотелось показать на конкретных примерах основные недостатки переводов Пастернака. Первое, что приходит на ум, - это переходящая все границы вольность его переводов. Удивительно, но некоторые восторженные поклонники Пастернака умудряются это отрицать. Вот, например, что писала Александра Спаль в своей статье о «Гамлете» («Столпотворение», № 2): «Была наслышана в переводческом мире, что, мол, Пастернак-де неточно переводил, позволял себе вольности. Свидетельствую, что это злобная клевета. И происхождение этой лжи мне понятно. Могли изречь ее лишь те люди, кому Бог не дал поэтического таланта, кто не посвящен в таинства поэтической речи». Подобные слова трудно как-то комментировать, потому что и сам Пастернак говорил о «намеренной свободе, без которой не бывает приближения к большим вещам». Никакой, кстати, Америки он тут не открыл – такие заявления делались, еще начиная с Жуковского, и во времена Пастернака были уже банальными. Делал он и гораздо более эпатажные заявления, заставляющие вспомнить, что в молодости Пастернак принадлежал к футуристам, - возьмем, например, его заявление о том, что, переводя пьесы, он переводил не слова и фразы, а сцены и акты. Однако в таком случае получается уже не перевод, а пересказ, и не случайно немецкий режиссер Петер Штайн, поставивший в 1998 году «Гамлета» в Москве и хорошо знающий русский язык, заявил, что перевод Пастернака не имеет к подлинному «Гамлету» никакого отношения. На самом деле, конечно, имеет – по нему можно судить и о сюжете пьесы, и в какой-то степени обо всем остальном, но именно, что в какой-то степени. Тем не менее монолог «Быть или не быть» остался у всех на слуху именно в переводе Пастернака. Это не удивительно, поскольку и Смоктуновский, и Высоцкий (то есть два самых известных...
2. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 45. Размер: 87кб.
Часть текста: Пастернака есть некая грань, некий хронологический рубеж — это начало 40-х годов. Поэтика Пастернака, его манера, — а первые известные стихи Пастернака датированы 1912 годом — сначала довольно сильно отличаются от художественного почерка, который выработался у поэта во второй половине 40-х годов и господствовал уже до конца. Конечно, огромный для Пастернака и для истории русской поэзии период с 1912 года по 1940 — неоднороден. Но все же стихи этого периода представляют собой как бы единое качество по сравнению с более поздней поэзией Пастернака. Поэтому для удобства говорим: ранний Пастернак, до 40-х годов, и поздний Пастернак, хотя это условность, потому что в 40-м году поэту было 50 лет. Маленькая оговорка общего характера: при всех различиях между ранним и поздним Пастернаком, общность гораздо глубже и существеннее этих различий. Поэтому цельность поэтического мира Пастернака вообще ни у кого из серьезных критиков и литературоведов не вызывает сомнений. Думаю, что это будет следовать и из моих двух лекций. Сегодня я прочту лекцию о раннем Пастернаке, а в следующий раз — о позднем. Обе лекции посвящаются Лидии Корнеевне Чуковской. Вот одно из первых стихотворений Пастернака, как раз стихотворение 1912 года. Как бронзовой золой жаровень, Жуками сыплет сонный сад. Со мной, с моей свечою вровень Миры расцветшие висят. И, как в неслыханную веру, Я в эту ночь перехожу, Где тополь обветшало-серый Завесил лунную межу, Где пруд, как...
3. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 36. Размер: 135кб.
Часть текста: попался мне на гла­за, стоял на корточках за дачным забором: коричневый, голый до пояса, весь обожженный солнцем; он полол гряды на пологом, пустом, выжженном солнцем участке. Шофер притормозил, и я через опущенное стекло спросила, где дача Чуковского. Он вы­прямился, отряхивая землю с колен и ладоней, и, прежде чем объяснить нам дорогу, с таким жадным любопытством оглядел машину, шофера и меня, будто впервые в жизни увидал автомо­биль, таксиста и женщину. Гудя, объяснил. Потом бурно: «Вы, наверное, Лидия Корнеевна?» — «Да», — сказала я. Поблагода­рив, я велела шоферу ехать и только тогда, когда мы уже снова пересекли шоссе, догадалась: «Это был Пастернак! Явление при­роды, первобытность». 28/XL 46. В 2, как условились, меня принял Симонов. Снача­ла дал список поэтов, у которых надо добыть стихи не позже 15 де­кабря — по три от каждого — лирические и «без барабанного боя». — Я хочу сделать подборку: «в защиту лирики». В конце кон­цов двадцать поэтов вряд ли обругают, а если обругают, то редак­тора — что ж, пусть... Потом дал мне папку: — Сядьте в уголке и разберитесь в этих стихах — я уж совсем запутался. Я села в углу, за шкафами, где корректоры. Стала разбирать­ся. Отобрала кое-что получше. <...> 6/XIL 46. Пришла домой смертно усталая. <...> Пришла, по­лежала и решила обзвонить по телефону поэтов, от которых жур­нал ждет...
4. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 35. Размер: 93кб.
Часть текста: к самостоятельности и вера в свои силы. Она была очень способна к живописи, владела сильным рисунком и мечтала стать профессиональным художником. После окончания гимназии она решила продолжить образование и, поссорившись с отцом, который не соглашался ее отпустить, уехала из Могилева, где выросла, в Москву на Высшие женские курсы. После года занятий на физико-математическом отделении она заболела туберкулезом. Виноградный сезон в Крыму поставил ее на ноги, и мать перевезла ее в Петроград, куда перебралась к тому времени семья. Она вспоминала, как работала там курьером, а в свободное время занималась рисунком в училище Штиглица. Приехав в Москву, она поступила во ВХУТЕМАС, организованный после слияния Училища живописи и Строгановского училища. В начале 1921 года ее разыскал Михаил Штих, только что приехавший в Москву после двухлетних мытарств по Крыму, охваченному гражданской войной. "Мы очень быстро и крепко подружились, - вспоминал он в своих записках. - Я стал бывать по вечерам в ее комнате в большом доме на Рождественском бульваре. Подолгу говорили о жизни, об искусстве, я читал ей стихи, которые помнил в великом множестве, - Блока, Ахматову и, конечно, Пастернака". С помощью своего дяди, знаменитого врача Залманова, ему удалось поместить Женю на месяц в подмосковный санаторий в Пушкине. "И однажды, когда мы с Женей сидели на скамейке в санаторном лесу, я прочитал ей два моих стихотворения, увы, далеко не блестящих, которые были посвящены ей... Когда я кончил, Женя как-то погрустнела и сказала ласково и непреклонно: "Миша, мы с вами останемся друзьями. Вы меня поняли?.. " И мы остались друзьями. Только теперь наши встречи происходили чаще у нас, в Банковском. Женя очень подружилась с Шурой. А еще ей очень хотелось познакомиться с Борей, но их посещения все как-то не совпадали по времени". Как вспоминала Евгения Владимировна, они увиделись впервые на каком-то семейном вечере у Штихов. И вот однажды,...
5. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 34. Размер: 128кб.
Часть текста: жизни, и в первую очередь ее духовной основы. «Если Богу угодно будет и я не ошибаюсь, в России скоро будет яркая жизнь, захватывающе новый век и еще раньше, до наступленья этого благополучия в частной жизни и обиходе, — поразительное огромное, как при Толстом и Гоголе, искусство», — писал Пастернак летом 1944 года. Неожиданный отклик своим мыслям и надеждам Пастернак нашел в деятельности английской группы персоналистов, издававшей журнал «Transformation». Пастернак писал С. Н. Дурылину 29 июня 1945 года о радости обретения идеологической близости с этой группой: в них он увидел «поворот людей издали лицом друг к другу, который их ничем не связывает и не обременяет, но в каких-то высших целях, не исчерпываемых жизнью каждого в отдельности, одухотворяет пространство веяньем единенья, без которого нет бессмертия». «За последние два года я, поначалу отрицательными путями, из нападок (здешних) на себя узнал о существовании молодого английского направления непротивленцев (escapistes). Эти люди были на фронте и воевали, но считали, что писать и говорить о войне можно только как об абсолютном обоюдостороннем зле. Их другое литературное прозвище — персоналисты, личностники. <...> Они выпускают альманах Transformation, нечто среднее между „превращеньем“, „перерождением“ и „преображением“. Им пишут статьи мыслящие представители англиканской церкви. Они много места уделяют крупнейшим завершителям европейского символизма, Прусту, Рильке, Блоку. <...> Они зачислили меня в свое братство, поместили „Детство Люверс“ в 1-м альманахе, и их издательство анонсировало выпуск тома моей прозы, за которым последуют...

© 2000- NIV