Cлово "ПОЭТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПОЭТУ, ПОЭТОВ, ПОЭТА, ПОЭТОМ

1. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 99.
2. Финкель В.: Борис Пастернак. Трагедия великого поэта
Входимость: 60.
3. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 49.
4. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 42.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 41.
6. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 40.
7. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 39.
8. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
Входимость: 38.
9. Лекции: Борис Леонидович Пастернак (неизвестный автор)
Входимость: 38.
10. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 35.
11. Лихачев Д. С.: Борис Леонидович Пастернак
Входимость: 34.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
Входимость: 34.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 31.
14. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 31.
15. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 30.
16. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVII. В зеркалах: Цветаева
Входимость: 30.
17. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 29.
18. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Локс
Входимость: 29.
19. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Евтушенко
Входимость: 29.
20. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 28.
21. Захариева И.: Эротический сюжет в ранней лирике Бориса Пастернака
Входимость: 27.
22. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVI. В зеркалах: Маяковский
Входимость: 27.
23. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 27.
24. Сергеева-Клятис Анна: Поэма Б. Пастернака "905-й год" в советской журналистике и критике русского зарубежья
Входимость: 26.
25. Иванова Наталья: Пересекающиеся параллели - Борис Пастернак и Анна Ахматова
Входимость: 26.
26. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
Входимость: 26.
27. Биография (неизвестный автор, вариант 4)
Входимость: 25.
28. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 4)
Входимость: 24.
29. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 24.
30. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 23.
31. Каган Ю. М.: Об "Апеллесовой черте" Бориса Пастернака
Входимость: 23.
32. Ратгауз Герман: О переводах Бориса Пастернака
Входимость: 22.
33. Иванов Вячеслав: К истории поэтики Пастернака футуристического периода
Входимость: 21.
34. Кацис Леонид: Начальная пора
Входимость: 21.
35. Евтушенко Е.: Почерк, похожий на журавлей.
Входимость: 20.
36. Шаламов Варлам: Несколько замечаний к воспоминаниям Эренбурга о Пастернаке
Входимость: 20.
37. Карпенко Александр: Двойной портрет Пастернака и Мандельштама...
Входимость: 20.
38. Борис Пастернак: Женщины его боготворили (автор неизвестен)
Входимость: 20.
39. Халина Татьяна: Пастернак Борис Леонидович
Входимость: 20.
40. Биография (неизвестный автор, вариант 2)
Входимость: 20.
41. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
Входимость: 20.
42. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 19.
43. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Мария Гонта
Входимость: 19.
44. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 3)
Входимость: 19.
45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 19.
46. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 18.
47. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Ольга Петровская
Входимость: 17.
48. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 17.
49. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 17.
50. Дом - музей Бориса Пастернака в Переделкине
Входимость: 17.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 99. Размер: 113кб.
Часть текста: Нижнем Нов­городе, наконец, в Ростове, много лет был лектором, чтецом. Лектором он был прекрасным. В Нижнем Новгороде был известен своими лекциями-концертами о Борисе Пастернаке, за которые — в согласии с труд­ными пятидесятыми-шестидесятыми — был жестоко бит местной номенклатурой. Человек широких интересов, серьезно занимавшийся филосо­фией, семиотикой, герменевтикой, структурализмом, меломан, книгочей, был он фантастическим любителем поэзии, много знал и охотно делился своими знаниями с другими. В годы, когда имена Цветаевой, Ахмато­вой, Мандельштама, Пастернака были под негласным запретом, Вла­димир Георгиевич тщательно собирал, переписывал от руки и перепеча­тывал фактически нелегальные тексты. Будучи человеком совершенно не­карьерным, он так и не защитил диссертации, хотя материалов у него хватило бы на несколько серьезных исследовательских работ. В ходе своих занятий творчеством Бориса Пастернака он переписывался со многими выдающимися учеными и знатоками российской поэзии, среди них были Л. Гинзбург. А. Синявский, Л. Озеров и другие. Все они отнеслись к исследованиям В. Соломина более чем благосклонно. После кончины Владимира Георгиевича его литературным наследием...
2. Финкель В.: Борис Пастернак. Трагедия великого поэта
Входимость: 60. Размер: 28кб.
Часть текста: №53, 2006] Борис Пастернак. Трагедия великого поэта Душа моя, печальница […] Душа моя, скудельница[1] Борис Пастернак Когда вы говорите о рядовом поэте, принято привязывать его к стране. И, как правило, это мало о чем говорит. Но когда вы называете Великого Поэта, ситуация меняется. И потому, что это своего рода второе название страны — Страна Шекспира, страна Уитмена, страна Пушкина, — и потому, что это момент истины, когда, перешагивая через любые территориальные границы и рубежи, Великий Поэт расширяет поле своей родной страны, своего родного языка, и конструирует, создает, строит, «шьет» единое культурное пространство земного шара. Однако когда вы говорите, о Великом Поэте России, ко всему сказанному следует добавить еще одно и далеко не маловажное обстоятельство. Великий Поэт России — это как правило страдалец. Пушкин, Лермонтов застрелены на дуэли, будучи совсем молодыми людьми. Цветаева напрямую доведена до петли. Мандельштам уничтожен в Гулаге. И в этом ряду Пастернак еще «счастливец» — он, преследуемый своим милым отечеством, стремившимся предельно сократить ему жизнь, умер всё же в собственной постели. Сопоставьте с Мандельштамом, выброшенным, возможно, еще живым на...
3. Цветаева М.: Владимир Маяковский и Борис Пастернак
Входимость: 49. Размер: 49кб.
Часть текста: времен, племен, стран, наречий, лиц, проходящая через ее, силу, несущих, как река, теми или иными берегами, теми или иными небесами, тем или иным дном. (Иначе бы мы никогда не понимали Виллона, которого понимаем целиком, несмотря даже на чисто физическую непонятность иных слов. Именно возвращаемся в него, как в родную реку.) Итак, если я ставлю Пастернака и Маяковского рядом, — ставлю рядом, а не даю их вместе, — то не потому, что одного мало, не потому, что один в дpyгом нуждается, другого восполняет; повторяю, каждый полон до краев, и Россия каждым полна (и дана) до краев, и не только Россия, но и сама поэзия, — делаю я это, чтобы дважды явить то, что дай бог единожды в пятидесятилетие, здесь же в одно пятилетие дважды явлено природой: цельное полное чудо поэта. Ставлю я их рядом, потому что они сами в эпохе, во главе угла эпохи, рядом стали и останутся... Пастернак и Маяковский сверстники. Оба москвичи. Маяковский по росту, а Пастернак по рождению. Оба в стихи пришли из другого, Маяковский из живописи, Пастернак из музыки. Оба в свое принесли другое: Маяковский «хищный глазомер простого столяра». Пастернак — всю несказанность. Оба пришли обогащенные. Оба нашли себя не сразу, оба в стихах нашли себя окончательно. (Попутная мысль: лучше найти себя не сразу в другом, чем в своем. Поплутать в чужом и обрести себя в родном. Так, по крайней мере, обойдешься без «попыток».) Irrjahre[1] обоих кончились рано. Но к стихам Маяковский пришел еще из революции, и неизвестно из чего больше. Из революционной деятельности. Шестнадцати лет он уже сидел в тюрьме. «Это не заслуга». — Но показатель. Для поэта не заслуга, но для человека показатель. Для этого же поэта — и заслуга: начал с платежа. Поэтический облик каждого сложился и сказался рано. Маяковский начал с явления себя миру: с показа, с громогласия. Пастернак, — но кто скажет начало Пастернака? О нем так долго никто ничего...
4. Гаспаров М. Л., Поливанов К. М.: Борис Пастернак с лета 1913 до лета 1914: год самоопределения
Входимость: 42. Размер: 84кб.
Часть текста: самоопределении автора – только после нее он начинает говорить о своих литературных занятиях как о профессии. Окончив философское отделение историко-филологического факультета Московского университета весной 1913, Пастернак должен был определить для себя круг своих дальнейших занятий. Лето, проведенное на снимаемой родителями даче, было отдано размышлениям о предстоящем выборе профессионального пути. Этим летом он впервые пишет стихи не вдохновенными урывками, а повседневно, упорно и сосредоточенно – как потом будет всю жизнь. Осенью работа продолжается. После выхода книги Пастернак уже во многом совершенно иначе обозначает свою литературную позицию, соотносит свои представления с реакцией критики и окружающих на «Близнеца в тучах». Чтобы лучше представить себе этот момент осознания Пастернаком своего профессионального призвания (вспомним, что до этого он последовательно отказывался сперва от музыкального, затем от философского поприща), постараемся пристальнее рассмотреть обстоятельства его жизни в 1913–1914 гг., его личные и литературные контакты, круг чтения. Картину этого года нам позволяют восстановить письма Пастернака к родителям, К. Г. Локсу, А. Л. Штиху, С. П. Боброву, С. Н. Дурылину [1] . Обстоятельства своей жизни Пастернак дважды описывал в автобиографических произведениях: «Охранной грамоте» (1928–1930) и «Людях и положениях» (1956). Существенно дополняют наши представления мемуары Боброва [2] и Локса [3] . Наконец, представить этот период жизни Пастернака в ряду других этапов его биографии помогает книга Е. Б. и Е. В. Пастернаков «Жизнь Бориса Пастернака» (2-е изд. СПб., 2004). Литературный опыт Пастернак пробовал писать прозу и стихи, видимо, с 1908 или 1909 г. Периодически ему доводилось читать свои стихи знакомым и друзьям. По его позднейшим воспоминаниям, первым благожелательным откликом стал отзыв поэта и...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 41. Размер: 70кб.
Часть текста: сопри­косновения с современной поэзией. Этим я во многом обязан мо­ему старшему брату Борису1, который направлял меня и многое в поэзии сам уже знал. От него я услышал и о первых двух книгах Бориса Леонидовича «Близнец в тучах» и «Поверх барьеров». Я еще плохо в них разбирался, это был слишком новый стиль в поэзии, к которому надо было привыкнуть и входить в него. Держась в отдалении в Доме печати, я присматривался и прислушивался к Пастернаку и тем временем как-то привыкал к нему. Он был какой-то особенный, ни на кого не похожий, в разговоре сумбурный, сыпал метафорами, перескакивал с од­ного образа на другой, что-то бубнил, гудел и всегда улыбался. Помню, как сейчас, его сидящим на диване рядом с женой. Воз­ле них свободные места никем не заняты, полукругом перед ни­ми стоит молодежь, и Пастернак ведет разговор, шумно отвечает на вопросы. Сидящая рядом Женечка, с большой копной тем­ных вьющихся волос, иногда участвует в разговоре и тоже улы­бается. 23 ноября 1923 Вечером собрались у Анисимовых, в Мертвом переулке, во дворе, на втором этаже деревянного домика. Туда меня пригла­сил поэт Петр Зайцев2. Я вошел в комнату. На матраце, лежащем на полу, без обивки и без ножек, из которого кверху торчали об­наженные пружины, на самом краешке деревянной рамы сидели Борис Леонидович Пастернак и поэт Петр Никанорович Зайцев. Юлиан Павлович Анисимов сидел против них прямо на полу, по-турецки поджав ноги. На одном стуле сидел писатель Сергей Сер­геевич Заяицкий3, на второй, еще свободный, трехногий, сел я с риском свалиться на пол. В комнате, кроме матраца и стульев, другой мебели не было, на стене висели старинные рисунки, а в углу лежали книги. Это было время, когда после Октябрьской революции, про­летевшей как буря и...

© 2000- NIV