Cлово "ПЕРЕД"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПЕРЕДУ, ПЕРЕДАМ, ПЕРЕДА, ПЕРЕДЕ

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 21.
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 20.
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 19.
4. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 18.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 18.
6. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 17.
7. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 17.
8. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 14)
Входимость: 16.
9. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 15.
10. Есипов Валерий: Варлам Шаламов и Борис Пастернак - Искусство как подъем в высоту
Входимость: 14.
11. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 14.
12. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 14.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 13.
14. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 12.
15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 12.
16. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 12.
17. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 3)
Входимость: 11.
18. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 11.
19. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VI. Занятья философией
Входимость: 11.
20. Соломин Владимир: Собеседник сердца (этюды о Пастернаке)
Входимость: 11.
21. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 3)
Входимость: 11.
22. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
Входимость: 10.
23. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика толстовства
Входимость: 10.
24. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 10.
25. Лекции: Борис Леонидович Пастернак (неизвестный автор)
Входимость: 10.
26. Левин М. Л.: Презумпция невиновности
Входимость: 10.
27. Пастернак Е.: Хроника прошедших лет
Входимость: 10.
28. Борисов В. М.: Река, распахнутая настежь
Входимость: 10.
29. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 9.
30. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 4)
Входимость: 9.
31. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIX. 1935. Нетворческий кризис
Входимость: 9.
32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Константин Локс
Входимость: 9.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
Входимость: 9.
34. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 5)
Входимость: 9.
35. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 9, страница 2)
Входимость: 9.
36. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 9.
37. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXX. Переделкино
Входимость: 9.
38. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Сыночек бледный
Входимость: 8.
39. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Михаил Поливанов
Входимость: 8.
40. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава шестая
Входимость: 8.
41. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVI. Чистополь
Входимость: 8.
42. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 8.
43. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
Входимость: 8.
44. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLI. Шестое рождение
Входимость: 8.
45. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Любовь
Входимость: 8.
46. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVII. "Зарево". Победа
Входимость: 8.
47. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVI. В зеркалах: Ахматова
Входимость: 8.
48. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 8.
49. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Во всю ширину плаща
Входимость: 7.
50. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIV. В тон времени
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 21. Размер: 91кб.
Часть текста: пугал и настораживал. Недавно из города ушли белые, сдав его красным. Кончились обстрелы, кровопролитие, военные тревоги. Это тоже пугало и настораживало, как уход зимы и прирост весеннего дня. Извещения, которые при свете удлинившегося дня читали уличные прохожие, гласили: "К сведению населения. Рабочие книжки для состоятельных получаются за 50 рублей штука в Продотделе Юрсовета, Октябрьская, бывшая Генералгубернаторская, 5, комната 137. Неимение рабочей книжки или неправильное, а тем более лживое ведение записей карается по всем строгостям военного времени. 1 очная инструкция к пользованию рабочими книжками распубликована в И. Ю. И. К. № 86 (1013) текущего года и вывешена в Продотделе Юрсовета, комната 137". В другом объявлении сообщалось о достаточности имеющихся в городе продовольственных запасов, которые якобы только прячет буржуазия, чтобы дезорганизовать распределение и посеять хаос в продовольственном деле. Объявление кончалось словами: "Уличенные в хранении и сокрытии продовольственных запасов расстреливаются на месте". Третье объявление предлагало: "В интересах правильной постановки продовольственного дела непринадлежащие к эксплуататорским элементам объединяются в потребительские коммуны. О подробностях справиться в Продотделе Юрсовета, Октябрьская, бывшая Генералгубернаторская, 5, комната 137". Военных предупреждали: "Несдавшие оружие или носящие без соответствующего разрешения нового образца преследуются по всей строгости закона. Разрешения обмениваются в Юрревкоме, Октябрьская, 6, комната 63". 2 К группе читавших подошел исхудалый, давно не мывшийся и оттого казавшийся смуглым человек одичалого вида с котомкой за плечами и палкой. В сильно отросших его волосах еще не было седины, а темнорусая борода, которою он оброс, стала седеть. Это был доктор Юрий Андреевич Живаго. Шубу, наверное, давно сняли с него дорогою, или он сбыл ее в обмен на пищу. Он был в ...
2. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 20. Размер: 94кб.
Часть текста: можно будет испросить полоску под Москвой, развести огород. А как продержаться в промежутке, ты не советуешь. Между тем это самое интересное, вот что именно желательно было бы услышать. - Абсолютный бред, - поддержал дочь Александр Александрович. - Хорошо, я сдаюсь, - соглашался Юрий Андреевич. - Меня останавливает только полная неизвестность. Мы пускаемся, зажмурив глаза, неведомо куда, не имея о месте ни малейшего представления. Из трех человек, живших в Варыкине, двух, мамы и бабушки, нет в живых, а третий, дедушка Крюгер, если он только и жив, в заложниках и за решеткой. В последний год войны он что-то проделал с лесами и заводом, для видимости продал какому-то подставному лицу или банку или на кого-то условно переписал. Что мы знаем об этой сделке? Чьи это теперь земли, не в смысле собственности, пропади она пропадом, а кто за них отвечает? За каким они ведомством? Рубят ли лес? Работают ли заводы? Наконец, какая там власть, и какая будет, пока мы туда доберемся? Для вас якорь спасения в Микулицыне, имя которого вы так любите повторять. Но кто вам сказал, что этот старый управляющий жив и по-прежнему в Варыкине? Да и что мы знаем о нем, кроме того, что дедушка с трудом выговаривал эту фамилию, отчего мы ее и запомнили? Однако к чему спорить? Вы решили ехать. Я присоединяюсь. Надо выяснить, как это теперь делают. Нечего откладывать. 2 Для того чтобы об этом справиться, Юрий Андреевич пошел на Ярославский вокзал. Поток уезжающих сдерживали мостки с перилами, протянутые через залы, на каменных полах которых лежали люди в серых шинелях, ворочались с боку на бок, кашляли и сплевывали, а когда заговаривали друг с другом, то каждый раз...
3. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 19. Размер: 85кб.
Часть текста: же самый класс, в которых училась Надя Кологривова. У мадам Гишар были от мужа сбережения в бумагах, которые раньше поднимались, а теперь стали падать. Чтобы приостановить таяние своих средств и не сидеть сложа руки, мадам Гишар купила небольшое дело, швейную мастерскую Левицкой близ Триумфальных ворот у наследников портнихи, с правом сохранения старой фирмы, с кругом ее прежних заказчиц и всеми модистками и ученицами. Мадам Гишар сделала это по совету адвоката Комаровского, друга своего мужа и своей собственной опоры, хладнокровного дельца, знавшего деловую жизнь в России как свои пять пальцев. С ним она списалась насчет переезда, он встречал их на вокзале, он повез через всю Москву в меблированные комнаты "Черногория" в Оружейном переулке, где снял для них номер, он же уговорил отдать Родю в корпус, а Лару в гимназию, которую он порекомендовал, и он же невнимательно шутил с мальчиком и заглядывался на девочку так, что она краснела. 2 Перед тем как переселиться в небольшую квартиру в три комнаты, находившуюся при мастерской, они около месяца прожили в "Черногории". Это были самые ужасные места Москвы, лихачи и притоны, целые улицы, отданные разврату, трущобы "погибших созданий". Детей не удивляла грязь в номерах, клопы, убожество меблировки. После смерти отца мать жила в вечном страхе обнищания. Родя и Лара привыкли слышать, что они на краю гибели. Они понимали, что они не дети улицы, но в них глубоко сидела робость перед богатыми, как у питомцев сиротских домов. Живой пример этого страха подавала им мать. Амалия Карловна была "полная блондинка лет тридцати пяти, у которой сердечные припадки сменялись припадками глупости. Она была страшная трусиха и смертельно боялась мужчин. Именно поэтому она с перепугу...
4. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
Входимость: 18. Размер: 123кб.
Часть текста: никогда не видел человека, воспитанного в таком глупом, по-детски бездеятельном ослепляющем эгоизме, как она». Зависимость от быта в его кругу считалась постыдной, и не в одной житейской прозе было дело: они с Женей Лурье метнулись друг к другу в трудное время, от обоюдного одиночества. Пастернак в двадцатые годы,— хотя этот свой период он оценивал сдержанно,— колоссально вырос; эпичность появилась не только в его литературной манере, но и в подходе к истории. Он мечтал о большой, серьезной, «настоящей» работе — но в сорок лет продолжал жить, как юноша: неприкаянно, неустроенно и тесно. Он все чаще называет сделанное им «ерундой», «черновиками», «попытками». Как всякая настоящая любовь, встреча Пастернака с Зинаидой Николаевной готовится долго, путем проб, ошибок и Репетиций. Таких романных «подготовок» потом множество будет в «Докторе Живаго», где судьба сводит влюбленных с шестой, кажется, попытки. С семьей Нейгаузов Пастернак должен был познакомиться еще в самом начале двадцатых, когда Генрих (Гарри), замечательный киевский пианист, только что переехал в Москву. Год спустя, когда Нейгауз устроился на новом месте, к нему присоединилась и жена — очень красивая киевлянка, полуитальянка по матери, с матово-смуглой кожей и большими карими глазами. Частые романные совпадения в те времена объясняются просто: вся московская творческая интеллигенция была хоть шапочно, но знакома. Ученица Нейгауза Елизавета Тубина в 1920 году вышла замуж за Якова Черняка, упоминавшегося выше молодого критика. Черняк все порывался приблизить Пастернака к современности, вовлечь в общественную жизнь,— поэт был на восемь лет старше, однако благодарил за «политическое воспитание». Черняк познакомил Пастернака с молодой женой, а та...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 18. Размер: 135кб.
Часть текста: на корточках за дачным забором: коричневый, голый до пояса, весь обожженный солнцем; он полол гряды на пологом, пустом, выжженном солнцем участке. Шофер притормозил, и я через опущенное стекло спросила, где дача Чуковского. Он вы­прямился, отряхивая землю с колен и ладоней, и, прежде чем объяснить нам дорогу, с таким жадным любопытством оглядел машину, шофера и меня, будто впервые в жизни увидал автомо­биль, таксиста и женщину. Гудя, объяснил. Потом бурно: «Вы, наверное, Лидия Корнеевна?» — «Да», — сказала я. Поблагода­рив, я велела шоферу ехать и только тогда, когда мы уже снова пересекли шоссе, догадалась: «Это был Пастернак! Явление при­роды, первобытность». 28/XL 46. В 2, как условились, меня принял Симонов. Снача­ла дал список поэтов, у которых надо добыть стихи не позже 15 де­кабря — по три от каждого — лирические и «без барабанного боя». — Я хочу сделать подборку: «в защиту лирики». В конце кон­цов двадцать поэтов вряд ли обругают, а если обругают, то редак­тора — что ж, пусть... Потом дал мне папку: — Сядьте в уголке и разберитесь в этих стихах — я уж совсем запутался. Я села в углу, за шкафами, где корректоры. Стала разбирать­ся. Отобрала кое-что получше. <...> 6/XIL 46. Пришла домой смертно усталая. <...> Пришла, по­лежала и решила обзвонить по телефону поэтов, от которых жур­нал ждет стихов для лирической подборки. Начала, конечно, с Пастернака, ожидая радость. А дождалась другого. Оказывается, Симонов обещал Борису...

© 2000- NIV