• Наши партнеры
    Eurodsp.ru - В Москве кухонные фасады из мдф евроДСП калькулятор!
  • Cлово "МАНДЕЛЬШТАМ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: МАНДЕЛЬШТАМА, МАНДЕЛЬШТАМУ, МАНДЕЛЬШТАМЕ, МАНДЕЛЬШТАМОМ

    1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
    Входимость: 160. Размер: 75кб.
    2. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
    Входимость: 60. Размер: 33кб.
    3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
    Входимость: 29. Размер: 119кб.
    4. Карпенко Александр: Двойной портрет Пастернака и Мандельштама...
    Входимость: 24. Размер: 11кб.
    5. Разомкнутый любовный треугольник: Пастернак - Сталин - Катаев (автор неизвестен)
    Входимость: 21. Размер: 17кб.
    6. Быков Дмитрий: Сын сапожника и сын художника
    Входимость: 18. Размер: 90кб.
    7. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
    Входимость: 14. Размер: 87кб.
    8. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
    Входимость: 13. Размер: 159кб.
    9. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
    Входимость: 12. Размер: 53кб.
    10. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 5)
    Входимость: 12. Размер: 77кб.
    11. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На теплоходе музыка играет
    Входимость: 12. Размер: 44кб.
    12. Левин М. Л.: Презумпция невиновности
    Входимость: 12. Размер: 47кб.
    13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эмма Герштейн
    Входимость: 10. Размер: 49кб.
    14. Иванова Наталья: Пересекающиеся параллели - Борис Пастернак и Анна Ахматова
    Входимость: 10. Размер: 57кб.
    15. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XLVI. В зеркалах: Ахматова
    Входимость: 10. Размер: 41кб.
    16. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Как развивались события
    Входимость: 10. Размер: 20кб.
    17. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
    Входимость: 9. Размер: 76кб.
    18. Мунц Елена: "Мне хотелось воплотить жизнелюбие Пастернака, его жажду жизни" (интервью)
    Входимость: 8. Размер: 10кб.
    19. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXIII. "Второе рождение"
    Входимость: 7. Размер: 27кб.
    20. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава IX. "Сестра моя жизнь"
    Входимость: 6. Размер: 49кб.
    21. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
    Входимость: 6. Размер: 93кб.
    22. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VIII. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
    Входимость: 6. Размер: 67кб.
    23. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лев Горнунг
    Входимость: 5. Размер: 70кб.
    24. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эдуард Бабаев
    Входимость: 5. Размер: 31кб.
    25. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 1)
    Входимость: 5. Размер: 28кб.
    26. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава V. "Сердарда"
    Входимость: 5. Размер: 38кб.
    27. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXII. Зинаида Николаевна
    Входимость: 4. Размер: 123кб.
    28. Сарнов Бенедикт: Диалог продолжается
    Входимость: 4. Размер: 25кб.
    29. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава III. Влюбленность
    Входимость: 4. Размер: 24кб.
    30. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Основные даты жизни и творчества Бориса Пастернака
    Входимость: 4. Размер: 26кб.
    31. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVII. В зеркалах: Цветаева
    Входимость: 4. Размер: 41кб.
    32. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Евгений Пастернак
    Входимость: 4. Размер: 107кб.
    33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Варлам Шаламов
    Входимость: 4. Размер: 70кб.
    34. Клинг О.: Борис Пастернак и символизм
    Входимость: 3. Размер: 94кб.
    35. Шаламов Варлам: Пастернак
    Входимость: 3. Размер: 72кб.
    36. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIV. 1923—1925
    Входимость: 3. Размер: 65кб.
    37. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава VII. Очерк пути
    Входимость: 3. Размер: 38кб.
    38. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXII. "Гамлет". Театр террора
    Входимость: 3. Размер: 41кб.
    39. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке
    Входимость: 3. Размер: 47кб.
    40. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
    Входимость: 3. Размер: 44кб.
    41. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXV. В это время
    Входимость: 3. Размер: 30кб.
    42. Милош Чеслав: Трезво о Пастернаке
    Входимость: 3. Размер: 22кб.
    43. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
    Входимость: 3. Размер: 56кб.
    44. Борис Пастернак: Женщины его боготворили (автор неизвестен)
    Входимость: 3. Размер: 30кб.
    45. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XII. 1923—1928. "Высокая болезнь". Хроника мутного времени
    Входимость: 3. Размер: 47кб.
    46. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Список источников
    Входимость: 3. Размер: 11кб.
    47. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Александр Гладков
    Входимость: 3. Размер: 63кб.
    48. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
    Входимость: 3. Размер: 88кб.
    49. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 5)
    Входимость: 3. Размер: 21кб.
    50. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Валентин Берестов
    Входимость: 3. Размер: 21кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVI. В зеркалах: Мандельштам
    Входимость: 160. Размер: 75кб.
    Часть текста: деле легко определить при помощи этих трех дихотомий: два наиболее выраженных варианта — «Чай, собака, Пастернак» и «Кофе, кошка, Мандельштам» — во всем противостоят друг другу. Пастернак и Мандельштам — особенно в тридцатые годы — являют собою выраженные, наглядные противоположности. И это при том, что во множестве перечней, в списках симпатий и антипатий, в разносных или восторженных контекстах — их имена стоят рядом, намертво спаянные общностью времени, друзей, связей, эпохи и даже судьбы. Вечный удачник Пастернак и хронический неудачник Мандельштам не избежали Голгофы — каждый своей; конечно, никто не сравнивает лагерной бани, в которой умер Мандельштам, с переделкинской дачей, на которой умер Пастернак,— но убили-то обоих. Для одних устойчивый союз «Мандельштам и Пастернак» означал все чуждое в искусстве: заумь, выпендреж, снобизм. Существовали даже термины — «мандельштамп» и «пастернакипь», которыми обозначалось эпигонство. Для других «Мандельштам и Пастернак» — две непременно соседствующие фотографии под стеклом на столе, два синих тома «Библиотеки поэта». Любовь к Мандельштаму и Пастернаку равно считалась знаком фронды. Некоторые даже умудрялись обоим подражать. Пастернак и Мандельштам превратились в интеллигентском сознании семидесятых не то в Розенкранца и Гильденстерна, не то в Глазенапа и Бутенопа. 2 Надежда Мандельштам называла их антиподами. Основание для разделения — укорененность Пастернака в быту и принципиальная безбытность Мандельштама, врожденное право Пастернака на Москву и мандельштамовское бездомье, надежды Пастернака на гармоническое сосуществование с собратьями по перу и с государством и мандельштамовский разрыв с официальной литературой и властями. Такое разделение не просто субъективно — оно, увы, поверхностно, как многие из хлестких характеристик в...
    2. Вишневецкий Иззи: Сталин и Пастернак
    Входимость: 60. Размер: 33кб.
    Часть текста: пишет: "Тот телефонный разговор теперь уже стал легендой. Не только в том смысле, что оброс множеством слухов, самых разнообразных пересказов, версий и интерпретаций, а в самом прямом, буквальном. Как всякая легенда, он стал источником не только мемуарных, исторических и квазиисторических, но и чисто художественных откликов и толкований". В ноябре 1933 О. Мандельштам написал небольшое стихотворение: Мы живем, под собою не чуя страны, Наши речи за десять шагов не слышны, А где хватит на полразговорца - Там помянут кремлевского горца. Его толстые пальцы, как черви, жирны, А слова, как пудовые гири, верны. Тараканьи смеются усища И сияют его голенища. А вокруг его сброд тонкошеих вождей, Он играет услугами полулюдей. Кто мяучит, кто плачет, кто хнычет, Лишь один он бабачит и тычет. Как подковы кует за указом указ - Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз. Что ни казнь у него, - то малина, И широкая грудь осетина. Мандельштам стал читать это стихотворение друзьям, приятелям и знакомым. Как писала Надежда Мандельштам, Илья Эренбург не признавал стихов о Сталине, называя их "стишками", и случайными в творчестве О. Мандельштама. "Еще резче выразился Б. Л. Пастернак. Выслушав стихотворение из уст автора, он просто отказался обсуждать его достоинства и недостатки: "То, что вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства, которого я не одобряю и в котором не хочу принимать участия. Вы мне ничего не читали, я ничего...
    3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин
    Входимость: 29. Размер: 119кб.
    Часть текста: Глава XXVIII. В зеркалах: Сталин 1 Иногда кажется, что их было несколько. Один человек не мог просматривать все тексты, представленные на премию его имени, следить за выступлениями и публикациями ведущих советских писателей, читать протоколы их допросов и обзванивать по ночам тех, кого пока не допрашивали. И все это в нелегкое время — тут тебе и индустриализация, и коллективизация, и Большой Террор, и кадровая чехарда; и промышленностью поруководи, и курсантам речь скажи, и с хлопкоробами сфотографируйся! Казалось бы — где тут заниматься литературой? Хоть ее бы, голубушку, пустить на самотек! Но советским писателям повезло. Их судьбы зависели от эстета. Он был человек непростой. Дураками были те, кто изображал его дураком, страдающим запорами. Мало ли кто чем страдает. У каждого второго писателя геморрой, и ничего, общаются с богами. Он отлично понимал, что от любой эпохи остается в конце концов не индустриализация-коллективизация, а настоящая литература; забота о бессмертии состоит в заботе о прекрасном. Что такое индустриализация и коллективизация? Все это для народа, а народ помрет, и из него лопух будет расти. И потому он мог...
    4. Карпенко Александр: Двойной портрет Пастернака и Мандельштама...
    Входимость: 24. Размер: 11кб.
    Часть текста: поэта страны, доставшийся ему «по наследству» после ухода Есенина и Маяковского. Он, интеллигент до мозга костей, чувствовал, что «некрасиво быть знаменитым» у людей, не понимающих его творчества. Я не думаю, что для него это был вопрос выживания. Он, возможно, хотел больше соответствовать своему статусу, тяготел к неоклассицизму. Поэтому движение от сложного к простому было взаимным: так же развивалось и время, и поэт незазорно и непроизвольно стремился быть конгениальным своему времени. Вместе с тем, никакие веления времени не могут заставить человека измениться, если сам он того не желает. «Мыслящий тростник» не обязан «прогибаться под изменчивый мир». Скажем, на Макса Волошина революция и НЭП вообще никак не повлияли. Но это ничуть не свидетельствует о толстокожести и равнодушии писателя. Просто на одних перемена декораций действует как обухом по голове, а на других - вообще никак не действует. Осип Мандельштам, в отличие от Пастернака, как-то моментально стал после революции изгоем, и здесь, конечно, «виноваты», прежде всего, личностные качества поэта. Обидчивый и ранимый, он легко находил врагов. Вспыхивал как спичка, из-за любого пустяка. Был драчливее Есенина: мог наброситься на собеседника в совершенно трезвом состоянии, и было сложно объяснить причину столь агрессивного поведения известного поэта. По правде говоря, и писатели, в большинстве своём, относились к нему не лучше. Это уже были другие писатели: в моду входил тип писателя-чекиста. Конечно, сам Осип не был белым и пушистым. Написав своё знаменитое антисталинское стихотворение «Мы живём, под собою не чуя страны…», он зачем-то стал читать его всем знакомым поэтам подряд, прекрасно понимая, что тем самым ставит их под удар. И потом это вернётся к нему бумерангом. Когда Сталин позвонит Пастернаку и напрямик...
    5. Разомкнутый любовный треугольник: Пастернак - Сталин - Катаев (автор неизвестен)
    Входимость: 21. Размер: 17кб.
    Часть текста: настоящего разведчика - лучше знать да молчать, чем знать да болтать.        Валентин Катаев, «Сын полка» Валентин Петрович Катаев и Борис Леонидович Пастернак очень по-разному относились к Иосифу Виссарионовичу Сталину. Валентин Петрович считал Сталина погибелью и вурдалаком, и потому норовил держаться от него подальше. Борис Леонидович, напротив, «бредил Сталиным» (по выражению Надежды Мандельштам), признавался ему в любви и страстно хотел говорить с ним о жизни и смерти. Но прихотливый великий вождь, как это часто бывает, отнесся к обоим литераторам прямо противоположным их чаяниям образом, а именно: Катаев с ним встречаться и говорить не хотел, а вот он с Катаевым однажды встретиться пожелал (безуспешно: Катаев прехитро уклонился); Пастернак, напротив, сам просил его о встрече, чтобы поговорить о смысле жизни, но тут уж встречи не пожелал Иосиф Виссарионович. Чему следуют пункты. О том, как Сталин пожелал видеть Катаева и усадить его за свой стол, а Катаев хитроумно от того уклонился (притворившись пьяным, как явствует из сюжета и комментариев к нему), и о том, почему он это сделал, дошло следующее воспоминание (Несвятой Валентин // МК. 18. 02. 2002 [Дмитрий Гусев]): «С властью Валентин Петрович старался не соприкасаться. Он полагал, что многие люди гибнут оттого, что устремились чересчур высоко. Мол, чем дальше от Кремля, тем спокойней. П[авел]. В[алентинович Катаев, сын]. :“Позднее...

    © 2000- NIV