Cлово "ЗУБ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗУБЫ, ЗУБАМИ, ЗУБАМ, ЗУБАХ

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава III. Влюбленность
Входимость: 7.
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 5.
3. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Во всю ширину плаща
Входимость: 4.
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 3.
5. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава L. Прощание
Входимость: 3.
6. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 8)
Входимость: 3.
7. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 15)
Входимость: 3.
8. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 3.
9. Борис Пастернак. Детство Люверс
Входимость: 3.
10. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Несыгранный Гамлет
Входимость: 2.
11. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 3, страница 3)
Входимость: 2.
12. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Земляничные поляны имени Лили Брик
Входимость: 2.
13. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Анатолий Тарасенков
Входимость: 2.
14. Пространство
Входимость: 2.
15. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Татьяна Толстая
Входимость: 2.
16. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава X. 1918—1921. "Детство Люверс". "Темы и вариации"
Входимость: 2.
17. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 12)
Входимость: 2.
18. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 5)
Входимость: 2.
19. Лейтенант Шмидт
Входимость: 2.
20. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Николай Любимов
Входимость: 2.
21. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 2.
22. Разрыв
Входимость: 2.
23. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Литературоведы по праву рождения
Входимость: 2.
24. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 4)
Входимость: 2.
25. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава вторая
Входимость: 2.
26. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Андрей Вознесенский
Входимость: 2.
27. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На теплоходе музыка играет
Входимость: 2.
28. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 3)
Входимость: 2.
29. Сарнов Бенедикт: Диалог продолжается
Входимость: 1.
30. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 5)
Входимость: 1.
31. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 1.
32. Зарево
Входимость: 1.
33. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эдуард Бабаев
Входимость: 1.
34. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
Входимость: 1.
35. Борис Пастернак (психологический портрет)
Входимость: 1.
36. Безвременно умершему
Входимость: 1.
37. Муза девятьсот девятого
Входимость: 1.
38. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 5, страница 3)
Входимость: 1.
39. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 1.
40. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 4, страница 4)
Входимость: 1.
41. Шаламов Варлам: Пастернак
Входимость: 1.
42. Борис Пастернак на Урале (отрывок из книги: Борис Пастернак - участь и предназначение )
Входимость: 1.
43. Мемориальный музей Бориса Пастернака в г. Чистополь
Входимость: 1.
44. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Эмма Герштейн
Входимость: 1.
45. Борис Пастернак и Ольга Ивинская (автор неизвестен)
Входимость: 1.
46. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 1.
47. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Правила сервировки независимости
Входимость: 1.
48. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 3)
Входимость: 1.
49. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 1.
50. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 16)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава III. Влюбленность
Входимость: 7. Размер: 24кб.
Часть текста: что сказано в русской прозе о переходном возрасте. «На свете есть так называемое возвышенное отношенье к женщине. Я скажу о нем несколько слов. Есть необозримый круг явлений, вызывающих самоубийства в отрочестве. Есть круг ошибок младенческого воображенья, детских извращений, юношеских голодовок, круг Крейцеровых сонат и сонат, пишущихся против Крейцеровых сонат. Я побывал в этом кругу и в нем позорно долго пробыл. Что же это такое? Он истерзывает, и, кроме вреда, от него ничего не бывает. И, однако, освобожденья от него никогда не будет. Все входящие людьми в историю всегда будут проходить через него, потому что эти сонаты, являющиеся преддверьем к единственно полной нравственной свободе, пишут не Толстые и Ведекинды, а их руками — сама природа. И только в их взаимопротиворечьи — полнота ее замысла». «Позорно-долгое» пребыванье Пастернака в кругу отроческих проблем, извращений и видений объясняется не только тем, что он действительно созревал долго (в некотором смысле отрочество осталось с ним до конца — он так и не остановился в росте, не обрел окончательной уверенности в своей неотразимой правоте, сознательно не торопил зрелости — и выгадал творческое долголетье). Дело еще и в том, что сам он в разговорах с Зинаидой Нейгауз и потом с Ольгой Ивинской ...
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Елизавета Черняк
Входимость: 5. Размер: 51кб.
Часть текста: воспоминаний Для него каждое слово было образом, и ум его свободно играл со звездами. Рокуэлл Кент. «Курс Nby Е» Сегодня я прочла в статье Альбера Камю слова «великий Пас­тернак»1. И хотя всю жизнь Пастернак был для меня человеком не­обыкновенным, камертоном, по которому я старалась настроить свой душевный лад, мне как-то трудно думать о нем как о «вели­ком». Близкая дружба Яши и Б. Л. в молодости и частые встречи с ним в десятилетие 1922—1932 сделали его для меня «Боречкой». Очень трудно писать о «великом» человеке, очень ответственно. Боюсь, что я этого не смогу. Постараюсь писать о «Боречке», как мне этого давно хотелось. Еще подтолкнул меня в этом направле­нии один милый юноша, который говорил мне, что все важно знать о Б. Л. Даже то, что у него часто болели зубы. Попробую. Всю жизнь у Яши была склонность увлекаться каким-нибудь одним человеком. Яша начинал его идеализировать, считал Учи­телем (с большой буквы). Первый его кумир был Маяковский. Яша был одержим его поэзией. Встретившись с ним в жизни, он отнесся к нему восторженно. Смерть Маяковского потрясла Яшу глубоко. Но Учителем Маяковский для него не стал. Разве что в поэзии. Затем было несколько людей незначительных — ошиб­ки Яши. Среди них Натан Венгеров, человек талантливый и ум­ный, но мелкий. Затем в Яшиной жизни появился человек, несо­мненно оказавший на него величайшее влияние, сформировав­ший его ум и душу, определивший ход его жизни, — это Михаил Осипович Гершензон. Но о нем надо сказать отдельно. Если могу, если успею, сделаю это обязательно. Но вот в 1922 году (может быть, в конце 1921-го) Яше попа­ли в...
3. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Во всю ширину плаща
Входимость: 4. Размер: 37кб.
Часть текста: под собою расстелем. Борис Пастернак «…после потрясшей меня смерти Адика мне казались близкие отношения кощунственными… » Борис Пастернак. Второе рождение. Письма к З. Н. Пастернак. З. Н. Пастернак. Воспоминания. Стр. 340. Борису Леонидовичу в год смерти пасынка было 55 лет. Он познакомился с Ольгой Ивинской через год, в 1946 году. «Пастернак был поэтом, а не моралистом, и не стремился к святости. В „Докторе Живаго“ он пишет: „безнравственно только лишнее“. Совесть его была спокойна: для него шла речь о необходимом». СОКОЛОВ Б. Кто вы, доктор Живаго? Стр. 185. Итак, речь идет об Ольге Ивинской – о «необходимом». Шевелящиеся в уплотненном – теснее постели – и темном коробе автомобиля, везущего их впервые вместе на домашний вечер к Юдиной, Пастернак и Ивинская – вот когда был ИХ момент, тот, когда у них произошло «все». После этого их уже несло течением, мощным потоком, решать ничего было не надо. У нее были бесспорно сияющие глаза, бесспорно светлая, манящая в темноте кожа, бесспорно рот открывался летящим движением губ, возбуждение ее было полновесным, ненатужным, сила любви, страсти, житейской хлопотливости и агрессии билась, закрытая в плотно и аккуратно сбитом теле так реально, что хотелось найти в нем краник, который можно по нужде открывать и пользоваться. «Давайте я повезу вас к одной своей знакомой пианистке. Она будет играть на рояле, а я обещал прочитать там немного из новой прозы. <> Так мы поехали к Марии Вениаминовне Юдиной, прямо в рождественскую метель,...
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 3. Размер: 46кб.
Часть текста: Шагали в ногу, все разом позвякивая железом накандальников, пропащие, отчаянные головушки, страшные, как молнии небесные. И леса шумели кругом, темные, непроходимые. Тракт жил одной семьей. Знались и роднились город с городом, селенье с селеньем. В Ходатском, на его пересечении с железною дорогой были паровозоремонтные мастерские, механические заведения, подсобные железной дороге, мыкала горе голытьба, скученная в казармах, болела, мерла. Отбывшие каторгу политические ссыльные с техническими познаниями выходили сюда в мастера, оставались тут на поселении. Вдоль всей этой линии первоначальные Советы давно были свергнуты. Некоторое время держалась власть Сибирского временного правительства, а теперь сменена была по всему краю властью верховного правителя Колчака. 2 На одном из перегонов дорога долго подымалась в гору. Обзор открывавшихся далей все расширялся. Казалось, конца не будет подъему и росту кругозора. И когда лошади и люди уставали и останавливались, чтобы перевести дыхание, подъем кончался. Впереди под дорожный мост бросалась быстрая река Кежма. За рекой на еще более крутой высоте показывалась кирпичная стена Воздвиженского монастыря. Дорога низом огибала монастырский косогор и в несколько поворотов между задними дворами окраины пробиралась внутрь города. Там она еще раз захватывала край монастырского владения на главной площади, куда растворялись железные, крашенные в зеленую краску монастырские ворота. Вратную икону на арке входа полувенком обрамляла надпись золотом: "Радуйся живоносный кресте, благочестия непобедимая победа". Была зима в исходе, Страстная, конец великого поста....
5. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава L. Прощание
Входимость: 3. Размер: 22кб.
Часть текста: речи». Во время этой встречи Пастернак предостерегал Иру Емельянову от эмиграции: «Ты привыкла объяснять себе человеческую глупость советскими условиями, но там ты столкнешься с просто глупостью, просто низостью и неблагородством, и то, что они необусловлены, будет для тебя нравственным потрясением. Но я доверяю твоей судьбе». Он хвалил и Жоржа Нива — за естественность и простоту. Выпили две бутылки «Вдовы Клико». Пастернак говорил, что хочет написать книгу о смысле цивилизации, о расчеловечивании искусства в России и на Западе: «Нет, в этом должен же быть какой-то смысл, должен!» Он думал вложить часть этих мыслей в уста Агафонова, которому, таким образом, дано будет предвидеть судьбы искусства в будущем веке, или написать отдельную статью. Вечером они с Ивинской уехали в Переделкино: она — к себе, он — на «Большую дачу». Там он принимал впервые приехавшую к нему Ренату Швейцер, с которой так долго был в переписке. После короткого разговора с ней в кабинете он повел ее знакомиться с Ольгой. Швейцер поминутно бросалась целовать его, он притворно сердился и просил у Ивинской прощения. Возвращаясь домой и раздеваясь в прихожей, застонал: «Какое тяжелое пальто!» Но высидел после этого целый пасхальный обед, во время которого говорил зажигательные речи, много пил и был весел. На...

© 2000- NIV