Cлово "ЗАБОР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗАБОРЫ, ЗАБОРОВ, ЗАБОРА, ЗАБОРОМ

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 7.
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Маргарита Анастасьева
Входимость: 6.
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 4.
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 3.
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 3.
6. Могилы знаменитостей. Московский некрополь. Пастернак Борис Леонидович (1890-1960)
Входимость: 3.
7. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 17)
Входимость: 3.
8. Борис Пастернак. Детство Люверс (часть 2)
Входимость: 3.
9. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 6)
Входимость: 3.
10. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. На даче бодрствуют
Входимость: 3.
11. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Зинаида Пастернак
Входимость: 2.
12. Свистки милиционеров
Входимость: 2.
13. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 1, страница 3)
Входимость: 2.
14. Дурной сон
Входимость: 2.
15. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 2)
Входимость: 2.
16. Нескучный сад
Входимость: 2.
17. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 7)
Входимость: 2.
18. Борис Пастернак. Охранная грамота (часть 3)
Входимость: 2.
19. Якобсон А.: Лекции о Пастернаке
Входимость: 1.
20. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 10)
Входимость: 1.
21. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 7, страница 1)
Входимость: 1.
22. Вдохновенье
Входимость: 1.
23. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XIII. "Воздушные пути"
Входимость: 1.
24. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVI. Чистополь
Входимость: 1.
25. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Исайя Берлин
Входимость: 1.
26. Катаева Тамара: Другой Пастернак - Личная жизнь. Темы и вариации. Критика толстовства
Входимость: 1.
27. Ночной ветер
Входимость: 1.
28. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 9)
Входимость: 1.
29. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава третья
Входимость: 1.
30. Тема с вариациями
Входимость: 1.
31. В.М.Борисов. Река, распахнутая настежь
Входимость: 1.
32. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 2)
Входимость: 1.
33. Немзер А.: Смерти не будет. К 50-летию издания романа "Доктор Живаго"
Входимость: 1.
34. Вильмонт Н.: О Борисе Пастернаке. Глава седьмая
Входимость: 1.
35. Борис Пастернак на Урале (отрывок из книги: Борис Пастернак - участь и предназначение )
Входимость: 1.
36. Публикации в газетах о нобелевской премии Пастернака. Статья Д. Заславского " Шумиха реакционной пропаганды вокруг литературного сорняка" (газета "Правда" от 26 октября 1958 г.)
Входимость: 1.
37. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Корней Чуковский
Входимость: 1.
38. Пастернак Евгений: К читателю
Входимость: 1.
39. Бабье лето
Входимость: 1.
40. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXX. Переделкино
Входимость: 1.
41. Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Биография (глава 6, страница 2)
Входимость: 1.
42. Болезнь
Входимость: 1.
43. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Галина Нейгауз
Входимость: 1.
44. Лейтенант Шмидт
Входимость: 1.
45. Борис Пастернак и власть. 1956–1960 гг. 31.10.1958 Стенограмма заседания Общемосковского собрания писателей СССР "О поведении Б. Пастернака"
Входимость: 1.
46. Борис Пастернак. Доктор Живаго
Входимость: 1.
47. Земля
Входимость: 1.
48. Белая ночь
Входимость: 1.
49. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XVII. В зеркалах: Цветаева
Входимость: 1.
50. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 2, часть 13)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Лидия Чуковская
Входимость: 7. Размер: 135кб.
Часть текста: Первый человек, который попался мне на гла­за, стоял на корточках за дачным забором: коричневый, голый до пояса, весь обожженный солнцем; он полол гряды на пологом, пустом, выжженном солнцем участке. Шофер притормозил, и я через опущенное стекло спросила, где дача Чуковского. Он вы­прямился, отряхивая землю с колен и ладоней, и, прежде чем объяснить нам дорогу, с таким жадным любопытством оглядел машину, шофера и меня, будто впервые в жизни увидал автомо­биль, таксиста и женщину. Гудя, объяснил. Потом бурно: «Вы, наверное, Лидия Корнеевна?» — «Да», — сказала я. Поблагода­рив, я велела шоферу ехать и только тогда, когда мы уже снова пересекли шоссе, догадалась: «Это был Пастернак! Явление при­роды, первобытность». 28/XL 46. В 2, как условились, меня принял Симонов. Снача­ла дал список поэтов, у которых надо добыть стихи не позже 15 де­кабря — по три от каждого — лирические и «без барабанного боя». — Я хочу сделать подборку: «в защиту лирики». В конце кон­цов двадцать поэтов вряд ли обругают, а если обругают, то редак­тора — что ж, пусть... Потом дал мне папку: — Сядьте в уголке и разберитесь в этих стихах — я уж совсем запутался. Я села в углу, за шкафами, где корректоры. Стала разбирать­ся. Отобрала кое-что получше. <...> 6/XIL 46. Пришла домой смертно усталая. <...> Пришла, по­лежала и решила обзвонить по телефону поэтов, от которых жур­нал ждет стихов для лирической подборки. Начала, конечно, с Пастернака, ожидая радость. А дождалась другого. Оказывается, Симонов обещал Борису Леонидовичу аванс за прозу — десять тысяч рублей2. ...
2. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Маргарита Анастасьева
Входимость: 6. Размер: 33кб.
Часть текста: В центре большой светлой комнаты стоял рояль, на ко­тором Ф. М. обычно играл сам и его знаменитые в будущем уче­ники: Владимир Горовец, Самуил Барер, Михаил Раухвергер, Владимир Белов, Мария Гринберг, Шура Аронова и, конечно, Ге­нрих Нейгауз. Генрих Густавович в то время был женат на Зинаи­де Николаевне, у них было два прелестных сына — Адик и Ста­сик. Жили они в этом же доме этажом выше. Каждое воскресенье на обед непременно приглашалась семья Нейгаузов и наша семья: мой папа — сын Ф. М., — Виктор Феликсович Анастасьев (он взял фамилию своей матери), моя мама — Анна Робертовна Грегер-Анастасьева1 (ученица Ф. М.) — и я. По воспоминаниям моей мамы, нас гостеприимно встреча­ли, была удивительная атмосфера, насыщенная поэзией, музы­кой, интересными разговорами: «После обеда Генрих Густавович частенько присаживался к роялю и много и долго играл Шопена, Скрябина, Брамса... Все были в восторге, слушая замечательного пианиста». Словом, интеллигентное общество, интересная, ин­теллектуальная атмосфера, счастливые дни... Борис Леонидович уже был хорошо знаком и дружил с Нейгаузами и с глубоким уважением и...
3. Быков Дмитрий Львович: Борис Пастернак. ЖЗЛ. Глава XXXVIII. Глухая пора
Входимость: 4. Размер: 56кб.
Часть текста: наброском. Проще всего проследить эту динамику по тогдашней прессе: примерно до конца июля в газетах и журналах попадаются еще живые стихи и рассказы, без напыщенной трескотни. Но уже с осени сорок пятого все победы начинают приписываться Сталину, простой солдат исчезает со страниц, а место его занимает ура-патриотический муляж, только и думающий о том, как бы поскорее отдать жизнь за Родину и любимого вождя. В тридцатых Сталин еще сравнивал себя с Лениным, в сороковых — с Грозным, но в пятидесятых ему уже мерещится как минимум Тамерлан (и Сталинскую премию начинают вручать за исторические эпопеи о Золотой Орде — хитом школьных библиотек становится «Батый» В. Яна). В сорок седьмом страну охватывает поистине общенациональная депрессия,— и в это же время Пастернак, у которого седьмой год десятилетия всегда обозначает начало творческого подъема, переживает почти эйфорию. В чем тут было дело? Не радовался же он позору и вырождению своей страны? Нет, разумеется. В сорок седьмом сама мысль о том, чтобы оправдывать действия Сталина и его...
4. Борис Пастернак. Доктор Живаго. (книга 1, часть 5)
Входимость: 3. Размер: 75кб.
Часть текста: воздухе, как к игре в горелки. Но все чаще им хотелось с этих горелок домой, к своим постоянным занятиям. Работа часто и живо сталкивала Живаго с Антиповой. 2 В дожди черная пыль в городе превращалась в темно-коричневую слякоть кофейного цвета, покрывавшую его улицы, в большинстве немощеные. Городок был невелик. С любого места в нем тут же за поворотом открывалась хмурая степь, темное небо, просторы войны, просторы революции. Юрий Андреевич писал жене: "Развал и анархия в армии продолжаются. Предпринимают меры к поднятию у солдат дисциплины и боевого духа. Объезжал расположенные поблизости части. Наконец вместо постскриптума, хотя об этом я мог бы написать тебе гораздо раньше, - работаю я тут рука об руку с некоей Антиповой, сестрой милосердия из Москвы, уроженкой Урала. Помнишь, на елке в страшную ночь кончины твоей мамы девушка стреляла в прокурора? Ее, кажется, потом судили. Помнится, я тогда же сказал тебе, что эту курсистку, когда она еще была гимназисткою, мы с Мишей видели в одних дрянных номерах, куда ездили с твоим папой, не помню с какою целью, ночью в трескучий мороз, как мне теперь кажется, во время вооруженного восстания на Пресне. Это и есть Антипова. Несколько раз порывался домой. Но это не так просто. Задерживают главным образом не дела, которые мы без ущерба могли бы передать...
5. Борис Пастернак в воспоминаниях современников. Тамара Иванова
Входимость: 3. Размер: 62кб.
Часть текста: наши взаимоотношения нельзя охарактеризовать иначе чем близкой и даже очень близкой дружбой. Поэт написал: «Но кто мы и откуда, когда от всех тех лет ос­тались пересуды, а нас на свете нет». На свете уже и сейчас почти не осталось его сверстников, да и не только сверстников, а хотя бы очевидцев его жизни. Поэтому позволяю себе считать свои, подкрепленные пере­пиской, свидетельства — не бесполезными. Познакомилась я с Борисом Леонидовичем Пастернаком и его первой женой Евгенией Владимировной в 1928 году. Пастернаки с первого взгляда очаровали меня и произвели впечатление на редкость ладной и дружной пары. Потом мы встре­чались не часто, но всегда очень радостно. Я недоумевала, когда узнала, что они разошлись, но недоуме­ние мое полностью рассеялось, как только я увидела Бориса Лео­нидовича (в 1932 году) с его новой женой Зинаидой Николаевной. Мы встретились в гостях у Сергея Буданцева1. Тогда мы со Всеволодом только что вернулись из первой на­шей совместной заграничной поездки. Всех присутствовавших очень интересовали наши рассказы. Но Борис Леонидович, всегда так живо на все откликавший­ся, был неузнаваем. Он ничего не видел и никого не слышал, кро­ме Зинаиды Николаевны. Он глаз с нее не спускал, буквально ло­вил на лету каждое ее движение, каждое слово. Она была очень хороша собой, но покоряла даже не столько ее яркая внешность жгучей брюнетки, сколько неподдельная простота и естественность в обращении с людьми. Любить иных — тяжелый крест, А ты прекрасна без извилин, И прелести твоей секрет Разгадке жизни равносилен. Так видел ее влюбленный поэт. Когда мы собрались уходить, я услышала, что Вера Васильев­на Ильина (жена...

© 2000- NIV